Царский доспех. Мечи и луки.

Мечи

Во многих европейских странах мечи — не только обязательная часть боевого снаряжения королей, но и их регалии. Так, в состав королевских инсигний Польши входил легендарный меч князя Болеслава Храброго — «Шчербец». Во время церемонии коронации архиепископ вручал этот меч королю со словами: «Защита церкви, сирот, вдов». В Киевской Руси меч тоже занимал особое, если не сказать символическое место.

Сохранились свидетельства о том, что существовал меч, который в домонгольское время мог бы быть и семейной реликвией русских князей «Рюриковичей» — у князя Андрея Боголюбского хранился меч св. Бориса, по мнению историка Б.А.Рыбакова, вывезенный им из Киева вместе с иконой «Богоматери Владимирской». Меч — святыня, принадлежавший князю Довмонту, был и во Пскове. Сохранился небольшой летописный рассказ, датированный 1272 г., связанный с борьбой псковичей с Тевтонским орденом. Согласно ему, князь Довмонт, готовясь к битве, вошел в церковь святой Троицы, положил свой меч перед алтарем и «над ним моляше много». После молитв игумен Сидор взял его меч, перепоясал им князя и, благословив, отпустил. Это единственное свидетельство в русских источниках о каких-либо особых ритуальных действиях, связанных с княжеским мечом.

меч

Хотя в конце XV — начале XVI в. меч в вооружении русских воинов был вытеснен саблей, последняя тоже не упоминается в разрядных книгах.

Главное место в составе комплекта русского царского оружия XVI —XVII вв. занимает саадак — набор, представлявший собой лук в налуче и стрелы в колчане. Именно присутствие саадака в комплекте царского вооружения отличает его от всех аналогичных комплектов европейских государей. Во всех документах «большой саадак» возглавляет список, а еще два и разной последовательности (или вместе с «большим» или в очередности с другим оружием) также фигурируют в составе вооружения царя. В состав «большого саадака», согласно документам XVII в., включались: лук в налуче, стрелы в колчане, «тахтуй» (чехол для налуча) и «саадачный покровец».

Лук и стрелы — были распространены во всех странах мира. В древнерусском войске они были вспомогательным оружием и использовались отдельными отрядами пехоты или легкой кавалерии, которые, как правило, начинали битву. С конца же XV в. и вплоть до второй половины XVI в. саадаки становятся основным оружием русской поместной конницы.

луки

Приведем одно из наиболее типичных описаний снаряжения русского воина того времени: «Быти ему… на службе на коне, в пансыре, в шеломе, в зорцалех, в наручех, з батарлыки, в саадаке, в сабле». Эта запись представляет собой прекрасную аннотацию к изображению русского всадника на гравюре базельского издания 1556 г. «Записок о Московии» Сигизмунда Герберштейна. В конце XVI и в XVII столетии, в связи с развитием и распространением огнестрельного оружия, саадаки начинают терять свое боевое значение и уже в середине XVII в. практически исчезают из вооружения регулярного русского войска, сохраняясь только в иррегулярных частях. Однако в разрядах походов саадак продолжает оставаться на главной позиции.

луки

Возникает вопрос: почему в разрядах всегда упоминаются три саадака — «большой», «другой» и «третий»? Это могло быть вызвано, во-первых, традиционной необходимостью — иметь для боя в запасе сразу несколько комплектов этого вооружения. Во-вторых, необходимостью соответствия каждого саадака определенному царскому наряду и, в-третьих, символическим значением. В XVI столетии три саадака могли соответствовать и тем трем основным царствам, которые входили в состав государства XVI в. — Русскому, Казанскому и Астраханскому. Косвенным подтверждением этому может быть тот факт, что впервые в документах три саадака появляются только лишь в 1555 г., после покорения Казани и Астрахани. Однако прямой связи между этими предметами царского вооружения и землями, входящими в состав Российского государства в XVI—XVII вв., в источниках не обнаружено.

луки

«Большой саадак» был изготовлен в 1628 г. для царя Михаила Федоровича и украшен «немецкими» мастерами, которые в то же время работали над созданием «большого государева наряда» — венца, державы и скипетра. Вплоть до 1656 г. он занимал первую позицию в описи Оружейной палаты, а затем был заменен другим саадаком «большого наряда», сделанным для царя Алексея Михайловича в Турции. Причем, указанный в надписи в центральном клейме саадака год изготовления — 1656 — опять соответствует времени привоза «царьгородцами» Иваном Юрьевым и Дмитрием Астафьевым вещей, относящихся к «царскому чину», то есть регалиям.

Все саадаки, хранящиеся в настоящее время в Оружейной палате и описанные в документах XVII в., объединяет обязательное наличие в украшении государственной символики России и царских геральдических знаков (грифонов, единорогов, львов). К «большому саадаку» в описи походной казны прилагался «покровец большого наряда» с изображением в центре двуглавого орла, а также двенадцати гербов земель и княжеств, отражавших полный титул государя Всея Руси.

луки

Сложно сказать, когда такого рода элементы декора появились на этих предметах. Возможно, это произошло еще в XVI в. Для XVII столетия саадаки вместе с покровцами были одними из главных носителей русской государственной, земельной и родовой царской символики. Почему для этого был избран саадак, окончательно определить невозможно. Видится, что его значение в системе русского вооружения здесь ни причем.

Русская геральдика отставала в своем развитии от западноевропейской, где основная система символики начала складываться еще в период раннего средневековья — во время первых крестовых походов. Ее главным носителем был щит рыцаря, что сохраняется и в нынешних гербах. Русские же геральдические знаки начинают появляться лишь в конце XV — начале XVI в., когда щит как обязательная часть вооружения воина исчезает. Плоский, большой саадак, так же как и покровец, могли как нельзя лучше подойти для размещения герба и символов Российского государства.

Вслед за саадаками в перечнях вооружения в разрядных книгах называется группа древкового оружия: копье, сулица и рогатина. Копье, по мнению известного специалиста в области древнерусского оружия А.Н.Кирпнчникова, «вплоть до 60-х гг. XV в. являлось основным оружием первого натиска». Русские летописи сохранили много образных упоминаний о копьях — «взять на копье», т.е. захватить город; «с копья вскормленные». Однако битва москвичей и новгородцев 1455 г. явилась последним описанным летописью крупным выступлением копейщиков. В конце XV — начале XVI столетия главным оружием русской конницы становятся саадак и сабля, что отразилось и на преобразовании на «восточный лад» всего русского боевого снаряжения — седел, доспехов и т.п.

Продолжение следует.

Автор: Алексей Левыкин.

P. S. Старинные летописи рассказывают: Порой после чтения (и писания) исторических статей, особенно о романтическом средневековье так и тянет самому взять в руки меч, сесть на коня и поскакать аки рыцарь в чистом поле. Вот только сделать все это в реальной жизни чаще бывает весьма проблематично, так что остаются разве что компьютерные игры. Интересно есть ли онлайн игры на двоих на историческую (а еще лучше рыцарскую) тему? Надо будет поискать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *