Арктические мореходы Поволжья

Арктические мореходы Поволжья

С глубокой древности драгоценные меха и моржовые клыки из северной «страны мрака» (или страны «на море Мраков», как описывают ее средневековые арабские авторы) на южные рынки поставляло Булгарское царство. Нередко это было лишь посредничество (подробно описанное в различных источниках, начиная от арабского путешественника Ибн Фадлана). Однако есть свидетельства того, что булгарские купцы и сами бывали в Скандинавии и даже ходили по морям Ледовитого океана (говоря современным языком, по Северному Морскому пути).

Каким путем могли они добираться до этих морей? Возможно, первоначально «в варяги» из Поволжья плавали по самому прямому «Артанскому» пути (Артан в контексте летописи «Джагфар тарихы» — это Прибалтика). Он проходил через Суздаль, Ростов и новгородские земли еще до их заселения славянами (как полагают многие российские археологи, предками новгородцев были поморские, прибалтийские славяне, пришедшие с запада).

Да, но ведь начало регулярных сношений Булгара со Скандинавией относится, согласно «Джагфар тарихы», именно к этой, более поздней эпохе — ко времени князя Олега (булгарские летописи именуют его «Салахби»; надо сказать, что соотнесение образов «Джагфар тарихы» с известными историческими реалиями — дело непростое: это соотнесение обосновывается либо биографическим сходством, либо общим контекстом повествования — если речь идет о географических названиях). Значит, плавали булгары уже не по «Артанскому» пути.

Первые упоминания о новом пути («путь (купца) Айхи») относится к 912 году. «Джагфар тарихы» повествует о том, что «галиджийцы» (так называли и новгородцев, и варягов) перекрыли булгарам путь к Артан-дингезе (Балтийскому морю), и последние стали сплавляться по реке Печоре (Бийсу), основав в ее устье крепость (или острог) Айхи-кала. А отсюда плыли они по морю Кук-дингезе («Синее море»), которое было частью Ак-дингез («Белое море»; возможно, Ледовитый океан), — плыли до самого «острова Садум», до Скандинавии (современного читателя удивит, что Скандинавия названа островом, но она и на средневековых европейских картах обозначалась как «остров Скандза») — Север Садума именовали «Урман» (Мурман?).

Согласно «Джагфар тарихы», вместе с булгарским купцом Айхи ходил по северному пути и отец князя Олега — Эрик. Встретив их, Тарвиль, правитель Садума, издал закон о беспошлинной торговле булгар в его земле. Этот закон подтвердил и его сын Хакан.(К слову интересно, во сколько в те далекие средневековые времена обходились грузоперевозки различных товаров из одной страны в другую).

Не близок и тяжел был этот путь «из варяг в Булгар»: за один сезон купцы не успевали вернуться. Потому и строили промежуточные крепости на этом маршруте. Возможно, еще отец Айхи — купец по имени Тоймас — заложил острог Туймас-артан все на той же Печоре (Бийсу). Охранял острог «шудский» род Куян: наверняка речь тут идет о легендарной «чуди» (возможно, о вепсах). А в устье Печоры, согласно «Джагфар тарихы», стоял еще один город (или острог — Ак-Артан («Белый Артан»). Весь же этот путь на Север именовали еще «Чулманской дорогой» — ведущей к Чулманскому морю (слово «Чулман» в контексте булгарских летописей соотносится с северной ориентацией).

Конечно, все эти сведения звучат непривычно для академического историка. Но вспомним довольно широко известное свидетельство скандинавских саг о набегах викингов на северную страну Бьярма (Биармию), расположенную к востоку от Скандинавии (и, вероятно, южнее ее). Локализуют Биармию по-разному, но все же это подтверждает наличие независимого северного пути из Скандинавии на юго-восток. Вот только был ли это наш путь «из варяг в Булгар»?

В связи с эти отметим, что историки не располагают сведениями о каком-либо ином государстве к северу от Волжской Булгарии. Кроме того, наиболее архаичное название булгар звучит как «баргар»; некоторые народы (живущие на севере Зауралья) именовали их «вару». А если учесть, что на финно-угорском Севере окончание «-ма» может означать «землю», то название страны Бьярма легко переводится как «земля булгар» (это мнение было высказано академиком М. Закиевым).

В таком случае, на «Чулманском» пути, где подолгу жили булгарские купцы, могли остаться и тюркские географические названия. И действительно, многие топонимы тут убедительно прочитываются на тюркской основе. Карское море переводили как «Снежное
море».

Конечно, происхождение географических названий — вопрос сложный и нуждающийся в детальной проработке (например, они могут восходить к каким-то очень древним праязыкам или, напротив, могут возникнуть недавно и в известном смысле случайно). Однако морские странствия древних тюркских купцов могут, наверное, косвенно подтверждаться и тем фактом, что впоследствии турки-османы чрезвычайно быстро создали мощный флот: не сказались ли тут давние традиции мореплавания в непростых условиях Арктики? Есть и безусловно достоверные исторические данные о мощном речном флоте Волжской Булгарии.

«Джагфар тарихы» сообщает, что бывали булгары-«чулманцы» (торговавшие с северными народами) и значительно восточнее Печоры. В связи с этим упомянем такие летописные названия, как Чулмыш-су (река Чулым), крепости Сюр хот (Сургут?) и Менхаз (Мангазея?). В Северном Зауралье булгары торговали с народами «дюди» и «тойма» (это они называли булгар «вару»). Здесь поволжским купцам говорили, что отсюда до «именцев» ближе, чем до Булгара. Очень важное замечание: словом «имен» называли маньчжуров, обитателей Дальнего Востока. Так что земли «дюди» и «тойма» — где-то далеко за Уральским хребтом, в азиатской части Северного морского пути.

Какова же была дальнейшая судьба этого торгового пути? В XII веке Новгород Великий стремился перекрыть альтернативные пути с Востока в Северную Европу. В XI — XIII веках в бассейне Северной Двины расселяются славяне (кстати, не происходит ли более позднее название Архангельска от корня Артан, который, по «Джагфар тарихы», часто встречается на Севере?). Торговля продолжается по рекам Мезень («Мизан» бунтарских летописей) и Печора: однако постепенно северные финно-угры («Джагфар тарихы» называет их словом «ар»), союзные Булгару, переходят в зависимость от Новгорода.

Борьба за северную торговлю шла с переменным успехом; в конце XII века новгородцы даже вновь были вынуждены открыть булгарам прямой «Артанский» путь на Балтику. Но в XIII веке опять был востребован северный путь. Восстановил его купец Садык, сын Васыла, договорившийся с правителем Скандинавии Тар-Булатом. Окончательно же заглохла северная торговля с Поволжьем во времена Золотой Орды.

С тех пор прошли века. И все же есть надежда, что удастся найти реальные следы пребывания на Севере отважных мореходов из Поволжья. Археологические исследования древних волоков в бассейне северных рек показывают, что там очень много памятников разных эпох, что «пути через водоразделы были проложены в глубокой древности и их направления в течение тысячелетий не менялись».

Речь идет о тысячелетиях! В какую же седую древность уводят нас наши исследования? Какие находки ожидают нас на этих путях? Надо сказать, что в некоторых местах, указанных в «Джагфар тарихы», уже замечены следы древних поселений. Например, в устье Печоры, у Болванского носа на высоте 10—15 метров над водой и несколько выше в песках обнаружен слой сгоревшей древесины. Не скрываются ли там руины Белого Артана?

Автор: Рустам Набиев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers