Путями хазарского царства. Часть первая.

Хазары

В степи, на месте, где некогда располагалась старинная хазарская крепость Саркел (в переводе на наш язык «Белая «вежа». Слово «Вежа» по-древнерусски означало «башня», «укрепление» и вообще «жилище»), сейчас широко разлились воды Цимлянского водохранилища. В 1952-53 годах Советская власть провела свою очередную «ударную стройку», при этом варварски было затоплено место великой исторической и культурной ценности. Но не будем о грустном, все-таки перед тем как затопить эти места была проведена археологическая экспедиция и советскими археологами было найдено много интересных исторических предметов, которые помогли пролить свет на давно минувшую эпоху. Сегодня же мы отмотаем стрелки часов немного назад, во времена, когда по волжским степям звучали стуки копыт храбрых хазарских всадников и не менее храбрых дружинников Киевской Руси.

Грозная крепость Саркел, построенная в 834 году, располагалась на берегу Дона. Ее окружали высокий вал и ров, затопленный водой. Это был опорный пункт хазарского государства, занимавшего значительную территорию на юго-востоке нашей страны. Воинственным хозяевам степей платили дань многие племена; от них откупалась даже могущественная Византия. Но и хазары не могли противостоять все возрастающей силе своего молодого соседа — растущего русского государства. К концу IX века великое княжество Киевское объединило вокруг себя разрозненные раньше славянские племена и давало отпор хазарам, требовавших дани.

В 965 году войска русского князя Святослава Игоревича с боем взяли Белую Вежу, которая с тех пор стала важнейшим политическим и торговым центром Древней Руси на юго-востоке. Это был один из ранних городов нашей страны, через который русские вели оживленный торговый обмен с Кавказом, восточными странами, а также с ближайшими соседями-кочевниками. Выдвинутая далеко в степь Белая Вежа жила кипучей жизнью средневекового города. Границы города перешагнули стены прежней крепости, население увеличилось, процветали ремесла, расширялась торговля.

Святослав

Однако мирный труд беловежцев часто прерывался набегами половцев. Эти кочевники-скотоводы пришли из Азии, быстро вытеснили из степей остатки хазар и с начала XI века стали нападать на русскую землю. Они умело использовали усилившуюся к тому времени раздробленность Руси на мелкие княжества и частые раздоры между отдельными князьями.

Белая Вежа была своеобразным русским островом в степи среди воинственных и враждебных племен и особенно часто подвергалась набегам половцев. В 1117 году под давлением кочевников, как говорит летопись, «беловежцы ушли на Русь». Брошенный русскими, пострадавший от половецких нашествий древний русский форпост на Дону прекратил свое существование. Широкие степи, леса и луга, покрывавшие берега былинной реки, стали на время для наших предков «землей незнаемой».

Снова рыщут по степям на быстроногих конях кочевники. Они врываются в русские города, уводят в рабство жителей. До начала XIII века половцы совершили на Русь несколько десятков больших набегов, предавая огню и мечу города и селения. Отдельные русские князья пытались вести борьбу с ними, предпринимали даже походы на землю половецкую. Немало сокрушительных ударов от русских дружин получили кочевники в XI веке. Но большей частью наступательные действия разрозненных русских сил были неудачны.

Одной из таких неудачных попыток вернуть Руси наследие Святослава, «испить шеломом Дона» был поход 1185 года князя Игоря Святославовича, героя знаменитого русского эпоса «Слово о полку Игореве». В начале XIII века донские степи заполнили новые азиатские кочевники, грозные и организованные: лавиной хлынули сюда орды монголо-татар. Полчища завоевателей-татар неслись на Русь. Над страной нависла темная ночь татарского ига.

Хазары

Татары были окончательно разбиты, а из многих районов изгнаны русским государством лишь в XV столетии. Но еще до этого в донские степи начинают стекаться из Московского государства беглые холопы боярские, вся недовольная княжескими порядками вольница. Свободолюбивые пришельцы объединились в военно-земледельческие организации вольных поселенцев. Они увеличили русское оседлое население края. К середине XVI столетия становятся известными первые казачьи «городки на Дону»; через полтораста лет число их превышает уже сотню. Вольное казачье население Дона крепко стояло на охране юго-восточной границы Московского государства.

Еще чуть более ста лет назад невдалеке от станицы Цимлянской из земли торчали остатки толстых кирпичных стен. Местные жители растаскивали их, и десятки тысяч массивных кирпичей пошли на постройку домов и лавок цимлянских торговцев. Крепостная стена имела 3,75 метра толщины, а по углам большие башни и меньшие в промежутках между угловыми. Открыто два выхода из крепости. Главный проход был выстлан каменными
плитами и имел по бокам караульные помещения. К вторым воротам, выходящим на реку, вела дорога, мощеная обломками кирпичей, черепками и костями животных.

Внутри крепость разделялась стеной на две почти равные части, одна из которых была изолированной цитаделью. В каждой половине были построены, вероятно, двухэтажные помещения — складские внизу, жилые во втором этаже. В наиболее защищенной части крепости возвышалась над окрестностями сторожевая башня. На примыкавшей к ней площадке отрыто несколько мраморных колонн, капителей от них и деталей зданий VI века. Они были привезены строителями крепости из Крыма с разрушенных там построек византийцев.

Один византийский историк XI века сообщает, что в Саркеле находился гарнизон из трехсот воинов. Раскопки показали, что внутри крепости действительно находились кирпичные здания для размещения войск и хранения продовольствия. Рядом стояли жилища гражданского населения, обслуживавшего гарнизон. Нередко это были полуземлянки с крышами из жердей, которые могли покрываться войлоком или кожей. Большинство же жилищ имело стены из столбов, между которыми был плетень, обмазанный глиной, и соломенную или камышовую крышу. Посреди помещения устраивался очаг в виде ямки, выложенной камнями; некоторые жилища имели небольшие печи в углу, сложенные из обломков кирпича.

Древние обитатели донских степей занимались земледелием и животноводством: в городище много зерна и костей домашних животных — быков, свиней, овец, коз, лошадей. В большом количестве обнаружены сосуды для хранения и переработки молока. Найдены также кости диких животных и птиц, на которых охотились обитатели крепости.

В остатках жилищ найдено громадное количество целой и еще больше разбитой посуды, откопана целая мастерская и жилище гончара. Яма посреди землянки оказалась наполненной глиной, готовой для лепки. Лежащий рядом сосуд высушен, но не обожжен — эта операция производилась в гончарных печах, по-видимому, в другом месте.

Любопытно, что хозяева мастерской найдены погребенными под полом своего дома. У жителей Белой Вежи процветало костерезное ремесло. Найденные заготовки и изделия из рогов оленя и сайги говорят о высокой степени совершенства мастеров-костерезов. Изумительные вещи со скульптурными головками животных и, особенно, роговые трубочки, украшенные сложными фигурами птиц и оленей, изображениями растений, представляют собой настоящие художественные произведения. Превосходна костяная головка шпильки с выгравированными миниатюрными изображениями кабанов среди растений.

Автор: И. Пиккеев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *