Житие и загадочное деяние монаха Раймонда Лулия

Раймунд Луллий

Золота — без числа! В изобилии! О таком мечтали многие государи. В том числе и английский король Эдуард.
— Расходы съедают все — казна пустеет,— сетовал он. — Налогов уже не хватает, а пошлины и так вздуты неимоверно. Где взять денег?
— Когда не помогают способы обычные, следует искать путей нестандартных,— дали совет придворные. — Что если обратиться к алхимику Раймунду Луллию?
— Мне встречалось это имя,— вспомнил Эдуард. — Кажется, он не англичанин, а испанец… Не он ли изобрел «мыслительную машину»?
— Тот самый.

КОММЕНТАРИЙ ПЕРВЫЙ. В 1274 году Раймунд Луллий написал книгу «Великое искусство», где приводил описание несложного по нынешним представлениям устройства: несколько дисков уменьшающихся диаметров были насажены центрами на единый стержень, вокруг которого могли вращаться. На периферии этих дисков, вблизи краев-окружностей, наносились понятия — «вечность», «Бог», «мудрость», «быть величественным» и т. д. Желающий узнать Высшее Откровение садился рядом с этим устройством и поворачивал диски, следуя определенным правилам — тому самому Великому искусству. После поворота, когда слова на соседних дисках выстраивались друг против друга, их надлежало считывать, ведя пальцем от стержня (центра) вдоль радиуса к периферии. В результате образовывалась некая фраза-истина, например, «божественная мудрость бесконечна». Случалось, и не столь уж редко, что устройство выдавало сентенцию совершенно бессмысленную.

Тем не менее, изобретение Луллия следует отнести к разряду гениальных и далеко опередивших свое время, ибо только через четыре столетия Лейбниц защитит на философском факультете Лейпцигского университета диссертацию «О комбинаторном искусстве», в которой укажет на недостатки творения Луллия. А русский математик А П. Юшкевич так напишет в 1961 году: «Мы можем усмотреть в прозрениях Луллия первое весьма смутное предвосхищение самой возможности математической логики и теории математических машин». Уже этим деянием Луллий обессмертил свое имя.

— Тогда поподробнее о нем,— попросил Эдуард.
— Он — францисканский монах. Из ордена меньших братьев, миноритов,— рассказывали придворные. — Весьма просвещенный человек. Его так и называют — «Доктор Иллюминатиссимус».

Но Эдуарда одолевали сомнения:
— Минориты проповедуют отказ от богатств, выступают против церковной роскоши; они бродят среди народа в простой одежде, разговаривают на варварском языке толпы.. Как может минорит дать мне много золота?
Его убеждали:
— Многие из францисканцев вполне грамотные люди. Некоторые даже преподают богословие на университетских кафедрах, с успехом выступают в ученых диспутах. Когда наш достославный соотечественник Дуне Скотт задал аудитории вопрос «Какая часть речи — Бог?»,— именно Луллий поднялся и потряс собравшихся ответом: «Бог — не часть речи. Бог — это целое!
— Хорошо-хорошо,— отвечал король. — Но это все-таки богословие. А алхимия? Сведущ ли он в ней?

КОММЕНТАРИЙ ВТОРОЙ. Серьезное увлечение Раймунда Луллия алхимией началось во время обучения в Парижском университете, под влиянием человека на добрых два десятка лет старик его — знаменитого монаха Роджера Бэкона. И вот — практические результаты опытов. В 1270 году Луллий описал свойства углекислого аммония и сернистых соединений ртути; кроме того, им был получен винный камень (тартар), поташ из растительной золы, мастика из белка и извести; он произвел очистку винного спирта, выделил эфирные масла… Позже ученые по достоинству оценят его деяния первопроходца. А Джон Бернал, известный историк науки, в 1956 году назовет Луллия «одним из основателей химического направления в науке, которое… должно было через Парацельса и Ван-Гельмонта прийти к химии наших дней».

И вот Луллий — перед королем Эдуардом.
— Да, ваше величество, я мог бы изготовить золото, если так будет угодно Богу,— учтиво отвечал он
— Что необходимо для этого?
— Прежде всего благорасположение Всевышнего.
Эдуард наклонил голову, приглашая Луллия продолжать.
— Отцом всех металлов является Солнце, а матерью — Луна, хотя она и получает свой свет от Солнца,— сказал алхимик. — Именно от этих двух планет зависит состав магистерия (философского камня, превращающего, по воззрениям алхимиков, обычные металлы в благородные, т. е. в золото и серебро).

Луллий говорил долго. Он цитировал слова Альберта Великого: «Рождение металлов идет циклическим путём; они переходят один в другой кругообразно» — и вспоминал его же высказывание о том, что ртуть есть «источник всех металлов — все металлы сотворены из нее». Он приводил на память строки из книги «Умозрительная алхимия», написанной Роджером Бэконом: «Начала металлов суть ртуть и сера. Природа стремится достичь совершенства, то есть золота». Закончил же он неожиданно.
— Мне ведомо с детства, сколь сильна просвещающая сила христианства, и я также знаю, сколь упорны взгляды неверных…
Король насторожился.
— Я сделаю золото, но пусть оно будет употреблено на обращение заблудших в истинную веру!
— Я не властен над теми, кто живет иной религией,— пожал плечами Эдуард. — И я не смогу никого переубедить выбрать себе другого бога.
— Однако, располагая золотом, вы сможете организовать против неверных крестовый поход! — вскричал Луллий. — Таково мое условие.

Эдуард задумался. Ему припомнились крестовые походы — каждый последующий тяжелее предыдущего. Немногие победы общей картины не меняли. Затевать еще один…
Но — золото! И он согласно кивнул

Луллий принялся за работу. Он действовал в одиночестве — заточенный в уединенную лондонскую башню. Прошло совсем немного времени, и английский король получил 60 тысяч фунтов золота, выплавленных из ртути, свинца и олова. Цифра, невероятная даже для сегодняшнего дня — более 25 тонн! Эдуард получил желаемое. А Луллий — нет. Крестовый поход организован не был. И более они не встречались — монах и монарх.

В 1337 году вспыхнула длительная война между Англией и Францией — Столетняя война. Минуло три года, и Европа узнала о жесточайшем морском сражении — английский флот нанес сокрушительное поражение флоту французскому. Вот тогда начался новый виток истории с золотом Луллия — король Эдуард повелел отчеканить из него монеты. Двойные дукаты. Розенобли. На одной их стороне красовался корабль с огромной раскрывшейся розой и с рыцарем, стоящим на его борту. А по окружности изгибалась так и не ставшая действительностью надпись: «Эдуард — король Англии и Франции». На другой стороне Эдуард потребовал выбить слова: «Однако Иисус прошел сквозь них насквозь» — видимо, здесь подразумевалась некая аналогия между морским сражением и библейским событием, когда Иисус прошел сквозь ряды иудеев, не будучи ими замечен. А может быть, имелось в виду совсем другое — алхимики, владеющие только им известной тайной — по внешнему виду их трудно было отличить в толпе от простых горожан. Так или иначе, но монеты эти имели хождение до 1360 года.

Такова история. Вернее, ее беллетризированная схема. Но если поинтересоваться степенью исторической достоверности, то, несомненно, тут же возникнут вопросы. Например, среди царственной шеренги английских королей можно обнаружить несколько Эдуардов. Который из них беседовал с Луллием?

Немецкий ученый Зигмар Шпауцус указывает, что появление ошеломляющего количества золота приходится на 1325 год — в то время правил Эдуард III. Но могло ли такое случиться с Луллием, если он умер, согласно наиболее устойчивой версии, 29 июня 1315 года в Тунисе? Луллий проповедовал Евангелие на североафриканском базаре, стремясь обратить мусульман в христианство, и был побит камнями. А на острове Мальорка, куда было доставлено его тело, на могиле установили плиту с надписью: «Раймунд Луллий, благочестивые убеждения коего не были никому ненавистны, лежит здесь в дивном мраморе. С тысяча триста пятнадцатого начал быть без чувств».

И еще: сколь справедливо написанное Шпауцусом, если Эдуард III по всем хронологическим канонам начал править Англией только с 1327 года?

Обратимся еще к одному варианту. Американский биохимик и известный писатель-фантаст Айзек Азимов полагает, что Луллий «изготовлял золото для расточительного короля Англии Эдуарда II». Об Эдуарде II упоминают и русские исследователи О. Алмазова и Л. Дубоносов. Эта версия звучит более правдоподобно, поскольку Эдуард ІІ занимал королевский престол с 1307 по 1327 годы. Однако в этом случае золото, изготовленное Луллием, должно пролежать без движения ровно четверть века — от кончины алхимика до 1340 года, даты морского сражения. Могло ли такое случиться в условиях жесткого финансового дефицита, да еще у правителя, которого аттестуют как расточительного?

Имеет хождение и третья гипотеза. Клаус Гофман, современный историк химии из Германии, написал, что Луллий «служил королю Эдуарду I». Вполне возможно, учитывая время правления Эдуарда I (1272—1307). Только тогда срок невостребованности более чем 25-тонного богатства увеличивается, как минимум, до 33 лет — с 1307 по 1340 годы. Какую версию принять в качестве рабочей? А может быть, золота Луллия вообще не было?

КОММЕНТАРИЙ ТРЕТИЙ. «Те монеты королевской чеканки можно и сейчас увидеть в музеях. Они изготовлены из золота высокой пробы и были выпущены, вероятно, в большом количестве, ибо многие расчеты проводились этой монетой. Это тем более поразительно, свидетельствуют историки, что Англия в те времена практически не вела морской торговли и не обладала ни колониями, ни золотыми рудниками»,— писал Клаус Гофман в работе, помеченной 1979 годом. Круг замыкается!

Еще одно объяснение, реалистическое. Никакого отношения к золоту монах Раймунд Луллий не имел. Просто Эдуард III конфисковал золотые предметы из церквей и монастырей, а затем отправлял их на переплавку. Отсюда и «золото высокой пробы». Грубо. Неромантично. Однако — вероятно.

Только отчего же тогда величественное имя короля Англии связывают с бродячим алхимиком, к тому же иностранцем, даже те ученые, которые напрочь отрицают идеи и методы алхимии? Почему не припишут это удивительное деяние алхимику более престижному, чем странствующему монаху, например, папе Иоанну XXII, который в 1334 году оказался обладателем несметных сокровищ, наработанных, как явствует из написанных им алхимических сочинений, при помощи философского камня — магистерия?

Сможет ли кто-нибудь ответить на эти вопросы?

Продолжение следует.

Автор: Анатолий Карташкин.

One Response to Житие и загадочное деяние монаха Раймонда Лулия

  1. Антон says:

    В романе Д.Гербера «Ангел, стоящий на солнце» описана версия Азимова — Луллий создает золото для Эдуарда II, якобы для организации нового крестового похода. Описана и гибель ученого в Тунисе. Хотя произведение с уклоном в мистику, роман любопытный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *