Заново открывая 1492 год

Открытие Америки

1492 год. Пятисотлетие которого недавно отмечалось в мире, начал процесс взаимопознания и взаимообменов между всеми народами Земли и предсказал приход новой эпохи. История человечества, которая до тех пор была фрагментарной, приобрела универсальность, а само человечество, несмотря на все различия между культурами и цивилизациями, стало единым. От этой даты человек, который был преимущественно «историческим существом», навсегда превратился в «сущностного человека», о котором мечтали еще философы и мыслители античности.

Мифы, предчувствие, жизненные и научные императивы неуклонно вели к тому, чтобы 12 октября 1492 года два полушария соединили свои судьбы более таинственным морем, которое так пугало мореплавателей, хотя космографы и поэты уже давно разгадали его секрет. Две половины Земли соединились в одно целое, и, открывая для себя незнакомый мир, человек начал открывать самого себя. За первой встречей было множество других встреч, длинная цепь которых толкала народы и государства на путь перемен и все большей взаимозависимости, путь, которому нет конца и ныне.

В самом деле, и сегодня ежедневно происходят встречи — между теми, кто эмигрирует, и теми, кто дает приют; между теми, кто имеет все, и теми, кто не имеет ничего; между теми, кто встал на путь знаний, и теми, кто этого пути никак не найдет. Мы живем ныне на планете, будущее которой, хотим мы того или нет, затрагивает нас всех. Все мы находимся на борту одного корабля под названием «Земля», поэтому, чтобы не пойти ко дну всем вместе, должны держать правильный курс. Больше, чем когда-либо, наш мир сегодня — единое целое.

Поэтому мы должны откровенно говорить про большие глобальные социальные, культурные и экологические проблемы.

Вот почему пятисотлетие встречи двух миров никого не оставляет равнодушным. Споры о природе этого события – было ли оно открытием, или столкновением культур, или плодотворной встречей или упущенной возможностью – дают пищу полемике, которая имеет не только семантическое направление, но и отражает попытки одновременно справедливо оценить прошлое, а главное — смело заглянуть в будущее с позиций настоящего, чье удивительное разнообразие передается в американской культуре, в частности, в искусстве, литературе и музыке.

Именно для будущего надо сделать так, чтобы размышления о прошлом Америки сосредоточились, прежде всего, на мужестве и достоинстве тех, кто был участником как бурных, так и мирных событий на континенте в течение пяти веков. Попытки судить кого-то или оплакивать что-то задним числом ничего не стоят. Историю надо воспринимать такой, как она есть, с ее теневыми и светлыми сторонами, стремясь к тому, чтобы раны, нанесенные во время трагических событий, зажили как можно скорее.

Прошлое с глубокой древности живет в сорока миллионах автохтонов, которые сохранили свою этническую, культурную и языковую самобытность, в археологических памятниках, в национальной символике, в изобразительном искусстве, в архитектуре, в одежде, в музыкальных ритмах, в традициях, в обычаях, в разнообразных кулинарных вкусах континента. Это наследие является не только частицей американской самобытности и национального самоопределения народов Латинской Америки, но и составляющей частью Всемирного достояния человечества.

Величие и бессмертие американских индейцев в том, что они не замкнулись в самоизоляции, а живут в братском сотрудничестве американских народов, в единстве, которое выступает гарантом разнообразия. Культура, как и любовь, расцветает лишь, когда она взаимна. Подобно маяку, что излучает сияние множества разных ярких лучей, смешанная Америка является разительным доказательством жизнеспособности и мощи процесса созидания и преобразования.

Взаимообогащение культур можно увидеть в иберо-американских пейзажах, в таких городах, как Куско, где встретились произведения искусства инков, испанцев и перуанцев; в сочетании стилей и влияний на площади Трех культур в Мехико; в синкретичних религиозных обрядах в Чичикастенанго в Гватемале; в красоте архитектуры барокко Ауро Прето и Чикитос; в литературном совершенства произведений Инки Гарсиласо и Фелипе Гусмана Помы де Айяла. Уникальность Америки — в перемешивании всех народов: туземцев, иберийцев, африканцев, европейцев, арабов и азиатов — всех строителей нового континента. Он общее произведение как тех, кто жил здесь издавна, так и тех, кто сюда пришел — то по зову судьбы, стремлений и надежд или порой даже против собственной воли, а также тех, кто родился в Новом Свете – детей самой истории.

пирамида майя в Чичен Ице

Итак, американское смешивание стало источником интеграции и обогащения, творческой конвергенции, новаторского подхода к судьбе человека; самоотверженности в защите веры, которая стала общей для всех; разнообразных культурных отношений, где не хватало стычек, сопротивления, ассимиляции, обучения и освоения. Как писал Хосе Васконселос в «Космической расе», что «призвание иберо-американской расы» в том, чтобы стать плавильным тиглем, где «все культуры переплавляются в одну культуру».

Действительно, Америка является тем тиглем, который предвещает единственно возможное будущее для остального мира, а именно — такое желанное будущего сосуществования человеческих существ из разных культурных слоев, чьи жизни переплетутся, чьи голоса сольются, образуя сложную и прочную основу грядущего человечества.

Благодаря телекоммуникациям, которые мигом распространяют новости о сложных событиях нашего времени, где бы они ни случились, мир стал теснее и благоприятнее для связей, и важную роль здесь сыграли два общих языка Латинской Америки — испанский и португальский. Однако Латинская Америка уже давно избавилась от диктата метрополии, которая диктовала ей свой синтаксис, она стала местом обновления языка благодаря коммуникационной сети, широко открыла сцену истории.

Благодаря иберийским языкам страны Латинской Америки сейчас обогащают свое собственное этническое и лингвистическое наследие как в общении между собой, так и перед лицом всего мира. Они вплетают свой голос в многоголосие современной культуры, в частности, в области литературы. «Родина писателя – это язык», – твердил Франциско Айяла, «испаноязычный писатель». Только общий язык может действенно помочь в создании «великой Родины», а также в том, чтобы смело «смотреть в глаза» вызовам современности.

Симон Боливар, мечтая об объединенной Латинской Америке, писал, что «образование является устоем воли». Эта мечта не может стать явью без языкового и духовного путеводителя, без уважения и внимания к самобытным культурам. Эта великая мечта, хотя и обесцененная раздором более чем полуторастолетней давности, сегодня возрождается в политической воле к единению в масштабах континента. Создание зон свободной торговли и региональных общих рынков, а также сотрудничество в области образования и науки стали отправной точкой процесса, политическим проявлением которого была первая иберо-американская встреча в верхах, состоявшаяся в Гвадалахаре (Мексика) 18 — 19 июля 1991 года.

По этому случаю главы государств региона, Испании и Португалии начали процесс экономической, образовательной и научной интеграции, к которой должны позже присоединиться и сотрудничество в области культуры, где предусмотрены, в частности, меры по свободной циркуляции товаров и услуг. На встрече в верхах проблемы Латинской Америки рассматривались, к тому же, в мировом контексте с выходом на многочисленные глобальные проблемы, особенно проблемы окружающей среды, которые требуют значительных усилий на национальном уровне.

Во всех этих начертаниях значительное место придано смелости и изобретательности, призванном корректировать нынешнее неравенство. Если мы говорим о моральном долге перед Латинской Америкой со стороны наиболее развитых стран, то так же надо делать акцент и на «внутреннем социальном долге» латиноамериканских стран, где социально-экономические несоответствия обрекли на крайнюю нищету многочисленные слои населения. Поэтому предстоит мобилизовать смелость и воображение, чтобы создать «новые модели», способные открыть горизонты надежд на будущее, несмотря на все разочарования прошлого и несоответствия современного.

Это общая задача касается не только Латинской Америки, но и всего человечества. И это — лучший способ отметить 1492 год, дату не только встречи двух миров, но и встречи современного человека с общей для всех судьбой, то есть встречи с самим собой.

Автор: Федерико Майор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *