Пляшущие человечки: из истории танцевального искусства

Пляшущие человечки

Все помнят конандойловских пляшущих человечков. Кто, казалось бы, кроме детей, мог нарисовать эти забавные фигурки? Но берем совершенно серьезную книгу А. Цорна «Грамматика танцевального искусства и хореографии», вышедшую в Одессе в 1890 году, и видим там совершенно аналогичные рисунки. Да и сам Конан Дойл свои рисунки сравнивал с танцем. Он писал: «Новый танец имел такой вид…»

Подобные рисунки встречаются и в других работах, посвященных танцевальному искусству. А если обратиться к древней истории, то и некоторые петроглифы напоминают пляшущих человечков. Наверное, Конан Дойл воспользовался похожими изображениями из какой-нибудь книги, попавшей ему под руки. А таких книг могло быть немало.

Зачем же приводятся в них «пляшущие человечки»? Дело в том, что различные специалисты давно ломают голову: как записать движения человеческого тела. Вопрос этот приобретает все большее значение в искусстве, спорте, медицине, при изучении различных трудовых процессов. Исторически сложилось так, что впервые и в течение длительного времени этими вопросами занимались в связи с танцевальным искусством. И сейчас в балетном искусстве без системы записи танца не могут быть решены многие важные проблемы, такие, например, как сохранение фольклора и классического танцевального наследия, создание научной теории танцевального искусства и научный анализ хореографического произведения, рациональная постановка преподавания, фиксация авторства хореографа.

Первую попытку зафиксировать в записи танец приписывают обычно Маргарите Австрийской (1482—1530). В ее рукописи, которую называют «Брюссельский кодекс бассдансов», под каждой нотой мелодии поставлены начальные буквы названий определенной комбинации в танце. (К слову подобные исторические рукописи невероятно ценные и для их хранения необходимо позаботится о надежной охране, подробнее о том, как заказать охрану бизнеса, офисов и помещения смотрите по ссылке). Существовавшие каноны придворного танца не требовали подробного описания всех его элементов — достаточно было условно обозначить ту или иную фигуру танца и указать их последовательность. Такую запись могли понимать лишь те, кто хорошо был знаком с канонами этих танцев.

придворный танец

В 1581 году в Венеции вышла книга Ф. Карозо «О балете», в которой в виде стилизованной розетки впервые дается план передвижения исполнителей по сцене. С усложнением танцевального искусства и появлением профессиональных танцовщиков к концу XVII века возникает потребность в более конкретной записи. В 1700 году появляются два сборника танцев французского балетмейстера Рауля Оже Фейе. Он уделял большое внимание классификации различных па и их графическим обозначениям. Фейе впервые ввел термин «хореография», который у него обозначал запись движений и лишь впоследствии стал термином, обозначающим искусство танца.

В основе записи Фейе лежит обозначение шага левой и правой ноги и различных добавочных промежуточных движений. Особыми отметками он разделяет движение на музыкальные промежутки и записывает музыку параллельно записи движений. Фейе не разлагает движений на элементы, а изображает определенным знаком (иероглифом) комплекс движений. «Хореография» Фейе имела в XVIII веке много последователей. Все они пытались усовершенствовать его иероглифический принцип записи, но сам принцип не меняли.

история балета

Иероглифическая система записи все меньше и меньше стала отвечать потребностям бурно развивающегося в XIX веке балетного театра. Балет становится самостоятельным видом искусства, перед которым ставятся сложные драматургические задачи. Образность хореографии возрастает, появляются новые движения и позы. Наиболее распространенным способом записи теперь становятся упрощенные рисунки — скелетики, то есть пляшущие человечки. Таких систем было много.

Пляшущие человечки

В 1892 году в Париже выходит книга В. И. Степанова «Хореография», в которой он предлагает в основу системы записи положить научный анатомический подход. Он пытается подробно записать положение почти всех частей тела танцовщика.

Особый интерес представляет система «Нотной записи движений человеческого тела», опубликованная в 1928 году К. Сотониным. Для каждой части тела он отводит строку: таких строк у него пятнадцать. Положение каждой части тела записывается относительно самой неподвижной из них — таза. Условными значками обозначается направление движений каждой части тела, при этом углы определяются в квинтелях (1/20 окружности). Особыми значками обозначаются музыкальные соотношения. Таким образом Сотонин создал наиболее абстрактную систему записи движений.

Р. Лабан из Вены в своей «Хореографии» (1926 год) для фиксации в первую очередь направления движений помещает рисунок человека в икосаэдр. В другой своей работе, «Кинетографии», Лабан помещает знаки движений на пяти нотных линейках. Его система подкупающе проста, но она охватывает лишь очень ограниченные условия движений.

В 1940 году издательство «Искусство» выпустило толстую книгу большого формата Србуи Лисициан «Запись движения (кинетография)». Автор делит движения тела на кинетотакты — отдельные положения тела. Кинетофраза состоит из различных кинетотактов, в том числе из кинетотакта лица. Используя принцип скелетика, Лисициан показывает положение фигур в двух плоскостях.

Сейчас, когда кино и телевидение способны зафиксировать все что угодно, кажется, будто незачем пытаться создавать системы записи движений. Но это не так. Как магнитофонная лента не заменит ноты или азбуку, так и кино и телевидение не способны вытеснить запись, сделанную рукой балетмейстера, хореографа, исследователя трудовых процессов или движений спортсмена.

Автор: Г. Замуэль, балетмейстер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *