Из истории русско-индийских отношений

индийские купцы в Москве

Долог путь через горы и реки из Индии до Москвы, однако уже триста лет назад на улицах русской столицы можно было видеть индийцев. Именно в XVII веке было положено начало более или менее широким торговым и культурным связям между Россией и Индией. Купцы, приезжавшие с восточными товарами, привозили из Индии знаменитую индийскую парчу (камку), узорчатую и простую кисею, набивные хлопчатобумажные и шелковые ткани, лекарства и изделия индийского художественного ремесла — оружие, замысловатые шкатулки и т. п.

Из Персии индийские купцы везли чудесные ковры, шелковые ткани и драгоценности. Продавая все это в своих лавках в Торговых рядах, индийцы закупали русские товары для Востока: кожи, меха, воск и мелкие медные изделия, порой была там даже детская одежда. Торговлю они вели по тем временам очень крупную: так, в 1647 году индийский купец Сутур, двадцать пять лет проживший в России, получил у московского царя заем в четыре тысячи рублей, а в залог оставил на пять тысяч рублей пушнины. Кроме торговли, индийцы отдавали деньги под проценты, как тогда говорили — «в рост».

Жили индийские купцы в Москве на специально построенном для восточных купцов постоялом дворе. Он находился на тогдашней окраине города; сразу за ним начинался вал, а потом крутой незастроенный спуск к Москве-реке.

Индийцы в России пользовались полной свободой вероисповедания, исполняли свои обряды и держались сообща. Однако в быту от некоторых привычек им пришлось отказаться: в холодном московском климате нельзя было обойтись одной вегетарианской пищей или ходить в дхоти. Видимо, индийцы зимой одевались в теплые шубы и шапки, как и коренные москвичи.

На вопросы, откуда они родом, индийские купцы в России отвечали: «Из Мультана». Они были главным образом уроженцами самого города, однако некоторые из них родились и в окрестных деревнях. Судя по именам, почти все они были индусами. Правда, русские писцы воспринимали на слух незнакомые им имена крайне неточно, каждый по-своему. Например, одно и то же имя было разными писцами записано как Сутур, Чютра и Шутрай. Кроме того, индийцам в виде фамилий давали прозвища, иногда обязанные своим происхождением занятию или месту жительства в Индии: Киндеков (очевидно, от профессии — продавец ткани «киндяк») или Лагори Банин, то есть «банья» (торговец) из Лахора. Однако почти все имена, поддающиеся правильному прочтению — Кришна, Рам Чандра, Будха Рам, Вир Бал, Дава Мал и т. п., — являются именами индусскими. Только два индийских купца носили мусульманские имена — Хаджи Мулла и Алауд дин Аюб.

ПУТЬ В РОССИЮ

Выйдя из Пенджаба, караваны купцов пересекали афганские горы и иранскую пустыню и приходили в Исфахан — тогдашнюю столицу Ирана, где давно жила большая колония индийских купцов. Такие же поселения индийских купцов были в Кабуле, Кандагаре, Балхе, Бендер-Аббасе, Ширазе и Бухаре. Всего за пределами Индии жили в XVII веке, по тогдашним подсчетам, от 10 до 12 тысяч человек.

Хотя индийцы хорошо освоились с требованиями иранского рынка и ориентировались в иранских условиях, но для них в этой стране все было чуждым и враждебным. Это было время постепенного распада сефевидского государства. Центральная власть ослабела, наместники своевольничали, бесконтрольно распоряжаясь жизнью и имуществом не только своих подданных, но и иностранных купцов. В документах часто встречаются жалобы купцов на притеснения различных иранских наместников и начальников, жалобы на незаконные задержки, порчу товаров, прямой грабеж, вымогание «подарков». Индийцев притесняли и в вопросах религии — не давали им свободно выполнять свои религиозные обряды и исповедовать свою веру. Поэтому самые предприимчивые из индийцев не останавливались в Иране, а шли еще дальше на север, к берегам Каспийского моря — в Шамаху, в Дербент, в Баку, наконец, в Астрахань.

В XVII веке в Баку было несколько караван-сараев, в которых останавливались заморские купцы. В этом городе проживало много индийцев-гебров (зороастрийцев), построивших там храм огня. Эти гебры — «джукки», как их называли тогда в Баку, — не чуждались и торговли. Они привозили восточные товары в Москву.

Самая большая индийская колония была, однако, в Астрахани. В те дни Астрахань являлась крупным торговым центром, где сходились Восток и Запад, Север и Юг. Туда приезжали бухарские купцы с пестрыми тканями, туркмены с войлочными коврами, туда приносили меха, воск и кожи разной выделки русские торговцы, обменивавшие свои товары на заманчивые изделия иранского и индийского ремесла. Здесь опыт иранской торговли и связи со своими соплеменниками в разных странах Среднего Востока создавали для индийцев благоприятные условия, помогая им побеждать своих конкурентов. Иранские и армянские купцы часто выступали в России в роли агентов шахской казны, а индийцы, как правило, торговали только за свой страх и риск. Поэтому они очень нуждались в тесной взаимной поддержке и помощи.

ИНДИЙЦЫ В АСТРАХАНИ

В Астрахань индийцы приезжали торговать еще до того, как этот город стал русским. Но вначале там селились только отдельные индийские купцы. К середине XVII века в Астрахани уже постоянно жило от двух до четырех десятков индийцев, и царь удовлетворил их просьбу «сделать в Астрахани двор особной, индейской». С 1649 года этот индийский двор упоминается в русских документах. Очевидно, здесь индийцы жили, торг же велся в другом, видимо, каменном здании, где были расположены их лавки.

Индийская торговля в Астрахани приносила большой доход казне, и русское правительство оказывало покровительство индийским купцам. Когда в 1647 году индийцы пожаловались на притеснения со стороны переводчика — казанского татарина, из Москвы пришел приказ астраханскому воеводе Куракину выслать этого переводчика из Астрахани, а индийских купцов «вперед приучить, а не отогнать… чтоб индийцам… обид, и тесноты, и убытков никаких не делали». Вообще в Московском государстве индийцы пользовались гораздо большей обеспеченностью личности и имущества, чем в других городах Каспийского моря или в Иране.

Многие индийские купцы принимали русское подданство, и тогда они не только пользовались теми же правами, что и русские купцы, но московское правительство выступало защитником их личных и имущественных интересов даже за границей, в Иране. Так, в ответ на жалобу уже известного нам индийского купца Сутура, у которого в Иране местные власти отобрали товар, в 1654 году в Исфахан русским послам был послан наказ переговорить об этом деле с шахом Аббасом. Ходатайства русских послов увенчались успехом: они получили грамоту от шаха с приказанием иранским властям отдать все отнятое у астраханских индийцев и взыскать с иранских должников все следуемые индийским купцам суммы.

В далекий путь из Индии в Россию пускались обычно молодые купцы, оставлявшие свои семьи в Индии. Женщин с собой в трудную и опасную дорогу не брали, поэтому в XVII веке в России не было видно ни одного сари — обычного одеяния индийских женщин. Индийцы, селившиеся в Астрахани на долгие годы, а иногда и навсегда, брали в жены местных татарок. Они проживали вместе с татарской родней своих жен в отведенном для индийцев постоялом дворе. Там за высокой стеной из деревянных кольев стояли отдельные деревянные «избы», где индийцы могли жить, соблюдая свои обычаи. Детей от браков индийцев с татарками называли «агрожанами» (очевидно, от испорченного татарского слова «оглы» — сын). Позднее, в XVIII веке, в Астрахани выросла целая «Агрожанская слобода».

индийский купец

Индийцы не ограничивались торговлей в Астрахани. Они везли «самые добрые свои товары» в другие русские города — в Ярославль, Смоленск, Казань, Симбирск, Чебоксары, Царицын, в Нижний Новгород и в Москву. У них покупали охотнее, чем у русских, так как хорошо знакомые с иранским и другими восточными рынками индийские купцы могли выгоднее покупать и, следовательно, дешевле продать товар, чем русские купцы, значительно реже выезжавшие за пределы России. В ноябре 1684 года русские купцы подали царю челобитную с просьбой запретить их индийским конкурентам выезжать для торговли из Астрахани в другие русские города, и в первую очередь в Москву. Однако доходы казны от индийской торговли были так велики, что, вводя всякие запреты на эту торговлю по просьбам именитых русских купцов, правительство одновременно смотрело сквозь пальцы на нарушения запрещений и индийцы продолжали получать разрешения на оптовую и розничную торговлю в ряде русских городов, в том числе и в столице.

СВЕДЕНИЯ ОБ ИНДИИ

Вместе с тем русские купцы и московское правительство неоднократно стремились сами наладить непосредственную торговлю и дипломатическую связь с Индией. Для этого правительство собирало всякими путями сведения об Индии: специальные чиновники допрашивали всех русских, побывавших в Индии (обычно пленных, угнанных туда), расспрашивали у бухарских купцов о дорогах, ведущих в далекую страну, посылали наказы своим послам в Иране сообщать все, что там известно об Индии. Конечно, осведомленность Москвы была меньше, чем осведомленность англичан или голландцев, которые посылали в Индию свои корабли и владели факториями на индийском побережье.

Однако все же некоторые факты о текущих событиях в Индии Москва узнавала раньше, так как вести из северной Индии шли быстрее через Иран и по Волге, чем вокруг мыса Доброй Надежды. Различные перипетии затянувшейся на долгие десятилетия борьбы Индии и Ирана за Кандагар, походы Шах Джахана на Балх, индийские миссии в Иране — обо всем этом московское правительство было довольно подробно и своевременно осведомлено. В Москве интересовались не только империей Великих Моголов, но и Индией в целом. Например, в 1665 году русские послы в Иране сообщили все, что им удалось узнать, о южно-индийском государстве Голконда в связи с бегством в Иран одной из дочерей правителя Голконды — Абдуллы Кутб-шаха.

РУССКИЕ ПОСОЛЬСТВА В ИНДИИ

Русские купцы не ограничивались одним сбором сведений об Индии. По их инициативе московское правительство в течение XVII века послало к индийскому падишаху три посольства и одну торговую экспедицию. Два первых посольства возглавляли русские купцы, которых снарядили и снабдили товарами богатый московский купец Василий Шорин и другие московские торговые люди. Послам были даны грамоты и наставления, в которых им вменялось в обязанность подробно разузнать о политическом положении Индии, о ее государствах, ее ремесле и сельском хозяйстве, ее дорогах и обычаях и, конечно, о наличии в Индии пригодных для России товаров. Интересно, что послам предлагалось обеспечить переселение в Россию индийских ремесленников ряда профессий.

Послам, однако, не удалось достичь Индии. Никита Сыроежин в 1646 году не был пропущен шахом через Иран, а Родион Пушников и Иван Деревенской, посланные туда в 1651 году, вынуждены были вернуться из Ирана с полпути, претерпев всякие мытарства от местных иранских властей и лишившись своих товаров.

Несмотря на неудачи с двумя посольствами, царское правительство не оставило своих попыток завязать связь с Индией. На этот раз посольство избрало другую дорогу — через Бухару. Во главе его был поставлен бухарский купец из Астрахани Мухаммед Юсуф Касимов. В 1676 году посольство дошло до Кабула, принадлежавшего тогда империи Великих Моголов, но не было допущено в Дели из-за войны на афганской территории и мятежа в индийской столице. К тому же Аурангзебу, тогдашнему правителю Могольской Индии, стало известно, что Касимов везет с собой просьбу продать Москве две-три тысячи пудов индийского серебра и драгоценных камней в обмен главным образом на русскую пушнину, причем предполагалось эту сделку возобновлять и в дальнейшем «во все годы, без урыву». Однако непрерывные войны в Индии и начавшийся феодальный распад совершенно опустошили казну Аурангзеба, и он этой просьбы русского царя удовлетворить все равно никак не мог. Единственное, что удалось Касимову, — это выкупить русских пленников в Индии и привезти их с собой на родину.

В конце XVII века, в 1695 году, в Индию была отправлена торговая экспедиция во главе с купцом Семеном Маленьким. Маленький добрался до Индии и пробыл там два года, закупив индиго и другие товары. Однако на обратном пути в Иране ему пришлось испытать много злоключений от жадности многочисленных шахских наместников. Он умер, так и не дойдя до родины. Его товарищи смогли доставить в Москву только часть товаров и великолепный по оформлению фирман Аурангзеба, написанный по-тюркски. В этом фирмане Великий Могол наказывал индийским властям допустить торговлю Семена Маленького в Индии беспошлинно.

Автор: К. Антонова.

2 Responses to Из истории русско-индийских отношений

  1. Наталия Бутусова says:

    Странно, не получается написать на сайт.»Ошибка при отправке сообщения. Попытайтесь позже или обратитесь к администратору сайта»
    Здравствуйте, уважаемые создатели сайта!Случайно обнаружила его, вот на этой странице http://travel-in-time.org/puteshestviya-vo-vremeni/iz-istorii-russko-indiyskih-otnosheniy/ не подписаны автор и названия картин, которые были использованы.Подпишите, пожалуйста, с указанием источника информации. Автор картин.

  2. Павел says:

    Наталия Бутусова буду благодарен если вы сообщите автора и названия картин, чтобы я мог их указать в статье, спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers