Географические представления древних

Географические представления древних

На полотнах, созданных историками,— бесчисленная череда культур, существовавших и исчезнувших в глубокой древности. Эти культуры кажутся нам то очень сходными, то бесконечно разнообразными. На картах и схемах источников они то выстраиваются в стабильные ряды, то как бы внезапно «ломаются», исчезают, сменяются новыми. За этим встает проблема взаимосвязанности древнего мира. Каким он был, этот мир: связанным или разобщенным? Был ли он заполнен мозаикой калейдоскопичных культур, которые развивались сами по себе, или развитие это было сложным, взаимообусловленным и взаимозависимым?

Более ста лет назад выдающийся английский этнограф Э. Тэйлор утверждал, что «мир, известный древним, представлял весьма ограниченную область, расположенную вокруг их собственной страны», и взгляд этот был типичным. При этом Тэйлор отнюдь не фантазировал: в основе его умозаключений лежали изученные им свидетельства — письменные и устные. Почти всегда в них говорилось, что за пределами родной страны жили какие-то иные, порой очень странные люди. Им могли приписывать всяческие ужасы, физические и душевные уродства. Таковыми были, по рассказам скифов, одноглазые люди — аримаспы — или же люди козлоногие, обитавшие где-то в районе Урала. У Гомера южный край Земли населяли карлики-пигмеи, постоянно сражавшиеся с журавлями, и рассказам такого рода нет числа.

Геродот, которого по праву считают не только «отцом истории»» но и географии, спорил в IV веке до новой эры не только о числе известных ему материков, но и об их величине: «Если же правы ионяне, то я могу сказать, что эллины и сами ионяне не умеют считать: они утверждают, что существуют три части света — Европа, Азия и Ливия (Африка). К ним, однако, придется причислить еще и четвертую…— египетскую Дельту».

Геродот хотя и не знает, омывается ли Европа с востока и севера морями, но уверен, что эта часть света очень велика и равна по длине Азии и Африке, вместе взятым. А вообще-то край ведомой ему земли в сущности почти граничил с Элладой: уже за Истром (Дунаем), как думал историк, лежат беспредельные и необитаемые области. На юго-востоке ойкумена отодвигалась, правда, значительно дальше — до Инда, но и за этой страной лежала «песчаная пустыня», «мрак».

«Мрак» этот не рассеялся и спустя почти две тысячи лет. В XIII веке великий исландский писатель Снорри Стурлусон свел воедино в «Круг земной» все саги своего народа. Кроме богатейшего исторического материала XI—XIII веков из этой антологии мы узнаем и о географических представлениях древних исландцев. С географического описания начинается, к примеру, сага об Инглингах:

«К северу от Черного моря расположена Великая, или Холодная Швеция… В Швеции много больших областей. Там много также разных народов и языков. Там есть великаны и карлики, и черные люди… Там есть также огромные звери и драконы…»

Любопытны все же парадоксы развития географической науки! В XIII веке энтография, или же география народов, находится на уровне туманных легенд, а за 1600 лет до этого многие образованные греки уже знали, что планета наша шарообразна. В III веке до новой эры Эратосфен в Александрии при помощи своеобразного математического метода сумел вычислить длину окружности Земли. У него получилось 39 690 километров! — ошибка в 310 километров кажется и ныне ничтожной. В середине II века до новой эры великий астроном Гиппарх предложил употреблять сетку параллелей и меридианов. А спустя еще триста лет Клавдий Птолемей создал свою знаменитую «Географию» с двадцатью семью картами, на которых были нанесены около восьми тысяч различных географических пунктов — от Канарских островов до Китая. Однако карты Птолемея, определив целую эпоху в развитии науки, вряд ли могли дать многое для этногеографии. А ведь она и интересует нас в первую очередь.

Итак, древний мир населяли разобщенные народы. Этносы жили тогда своей обособленной жизнью, а их представления друг о друге и об окружающих землях наполнялись диковинными фантазиями и были очень далеки от реальности.

К такому заключению еще недавно приходили многие исследователи на основании свидетельств людей, оставивших записи о своем времени. Логика заставляла думать, что все это, только в еще большей степени, можно было отнести и к отдаленным эпохам — эпохам бронзы и камня. Однако, к счастью, помимо свидетельств людей, склонных очень часто, как известно, заблуждаться, история располагает вполне объективными данными, правда, нуждающимися в умелом их прочтении — данными науки археологии.

Продолжение следует.

Автор: Е. Черных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *