Женщина в средневековой Монголии. Часть вторая.

Женщина в средневековой Монголии

Чингизиды (потомки Чингисхана) не долго могли удержать такое большое государство. Скоро начались восстания отдельных монгольских князей, особенно западномонгольських племен. Князья этих племен объединились в XIV веке в союз — ойрат. Создание ойратов привело за собой появление нового законодательства, которое должно регулировать взаимоотношения членов союза. Таков Цааджин-Бичик (приказ, устав) ойратской эпохи.

В Цааджин-Бичик подчеркивается положение женщины, охраняющей семейный очаг. «Женщину, когда она сидит на своем обычном месте в юрте, а именно справа от входа за очагом в ногах господаревой кровати, никто не смеет тронуть. Она же может обругать чужого, или даже бросить в него поленом или чем-то из домашних вещей, когда только того захочет. Но, когда она в споре сойдет со своего места, или выйдет из юрты, она теряет свое право и тогда могут ее наказать за оскорбление».

Создание ойратского союза не прекратило внутренней борьбы между монгольскими князьями, а в то же время для Монголии росла опасность в лице ханов, сбросивших Юаньсько-монгольскую династию, вскоре они начали угрожать самой Монголии. Снова появилась потребность в установлении прочного союза против внутренних и внешних врагов. В 1640 году монгольские князья съехались на совещание. На этом съезде закреплено новый союз и создан монголо-ойратский устав, который должен нормировать условия союза князей.

В этом новом монголо-ойратском уставе положение женщины нормируется двояко: в семье и вне ее. Родовой быт привел к полному порабощению женщины в семье. Не только дочь, но и воспитанница полностью подлежала господину дома. Правда, воспитатели имеют определенную ответственность. Когда кто-то дал дочь на воспитание, а потом хочет ее вернуть назад, то за хорошо воспитанную девушку платит один десяток коров, когда же девушку воспитали плохо, воспитатели получают лишь половину выкупа.

Устав нормирует и домашние наказания. Когда свекровь выбьет свою невестку в вину, это ничего, но когда выбьет безвинно, то платит наказание за, тяжелое избиение один десяток коров, среднее — пять коров, за малое — только одну. Когда это свекор побьет невестку, платит наказание в два раза больше. Но муж вполне свободно распоряжается женой. Покинув ее, он может ее убить и наказание за это … таки да — снова один десяток коров (вероятно монголы любили это число), то есть столько же, как за убитого раба и на половину меньше того, что платит свекор за избитую невестку.

Женщину, которую бросил муж можно купить за небольшое количество скота, от одного коня и верблюда до десяти (когда она знатного рода). Кто убьет в бою мужа, получает жену.

Приказы ойратских ханов имели иногда очень своеобразную форму. На скалах вырезали или рисовали большими буквами соответствующие приказы, обычно в местах, куда вели пути путешественников. Таким образом, эти приказы были известны всем, кто только умел читать.

В конце XVII века северная Монголия окончательно подпадает под власть ханов, и они заводят там ханские законы. Из этих трех кодексов, монгольского права — ясы, Цааджин-Бичик и монголо-ойратского устава — видим постепенное возведение женщины в положение рабыни. Яса назначает женщине положение хранителя домашнего очага, помощницы и представительницы мужа. Предполагает присутствие женщины на войне, приписывает ей даже определенные обязанности в бою. Цааджин-Бичик дает женщине какие-то права, только когда она сидит на своем месте у костра, то есть когда она охраняет интересы семьи. Когда-то она сойдет со своего места, будем понимать это, когда она вмешивается в какие-то другие дела, она сразу избавляется от своих прав. Приказы монголо-ойратских ханов видят в женщине существо, имеющие ценность лишь, как мать будущих мужчин.

Внешне правда, женщины находятся под защитой закона, за оскорбление женщины большая казнь, но в семье муж является полным господином. Он может покинуть жену, и даже убить ее наравне с рабом. Когда же жена покинет мужа и пойдет к кому-то другому, муж имеет право взять жену назад, а также и скот того, к кому ушла жена.

Как видим, закрепощение женщины идет параллельно в мировых правах. В первоначальном примитивном быту кочевых народов-завоевателей женщина наравне с мужчиной имела права и обязанности гражданина, насколько это ей позволяло материнство. При лучшем благосостоянии и высокой степени культуры она ограничивается кругом домашнего очага и обязанностями матери и хозяйки. Чем больше растет благосостояние и знатность мужчины, тем больше сходит она на уровень женщины-рабыни, которой обязанностью является только произвести на свет и воспитать ему детей. (К слову на женских плечах полностью лежало ведения домашнего хозяйство, даже такие сферы хозяйства как пчелы пчеловодство были закреплены за монгольскими женщинами. А мужчинам главное было, конечно же хорошо воевать).

Ханские законы ввели много изменений в это монгольское право. Но это уже были законы чужого и старшего культурой завоевателя, поэтому они не могут давать нам указания о положении монгольской женщины в новых временах.

Автор: Елена Рейтер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers