Толедская школа

средневековый писец

Первое заведение, где учили переводчиков с арабского на латынь, было основано лишь в XII веке — в городе Толедо (Испания). Его основал Дон Раймундо, — архиепископ Толедо с 1126 по 1154 год. Этот монах-бенедиктинец глубоко понимал важность арабской философии для постижения Аристотеля и решил сделать ее доступными для тех, кто читал книги, написанные на латыни.

К переводческому труду Раймундо привлек одного из самых выдающихся ученых — Доминго Гундисальво, архиепископа Сеговии, который перевел значительную часть энциклопедии «Книга лечения» («Штаб аль Шифаа») Авиценны (Ибн Сины), а также «Цели философов» (Макасид аль-Фаласифа) аль-Газали и «Каталог наук» («Ихса аль-улум») аль-Фараби. Но Гундисальво не знал арабского языка. Он использовал еврейских или мусульманских посредников, которые переводили с арабского на кастильский язык, а затем сам переводил уже с кастильского латынь. Среди его помощников слишком отличались двое евреев — некий Соломон Иоганнес Авендеат, известный как Авендеар, Иоганнес, бен Давид, Иоганнес-испанец, а также как Иоанн Севильский. Продолжалось много споров, кем же были эти двое на самом деле.

Самый значительный из толедских переводчиков был, бесспорно, Джерардо с Кремоны (1114-1187). Благодаря сжатой заметке о его жизни и работе, оставленной его учениками, мы знаем, что Джерардо прибыл в Толедо после окончания науки в Италии, чтобы узнать больше об «Альмагесте». Этот монументальный астрономический трактат Клавдия Птолемея, выдающегося греческого астронома ІІ века существовал тогда только в арабском переводе. Джерардо нашел много научных трудов на арабском языке в Толедо и сразу же начал изучать этот язык, чтобы прочитать их и впоследствии перевести на латынь. Всего он перевел более семидесяти работ, в том числе и трактат «Альмагест», перевод которого завершил в 1175 году.

Его переводы принадлежат практически ко всем отраслям тогдашней науки. Среди них — несколько аристотелевых трактатов («Физика», «О небесах и земле», «О поколении и коррупции» и «Метеоры»), а также книги аль-Кинди, Птолемея, Иссака Израэля, Ибн Сины, Галена и других.

Еще одним великим переводчиком был Майкл Скотт (около 1175 — около 1235). Он родился в Англии, учился в Оксфордском университете, в Париже, а затем поселился в Толедо. Изучив арабский язык и иврит, он много переводил с арабского на латынь. На склоне лет он был приглашен ко двору императора Фридриха II в Сицилию, где был еще один крупный очаг перевода с арабского.

Переводы Скотта содержат много комментариев к Аристотелю, сделанных Аверроэсом (Ибн Рушдом), а также труд аль-Битруджи о сфере, затем оказавший большое влияние на развитие астрономических знаний.

В связи с переводом толедской школы встает проблема их авторства. Французский писатель и историк Эрнест Ренан в своем исследовании об Аверроэсе писал: «Нет никакого сомнения, что католики, приезжавшие в Толедо, беззастенчиво присваивали себе труды своих секретарей и поэтому… имя переводчика часто указывалось не то, которое следовало бы.

Почти во всех случаях какой-то еврей, который, как правило, принимал мусульманскую веру, делал перевод-черновик, надписывая над каждым словом арабского оригинала его перевод на латыни или на местном диалекте. За этим следил чиновник, который и брал ответственность за окончательный вариант латинского перевода и ставил на нем свое имя. Вот почему часто один и тот же перевод приписывается разным переводчикам».
Этот взгляд разделяет известный американский специалист по Средневековью Чарльз Гомер Хаскинс в своей книге о Возрождении XII века. Он также подтверждается некоторыми переводами, хранящимися в Парижской национальной библиотеке, — переводами с арабского на латынь через посредство английского языка.

Чрезвычайные достижения толедских переводчиков были на самом деле плодом совместной работы арабов-мусульман, евреев и христиан-католиков. Было бы несправедливо отдавать должное только этим последним, даже если много рукописей и многие историки вспоминают только их имена. Гундисальво, Джерардо из Кремоны, Майкл Скотт и другие — все они нуждались в ходе перевода в помощи арабов-мусульман, а еще чаще — евреев.

Иногда задача западных христиан ограничивалась лишь изложением на правильной латыни того, что их помощники уже перевели на ломаном латинском или испанском языке. Великое дело перевода с арабского на латынь началось в Испании в XII веке, и самым большим переводческим центром стало тогда Толедо. Но переводы осуществлялись и в других городах Иберийского полуострова, в частности в Барселоне, Таррагоне, Сеговии, Леоне и Памплоне. Впоследствии переводческое дело распространилось и по ту сторону Пиренеев — в Тулузе, Безьери, Нарбонне, Монпелье и Марселе.

Именно благодаря всем этим переводам Европа ознакомилась с работами как греческих философов, математиков, врачей и астрономов, так и их арабских комментаторов и последователей. Как писал упоминавшийся выше Хаскинс: «Получение этих знаний западноевропейцами стало решающим моментом в истории европейской мысли».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *