Страна Ойум и «скифские» войны

готы

Если наши предположения верны, то готы Берига заняли в Поморье не лучшие земли — сосновые боры, озера, песчаные и подзолистые почвы. Красиво, грибов много, но больших урожаев хлеба ожидать не приходится. И сегодня этот регион заселен слабо. Иордан пишет: «когда… правил всего только пятый после Берига король Филимер, сын Гадарига, то он постановил, чтобы войско готов с семьями двинулось оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум». По дороге они проходят какие-то болотистые места и большую реку (Западный Буг, Припять или Днепр сказать трудно), разбивают спалеев (римский историк Плиний Старший знает неких спалеев как одно из сарматских племен, достигших тогда, судя по археологическим данным, широты Киева — Тернополя). «Далее они как победители двигаются в крайнюю часть Скифии, соседящую с Понтийским морем». (То есть Черным.)

Археологически это движение стало заметным, когда археологу Волонгевичу, «крестному отцу» вельбаркской культуры, удалось выстроить эти памятники по хронологии. Выяснилось, что в Центральном Поморье и между Одером и Вислой во второй половине II — начале III века прекращаются захоронения в могильниках. Некоторое время эта территория пустует. Зато в том же самом хронологическом интервале вельбаркские памятники появляются юго-восточнее, между Вислой и Западным Бугом, на землях, занятых прежде носителями пшевсрской культуры.

В это же самое время отдельные вельбаркские памятники возникают и еще далее к юго-востоку — на Волыни, где их особенно много, в Поднестровье, на Южном Буге, в Румынской Молдове. Самые же отдаленные трупосожжения с характерной вельбаркской керамикой обнаружены совсем далеко на востоке и юге — аж на Сейме под Путивлем и в Добрудже, уже за устьем Дуная, на территории империи. В том самом месте, где готы впервые отмечены как участники конкретных исторических событий. Каких? Ими был разорен город Истрия на западном берегу Черного моря, и римляне платили готам «стипендию», а их соседи карпы требовали себе того же. Это события 238 года. В ходе их движения и времени, конечно, происходили изменения в культуре, в частности, готы отказались от возведения каменных погребальных конструкций. В Украине мы их уже не находим.

Естественно, в фиксируемой археологами миграции участвовали не только готы, но и дружины из других племен — гепидов, герулов, только что вытесненных со своих поселений в нынешней Дании данами; ульмеругов, вошедших в состав готов и тоже носителей вельбаркской культуры; вандалов, носителей пшеворской культуры; упомянутых дакийцев-карпов из Попрутья и других. Отличить их друг от друга в этом потоке переселения, где движение Филимера, вероятно, лишь один из эпизодов, зачастую почти невозможно.

Для греков и римлян они все вместе были готами, и даже не столько готами, сколько скифами, поскольку свои последовавшие затем набеги на империю они совершали с территории Северного Причерноморья — Скифии.

Собственно скифов к тому времени здесь оставалось сравнительно немного. Они жили в низовьях Днепра и в Северном Крыму. Как раз в середине III века их поселения и могильники перестали существовать. Часть, вероятно, была выбита, часть, возможно, вошла в состав готов. Именно скифы, многие из которых знали греческий, могли служить переводчиками при походах на Балканы. Еще и поэтому греки воспринимали пришельцев как скифов.

Римская империя в середине III века переживала глубочайший политический и экономический кризис. Междоусобицы «солдатских» императоров, постоянно соперничающих и сменяющих друг друга, подорвали экономические связи между разными провинциями, деньги обесценились, в стране нарастала инфляция. К тому же неудачные войны с персами, то и дело вспыхивающая эпидемия чумы, нападения варваров вдоль всей пограничной линии по Рейну — Дунаю — все это усугубляло ситуацию. Но одним из самых мощных дестабилизирующих факторов было вторжение готов, проникающих в глубины восточной части империи.

С 248 по 270 год набеги следуют практически ежегодно. Варвары грабят не только приграничные районы и побережье, они достигают Афин, Коринфа, Спарты, их корабли доходят до Кипра, Родоса и Крита.

Впервые за много тысячелетий варвары из Причерноморья угрожают со стороны моря, раньше такого никогда не бывало. Очевидно, сказалось присутствие выходцев из Скандинавии, привыкших на Балтике к морскому делу и пиратству. Поначалу, в 256—257 годы, варвары воспользовались флотом Боспорского царства, столица которого Пантикапей находилась на месте современной Керчи. Там как раз пришли к власти «некие неблагодарные и негодные люди, которые из страха за себя открыли скифам проход в Азию и дали для переправы свои суда». Тогда варвары разорили Кавказское побережье и взяли Трапезунд. Затем они систематически, используя, вероятно, уже свой флот, район за районом ежегодно грабят Малую Азию и Грецию.

Поскольку империя в глубоком кризисе, а больше всего в таких случаях страдают бедные, варвары часто находят поддержку среди низших слоев местного населения. Они присоединяются к варварам и тоже начинают грабить. Так было, например, при осаде Трапезунда в 257 году.

А в 248 году на сторону варваров перешли солдаты трех Дунайских мятежных легионов, обиженных императором Децием. Всем составом они ушли за Дунай, но главное — научили готов технике осады городов и римской тактике сражения в три линии. Именно это знание и позволило готам в 251 году выиграть битву при Абрите, в которой погибли император Деций и его сын. Это случилось впервые за всю римскую историю — император пал в войне с варварами!

Во время одного из набегов на Малую Азию были уведены в Готию и родители будущего епископа Ульфилы, его дед и бабка. К готам начинает проникать христианство. Во враждебных отношениях с империей были, впрочем, и короткие передышки. В 242 и 260 годах готские племена принимали участие в неудачных кампаниях императоров Гордиана и Валериана против персов.

Самое мощное нашествие последовало в 269 году. Громадные массы варваров перешли Дунай, они шли «выпивая реки и изводя леса», шли вместе с детьми, женами, скотом, рассчитывая на этот раз поселиться на Балканах. С моря их поддерживал флот в две тысячи кораблей. Но теперь готов преследовали неудачи. Флот был истреблен «то морскими сражениями, то бурями». Двум сухопутным армиям варваров римляне искусными маневрами не позволили соединиться. В результате при Наисе (современный Ниш в Югославии) в 270 году готы потерпели крупное поражение. За Дунай довелось вернуться немногим.

Период «скифских войн» закончился. После этого только раз, в 275 году, готы крупными силами через Кавказ попытались прорваться на территории империи, но тоже неудачно. Рим понемногу начинал выходить из кризиса. Реформы, проведенные Домицианом (284 -305) и Константином (306—337), восстановили силы империи, хотя это было уже совсем новое культурно-экономическое образование. По сути дела, началась история Византии, и столица в 330 году была перенесена в Константинополь, бывший небольшой городок Византии.

Начался и новый, почти столетний, период взаимоотношений с готами, ставшими союзниками, федератами империи, что официально было закреплено договором 332 года с Константином. По договору готы должны были охранять границу и не допускать проникновения других варваров, поставляли сорок тысяч рекрутов в римскую армию, а при необходимости должны были участвовать в военных мероприятиях императоров. Взамен они получали ежегодные выплаты серебром и продуктами.

Автор: Марк Щукин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *