Спор с богами. (Или первая арктическая экспедиция).

корабль викингов

Был XI век… Северное море считалось началом бесконечного океана, простирающегося на север. Верили: где-то там, среди островов, находился водоворот — Мальстрем, в который стекают воды Мирового океана. Поглотив воду, страшная пучина извергала ее обратно: так происходили отливы и приливы. Посреди океана стояла магнитная скала, которая притягивала проходящие мимо суда, — «корабли, в которых есть железо, не могут повернуть назад»… Такие рассказы хорошо было слушать в пасмурный день у очага, но выходить в этот океан!..

Еще в начале эры предводитель римских конников, друг поэта Овидия, плавал по Северному морю. Он писал: «Боги зовут назад и запрещают узнать край мира глазам смертных. Ведь тревожим мы веслами чужие моря и святые воды и нарушаем покой обиталища богов!»

Все-таки несколько фризских дворян решили поспорить с богами, захотели увидеть чудеса своими глазами и около 1040 года отправились в плавание от берегов Фрисландии.
Они оставили позади Данию — с правого борта и Англию — с левого и подошли к Оркнейским островам. Приблизились к Исландии и миновали ее. Вскоре очутились «посреди покрытого льдинами океана». Пал густой туман. Судно смельчаков подхватило и стремительно понесло «течение изменчивого моря». Они потеряли всякую надежду на спасение, — их несло «к той бездонной пропасти, которая, по слухам, проглатывает все морские течения». Но путем неимоверных усилий им удалось отгрести на веслах в сторону, их подхватила обратная струя, и тут неожиданно показался остров, который «со всех сторон был защищен высокими скалами, как город крепостной стеной».

Мореплаватели с опаской высадились на берег, держа наготове оружие. Они увидели пещеры. «Перед каждым входом в пещеру, — рассказывали они потом, — было свалено в кучу множество сосудов из золота и других металлов, считающихся среди простых смертных редкими и драгоценными». Они схватили эти сокровища и побежали к своим кораблям. Позади себя они услышали тяжелые шаги и, «оглянувшись, увидели людей чудовищного роста, которых мы называем циклопами. Впереди циклопов бежали псы, превосходившие размерами обычных собак». Мореплаватели успели укрыться на своих кораблях, и «великаны преследовали их с громкими криками почти до самого выхода в открытое море».

«Охраняемые судьбой, фризы вернулись в Бремен, где поведали о своем путешествии архиепископу Алебранду», — сообщает летописец Адам Бременский. Где тут правда, а где — вымысел? Казалось бы, все это — сказка, эдакая средневековая «Одиссея» с циклопами и сокровищами!.. Но ученые, после внимательного изучения хроник Адама Бременского, пришли к выводу, что летописец «описал в основном действительные впечатления очевидцев, которые исказили картину из-за непонимания наблюдаемых явлений».

Страшная морская воронка, которая начала, якобы, затягивать корабли, была, по всем географическим признакам, Восточно-Гренландским течением. Циклопы и огромные собаки — вроде оптического обмана. Известно ведь, что участники арктической экспедиции Норденшельда (XIX век) в густом тумане на близком расстоянии приняли чайку за полярного медведя, а маленькую лисицу — за оленя. Эскимосы же, с которыми, по всей видимости, пришлось столкнуться фризским мореплавателям, действительно держали диких собак, — в тумане они могли показаться очень большими.

Остаются сокровища. Ряд ученых предполагает, что фризы, по обычаю того времени, занялись под конец плавания морским разбоем. Чтобы скрыть истину, они дали благочестивому архиепископу более-менее приемлемое объяснение происхождения этих богатств. Хроники Адама Бременского отличаются удивительной для того суеверного века достоверностью. А архиепископ Алебранд, на свидетельстве которого основан этот рассказ, был одним из талантливых ученых и выдающихся государственных деятелей своего времени. Быть может, он и снарядил экспедицию фризских дворян — первую известную нам экспедицию в направлении Северного полюса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *