Шанидар первый. Часть третья.

первобытные люди

В приложении к древнему человеку известную поговорку можно было бы перефразировать так: скажи, какие орудия ты изготавливаешь, и я скажу — кто ты. Предшественники неандертальцев брали камень, сбивали с него округлые, выпуклые бока и пользовались ядрищем как орудием. Поздний неандерталец поступал хитрее и разумнее. От большого камня, пригодного по форме и материалу, он отделял много тонких отщепов с острыми краями. А затем частыми мелкими ударами точно рассчитанной силы обрабатывал края отщепа. Одну сторону так, чтобы ее удобно было держать в руке, а другие затачивал: ими потом резали или скребли.

В Шанидаре археологи нашли обломки костей животных, золу в остатках очагов, каменные остроконечники, массивное округлое скребло, многочисленные отщепы — своеобразные полуфабрикаты в производстве каменных орудий труда. Отщепы — знак довольно высокого развития производственной деятельности шанидарцев.

Есть подозрение, что у них уже был разделен труд женщин и труд мужчин. Что дает основания так думать? У поздних неандертальцев преобладали две формы ножей — остроконечники и скребла. Их различия, а также некоторые современные этнографические данные (например, у эскимосов женщины и мужчины употребляют ножи разной формы) позволяют предполагать у неандертальцев естественное разделение труда. А в Шанидаре были найдены и остроконечники, и скребло!

Вообще орудий найдено не очень много. Да и те, вероятно, либо потеряны обитателями пещеры, либо брошены при обвалах. Древний человек был порядочным скопидомом, но это, ведь, так понятно: орудия были величайшей драгоценностью, требовавшей при изготовлении твердой руки и верного глаза, огромных затрат труда. По раскопкам в других местах известно, что даже сбившиеся, затупленные орудия наши предки не выбрасывали, а бережливо обрабатывали, сызнова затачивая их, — словно возвращали в ремонтную мастерскую.

И, наконец, самое важное: изученные к настоящему времени орудия, которые обнаружены в пещере на разных уровнях, весьма похожи по своему характеру. Они едины — по форме, по тонким и потому особенно доказательным приемам стесывания поверхности, ретуши краев. Едины, хотя их владельцы и изготовители жили тут в течение периода, который длился почти 20 000 лет.

Это уж необычно! Кто же населял Шанидар тысячи лет: люди единого типа или разного, но с похожей техникой обработки орудий? Сейчас ответ на этот вопрос можно дать лишь предварительный, так как основательно изучены еще не все скелеты, и в будущем, возможно, в оценке шанидарских находок произойдут какие-то изменения.

Но и сейчас уже выяснено немало. И, прежде всего, самое главное — в облике скелетов ученые нашли черты, которые позволяют утверждать, что в Шанидаре обитали люди, единые по своему складу. Все 20 000 лет!

Выше я говорил о том, что Передняя Азия была местом, где пролегали пути переселений древних предков современного человека. Но не Шанидар — доказательство этого! В других пещерах Передней Азии, например на горе Кармел, найдены многочисленные слои с разной техникой обработки орудий. И если это дает возможность предполагать относительно частую (с промежутками в сотни и даже тысячи лет) смену населения или смешение разных групп людей, то здесь не так. Люди Шанидара были удивительно постоянны в привязанности к своему жилищу.

Но, может быть, это ошибка? Ведь, найденные скелеты по времени отстоят друг от друга довольно далеко. Может быть, в иные времена пещера была необитаемой, а в другие в ней поселялись люди различных групп и лишь в общем сходные по своему облику? И именно от этих периодов до нас дошли скелеты и каменные орудия, создавая иллюзию непрерывности антропологического типа?

Нет, вряд ли. Разрывы в заселенности пещеры были наверняка, однако обитали в ней все-таки люди единого типа. Люди Шанидара обладали многими чертами «классических» неандертальцев. У них, например, был массивный надглазничный валик, невысокий свод черепа. Кости черепа были тяжелыми, резцы велики, а подбородочный выступ выражен слабо. В общем, достаточно архаичные черты.

Однако в облике людей Шанидара нашлось немало иных, прямо противоположных качеств. Скажем, вертикальный лоб, широкие и низкие глазные орбиты и многое другое. Такие черты присущи более поздним людям. Антропологи называют эти черты сапиентными.

На скелетах шанидарских неандертальцев найдены специфические черты, обнаруживаемые только у этой группы. Об этих особенностях здесь не стоит, пожалуй, говорить, так как очень уж они специальны. Например, уникальная черта, которой нет ни у одного скелета из других раскопок, — очень низко опущенное основание носовой впадины.

Такая особенность многое дает специалисту. Вспомните, о чем мы говорили чуть выше: единая или не единая группа людей населяла Шанидар в течение двадцати тысяч лет? Так вот, весьма своеобразное сочетание различных качеств, специфические черты на скелетах людей из Шанидара — карты в руки специалисту. Они подсказывают ему, что подобное сочетание могло возникнуть лишь в совершенно определенных условиях: в единой группе людей, причем такой группе, которая долгое время жила в изоляции.

Хорошо. Но как быть тогда с иной проблемой: «классических» неандертальцев? И можно ли говорить о смешении разных групп, о зонах смешения в Передней Азии, если именно тут (хотя и несколько в стороне от большой караванной дороги) единый тип шанидарских людей просуществовал 20 000 лет подряд?

Да, можно. Прежде всего, Шанидар мог быть только одним из многочисленных вариантов событий, развертывавшихся тогда на обширной и весьма разнообразной по своим ландшафтам территории Передней Азии. Жизнь разных групп древних людей нельзя представлять себе одинаковой: ведь они были разъединены, эти группы и обитали иногда в прямо противоположных условиях.

И второе, более важное. Неандерталоидные и прогрессивные черты — это сочетание, которое позволяет, вероятно, предположить такой ход событий. Смешение произошло, скажем, на побережье Средиземного моря задолго до заселения Шанидара. А впоследствии в окрестности пещеры забрела лишь часть людей этой группы, во время перекочевок отделившаяся от остальных. Если эти рассуждения верны, то исследования в Шанидаре должны, как будто, подкрепить третью точку зрения. Ту, которая предками современных людей называет сапиентных неандертальцев Передней Азии.

Может быть, все происходило так. Орда неандертальцев, отпавшая от своих сородичей, двигалась с юго-запада на северо-восток. Возможно она шла из района Кафзеха — пещеры на берегу Средиземного моря. При раскопках в Кафзехе были найдены останки неандертальцев, по ряду черт сходных с шанидарцами и — это интересно для нас — живших раньше, чем они. Близость некоторых черт и возможность связи по времени — это уже основа для предположений, пусть самых первых, еще недоказуемых.

И вот орда стала заселять долины в горах Загроса и наткнулась на Шанидар. Область ее обитания была большой, на это указывает сходство шанидарских орудий с орудиями из Биситун и Хазар-Мерд — эти два места расположены юго-восточнее Шанидара тоже в горах Загроса.

Возможно, что в те времена климат там был мягче, чем теперь, и вокруг Шанидара неандертальцы нашли обильную пищу. Потомки смешавшихся групп, уже обладавших, следовательно, какой-то подвижностью, шанидарцы утратили ее, попав в горы Загроса. Они словно повернули вспять, к своим далеким предкам. Тысячелетия орда жила здесь, разбившись на мелкие группки и семьи, которые кочевали внутри замкнутой территории. Кроме того, жизнь горцев, как известно, всегда отличалась большим постоянством, чем на равнине. В Шанидаре же перед нами — неандертальские горцы.

Понятнее становится и то, как могли шанидарцы реагировать на обвалы. Они со страхом покидали пещеру и, возможно, в следующий раз ее заселяла, случайно обнаружив, другая группа из орды. На многих неандертальских стоянках есть следы того, что их обитатели уходили от покойников — все равно, хоронили они их или нет. Они боялись покойников, и здесь, вероятно, было точно так же.

Могилы — обильный источник фактов для истории человечества. Они способны немало рассказать о живых: о тех, кто в них погребен, и о тех, кто их устраивал. Антропологическая характеристика людей, формы их верования в загробную жизнь, ритуал похорон, а, следовательно, и приблизительный показатель их духовного развития, богатство, уровень, которого достигли их ремесла, и многое другое.

К сожалению, в Шанидаре нет могил. Только возле скелета Шанидара I — опять он — были какие-то, увы, неясные намеки. Этот скелет был расположен в слое отложений, сдавленных сверху и снизу двумя мощными пластами обвалившихся скальных обломков. Камни повредили левую половину скелета, продавили и сдвинули череп, разъединили кости стопы. Все, как будто бы, ясно.

Может быть, что его завалило обломками уже после смерти, такая возможность не исключена.

Однако (и исследователи обратили на это внимание) было нечто настораживающее в расположении камней. Камни лежали над скелетом, но вокруг него земля оказалась чистой от них — даже от мелких осколков и даже оттенок там у нее был другой. У исследователей создалось впечатление, что камни были сознательно собраны и свалены в кучу над телом. Нельзя ли в этой куче камней, если она действительно была насыпана, увидеть знак какого-то примитивного, зарождающегося погребального обряда?

И тогда события давностью в 50 000 лет, над которыми ломают теперь голову ученые, можно представить себе, скажем, так. При землетрясении однорукий неандерталец попал под обвал. То ли он сторожил огонь и других неандертальцев не было в тот момент в пещере, то ли, заметив приближение катастрофы, они успели выскочить наружу и опередили сородича.

Переждав землетрясение, они возвратились в пещеру, полную пыли, заваленную обломками, изменившую прежний привычный вид. Взволнованные, испуганные, они торопливо собрали камни над телом погибшего. И спешно покинули пещеру — навсегда, ибо в их памяти она неясно связывалась с чем-то страшным и непонятным.

Однако нет, к сожалению, никаких других свидетельств того, что захоронение было — именно захоронение, совершенное по точно обозначенному ритуалу. А такой слабый намек дает немного, ведь случается, что и животные засыпают, зарывают мертвых.

Почему же все-таки, вернемся снова к этому вопросу, сородичи в свое время не бросили искалеченного Шанидара!? Альтруизм в первобытном обществе? Хотя вряд ли, ведь в ту пору насильственная смерть была правилом. Люди гибли от зверя, в столкновениях с чужаками. Что им было делать с людьми другой орды? Они не знали их и боялись. Лишь там, где исчезал или притуплялся страх, происходило сближение разных групп и тогда они могли учиться друг у друга. Поэтому-то так важно изучать возможные зоны смешения.

Шанидар I был сородичам нужен! Товарищество родилось из ощущения потребности в человеке. Он мог разделывать убитых зверей, обрабатывать дубины, поддерживать огонь. Но главное, наверное, даже не это — главным был, возможно, опыт, знания, накопленные им за свою жизнь. Когда стал цениться опыт — старость получила право на существование.

А чем именно шанидарец был ценен для своих сородичей — этого мы никогда не узнаем. Увы, на многие вопросы находки не могут дать ответа. А так хочется, чтобы они рассказывали больше!

Автор: Григорий Зеленко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers