Шанидар первый. Часть первая.

неандерталец

Этот мужчина еще доставит антропологам немало хлопот и волнений, вызовет споры и, может быть, заставит пересмотреть какие-то устоявшиеся в науке взгляды. По причине, которая будет раскрыта ниже, он получил в антропологии название Шанидара первого. Роста он был что-нибудь около 160 сантиметров и прожил на свете примерно 40 лет. Останки его были подвергнуты исследованию на радиоактивный углерод. Анализ показал время жизни и смерти Шанидара — 50 000 лет назад. Приблизительно. С колебаниями в каких-то три-четыре тысячи лет. Но гораздо интереснее в нем оказалось другое. Случай познакомил ученых с весьма необычным человеком.

Неожиданности начались сразу же, с первой находки. Череп… Потемневший от времени, в нескольких местах поврежденный, а потом заботливо и кропотливо восстановленный — вот он, вестник давних времен. Очищенный от земли реставрированный череп находился перед учеными, и невооруженным глазом был виден след травмы на нем. Левая глазница была неестественно велика — чуть ли не вдвое больше правой. Словно какое-то тупое орудие разрушило орбиту глаза, сильно изменив ее форму.

Так оно и оказалось впоследствии, когда антрополог Дж. Стюарт основательно исследовал череп. И еще один след тяжелой травмы нашел Стюарт на нем. Лобная кость с правой стороны была когда-то глубоко рассечена мощным ударом.

Впоследствии рассеченное место зажило, затянулось костной тканью, и снаружи шрам был почти незаметен. То же произошло и с глазницей: костная ткань обволокла разбитые края орбиты, сгладила, заживила их. Значит, древний человек не погиб от страшных увечий. Организм перенес их и продолжал существовать. Крепко же он был скроен! Ведь шрам на лбу проникал почти до внутренней поверхности черепа — до мозга, а от второго удара неминуемо должен был пострадать глаз, может быть, он даже вытек.

Для антропологов, впрочем, следы от подобных ударов на костях людей не были новинкой. Скорее даже наоборот: меньше таких находок, где не было бы никаких повреждений.

А вот зубы на черепе, когда к ним пригляделись попристальнее, заставили исследователей задуматься. Зубы были необычными. Они были сильно стерты, причем не только на жевательных поверхностях коренных зубов. Стерты также внутренние и наружные стороны передних зубов. Как это можно было объяснить? Лучше всего — необходимостью очень крепко сжимать челюсти.

Другая особенность: верхние и нижние зубы были необычно развернуты вокруг оси и под большим углом разведены в стороны. Создавалось впечатление, что зубами этот человек делал нечто такое, чего не делали другие известные науке древние люди.

Стюарт заключил: это, по-видимому, было вызвано «скорее привычкой носить какие-либо предметы передними зубами, чем изношенностью из-за пережевывания пищи». И он оказался прав. Даже больше, чем прав. Загадки, заданные зубами, получили неожиданный ответ, когда весь скелет был исследован целиком.

…В антропологии и археологии происходит так: чем ближе к цели, тем медленнее и осторожнеё поступь тех, кто ведет раскопки. Сперва энергично действует лопата, затем изыскатель становится на колени и расчищает пласт земли неторопливым скребком и, наконец, затаив дыхание, в ход пускают кисти разного калибра — большие обнажают кости из-под отложений, маленькие и мягкие счищают с нее комочки земли, грязь и прочее. И вот, когда скелет Шанидара I был расчищен, перед учеными на темной, плотной, словно спекшейся земле, предстало смешение костей, в котором опытный глаз без труда ухватывал форму, порядок их расположения, очертания истлевшего тела. Скелет был почти полон, но у него отсутствовали — кости кисти и предплечья.

Оказалось, что найдены останки человека, который в период дикости, 50 000 лет назад, жил без правой руки. Да, да, жил! Какие могли быть иные варианты? Например, человек потерял руку, действительно, при жизни, но сразу же вслед за этим он умер. И другой: кости просто-напросто были потеряны после смерти, скажем, их растащили звери.

Но оба варианта тут же отпали. Вот чем их опроверг Стюарт. Он обнаружил, что у Шанидара I правое плечо, лопатка и ключица были неподвижны или атрофированы, то есть ослаблены и уменьшены. Это было серьезное доказательство. Ведь мускульное действие связывает плечо, предплечье и прочие кости в единую систему. Верхние кости могли ослабеть лишь из-за бездействия искалеченной руки — если не было нижних. И еще, вспомните необычные зубы.

Значит, человек жил без руки изрядное время. Его организм успел перестроиться после полученного увечья. Что мог он носить в зубах? Шкуру, которая служила ему одеждой? Зверя, убитого левой рукой? Наверно, он зубами помогал себе и в работе: когда разделывал добычу, обрабатывал шкуру или обстругивал дубину.

Случайно открывшись ученым, он тысяч на двадцать лет отодвинул вглубь веков известное нам начало возникновения товарищества и взаимопомощи в коллективе древних людей. Ибо — Шанидар I не мог жить один! Без сородичей. Без коллектива. При тогдашних трудных и опаснейших условиях калека-одиночка был неминуемо обречен на скорую гибель. И он свидетельствует о том, что уже тогда отношения между членами первобытной орды были довольно развитыми и сложными.

Мы не знаем почти ничего конкретного о чувствах, ощущениях, интересах древних людей, о том, когда и как изменялось их примитивное сообщество, как постепенно у них стали появляться зачатки культуры. Тем интереснее для нас однорукий неандерталец!

Курдистан — суровый край. Значительную его часть занимают горные цепи Загроса, прорезанные речными каньонами. Здесь нередки землетрясения. Сложенные по большей части из вулканических пород, горы покрыты наверху травой, высыхающей жарким летом. Но в основном зелень ниже — на равнине, в долинах рек, у воды, где есть леса, где местные жители занимаются земледелием. А холодной зимой глубокий снег часто заметает горные тропки, разрывая сообщение даже между соседними долинами. Вот тут, в Иракском Курдистане, почти на самом стыке границ Ирака, Ирана и Турции и находится пещера Шанидар.

Передняя Азия играет несколько особую роль в размышлениях и спорах антропологов. В каждой науке есть свои сложные, запутанные проблемы, для решения которых не хватает фактического материала, а иногда недостаточен и сам уровень современных знаний и представлений. А в решении их, между тем, нуждается вся наука в целом.

Антропология, конечно, не обходится без таких вопросов. Один из них, имеющий близкое отношение к Передней Азии,— проблема «классических неандертальцев». Вкратце суть ее вот в чем. Признано, что неандертальцы были предшественниками кроманьонцев: людей современного типа. Предшественниками — или предками? Вокруг этого «или» и ведутся горячие бои. Дело в том, что неандертальцы существовали на земле очень долго — по меньшей мере, 150 000 лет: 200 000—50 000 лет назад. Они, несомненно, не могли не изменяться в течение такого продолжительного времени, и вот — с накоплением находок — различные формы неандертальцев стали соединяться, образуя две разновидности. Первая — «классические» неандертальцы, крупные грубые существа с примитивным строением руки. Между прочим, размер мозга у них был больше, чем средний размер мозга современного человека. Их останки были найдены в разных странах.

Вторая — так называемые сапиентные неандертальцы (то есть некоторыми чертами сходные с современным человеком, чье видовое обозначение — Homo sapiens). Объем мозга у них был меньше, зато они обладали кистью руки, почти такой же, как наша. Это — находки преимущественно из Передней Азии и Северной Африки.

Вот и описана почва для расхождения научных теорий. Сами же расхождения выглядят так. Одни утверждают, что неандертальцы — боковая ветвь эволюции, которая ушла в сторону от основной линии развития, вымерла и, таким образом, не участвовала в формировании современного человека.

Другая крайняя точка зрения: все неандертальцы — обе разновидности — были предками современных людей. А противоречия объясняются лишь тем, что накоплено слишком мало фактического материала. Возможно, считают защитники этой точки зрения, противоречивы лишь наши объяснения, а на самом деле-то никакого противоречия и нет. Просто «классические» неандертальцы Европы и сапиентные из Передней Азии жили в разное время.

Есть и еще одно мнение. Его сторонники находят, что «классические» неандертальцы, действительно, были боковой ветвью, а вот сапиентные — те превратились впоследствии в кроманьонцев. А различия в объеме черепной коробки они объясняют приблизительно так. У первых развитие шло по пути простого увеличения массы мозга. Зато у сапиентных неандертальцев в коре мозга, который поэтому и оказался чуть меньше, произошел сдвиг: различные участки коры объединились в единую функциональную систему. Большие возможности, которые давал мозг, работавший по-новому, и позволили им сразу выдвинуться вперед.

Что же было причиной сдвига? Возможно, как считают некоторые ученые,— смешение разных групп неандертальцев и отбор самых прогрессивных форм. Это предположение сразу же на первый план выдвигает Переднюю Азию.

В начальные эпохи развития первобытный человек, видимо, сиднем сидел на небольшой, знакомой ему территории. В одной из пещер синантропы, жившие там на протяжении многих тысяч лет, оставили после себя слой золы толщиной в 7 метров! Первобытный человек был незащищен от сил природы, он боялся всего нового. Смена рельефа — горы, равнина, берега моря, новые звери и растения: осваивать все это ему было трудно. Уверенно он себя чувствовал лишь в обжитом месте.

Лишь ближе к нашему времени, когда орудия, одежда, накопившийся опыт уменьшили зависимость человека от природы, он обрел подвижность. И где это было, там и происходило смешение разных групп.

Передняя Азия как раз в пору поздних неандертальцев и начала становиться большой караванной дорогой древнего человека, особенно места, прилегающие к восточному берегу Средиземного моря. Десятки тысяч лет спустя для кочевников Азии, двигавшихся в Европу, подобной дорогой стали степи Прикаспия и Причерноморья.

Странствуя и расширяя область своего обитания, древний человек должен был проходить Переднюю Азию. Двигался он из различных районов Африки в Европу или наоборот — путь его пролегал через восточное Средиземноморье. Если в поисках обильной пищи, удобных для обитания мест он направлялся из Азии в Европу или Африку, — он не мог миновать этой перемычки между континентами.

Конечно здесь обитали и развивались и свои, не проходные группы людей. Передняя Азия не была только проходной комнатой. В общем, все это очень непросто. О столкновении различных мнений тут дано весьма беглое представление — лишь настолько, насколько необходимо для дальнейшего рассказа. Но и из этого видно, как интересна для антропологов Передняя Азия.

И как раз эти районы долгое время были в науке белым пятном — в те годы, когда Европа, Центральная и Восточная Азия, Африка уже дали изрядное количество находок. Места, где скрещивались кочевые пути древних людей, оставалась немыми. Потом счастье улыбнулось ученым: и здесь стали обнаруживаться следы первобытного человека. Словно засветились новые огоньки в темной, бедной фактами предыстории человечества.

Вдоль восточных берегов Средиземного моря — Кармел, Адлун, Рас-эль-Кельб, Джабруд и другие места раскопок. В горах Загроса, протянувшихся от озера Ван до Персидского залива,— Биситун, Хазар-Мерд. И теперь, наконец, Шанидар. Но об этом больше читайте уже в следующей части.

Автор: Григорий Зеленко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers