Несравненный Фатехпур-Сикри. Продолжение.

Фатехпур Сикри

В настоящее время уцелевшие в Фатехпур-Сикри постройки изучаются не столько, чтобы определить назначение того или иного здания (хотя и в этой области предстоит еще немало сделать), сколько для того, чтобы понять их внутреннюю взаимосвязь, а следовательно, и динамику развития города. Он был построен по приказу одного правителя и в сравнительно короткий срок, а значит, отвечал единому замыслу.

Описывать каждое здание в Фатехпур-Сикри — утомительное занятие, но не подлежит сомнению тот факт, что все в нем было тщательно спланировано. Там были предусмотрены очистные сооружения и система водоснабжения, учтены размеры зданий и свободных площадей с тем, чтобы обеспечивались правильные вентиляция и освещение. В то же время зодчие имели в виду и то, для каких политических, социальных или церемониальных нужд предназначалось каждое конкретное здание. Весь городской комплекс можно было бы разделить на три части: культовую — на восточной оконечности вершины, дворцовую — к северо-западу от культовой и все прочие здания, разбросанные вокруг.

Фатехпур Сикри

Из 118 средневековых построек, расположенных в пределах городской стены, ученые смогли определить назначение (хотя и не всегда название) только 52. Из них 31 — ворота, мечети и бани. Уже исходя из этого, можно понять, сколько еще предстоит сделать. Так, во «дворцовой» части удалось точно установить назначение лишь 13 зданий, хотя в источниках упоминается 60 зданий, а на самых последних планах города обозначено 40.

Город имеет в окружности 9,75 километра и обнесен шестикилометровой крепостной стеной. Его западная сторона находилась под прикрытием искусственного озера, строительство которого было завершено к 1579 году. Однако за несколько лет город сильно разросся, и знать стала строить свои дома и разбивать сады за его пределами.

Фатехпур Сикри

Центром культовой части является огромная площадь, к которой обращена своим фасадом величественная Соборная мечеть — Джама-Масджид. На левую сторону площади своими задними стенами выходят ворота Буланд-Дарваза. И все же эти устремившиеся ввысь здания не выдерживают сравнения с одной небольшой постройкой — непревзойденной в своей красоте беломраморной усыпальницей шейха Салима ад-дин Чишти. Он умер в 1572 году, а гробница была построена в 1581 году.

В «дворцовой» части города здания как бы соперничают друг с другом в элегантности и совершенстве пропорций. Вот, например, Диван-кхана-и-кхас, воздушное двухэтажное здание с колоннами, которое смотрит своим фасадом на пруд, носящий название Ануп-талаб. (В нем, по замыслу создателей, должна была плескаться вода, но Акбар в порыве щедрости повелел в 1578 году наполнить его медными, серебряными и золотыми монетами, которые, по словам одного из его биографов, он пригоршнями дарил беднякам до тех пор, пока не раздал 1,67 млн. рупий!) На первом этаже этого здания расположены две палаты. В большой любил сиживать император. Говорят, именно здесь он принял своего родственника, беглого правителя Бадахшана Мирзу Сулеймана. Считается, что здесь же он устроил прием для иезуитов.

Фатехпур Сикри

В окне этой палаты, выходящем на четырехугольный наружный двор, Акбар показывался по утрам своим подданным. Утренняя церемония получила название джарокхадаршан и вошла в традицию. Предполагается, что это же окно упомянуто и у Бадауни, который написал о некоем брахмане Деви — переводчике «Махабхараты». Он, очевидно, читал императору отрывки из эпоса, сидя на чарпаи (кровати с веревочной сеткой), подвешенной снаружи напротив окна. Палата, расположенная на втором этаже здания, называется хвабгах — «палата снов». По преданию, Акбар часто пользовался ею.

Другое знаменитое здание дворца, о котором много и часто писали, — Диван-и-кхас, или Зал личных аудиенций. Это название посетитель Фатехпур-Сикри услышит не раз. В нем всего один зал, в центре которого находится массивная и богато украшенная резьбой колонна, поддерживающая с витиеватым узором капитель. На вершине колонны — маленькая шестиугольная площадка, от которой в четыре угла палаты расходятся огражденные перилами галереи. Это здание, как теперь считают ученые, не было, однако, ни Залом личных аудиенций, ни Молитвенным домом. По их мнению, здесь хранились императорские драгоценности.

Фатехпур Сикри

Важной частью дворцового ансамбля являются здания, где располагался гарем. По словам биографа Акбара Абу Фазла (который, возможно, считал, что слава императора находится в прямой зависимости от количества его жен), в гареме насчитывалось 5 тысяч женщин. Иезуит Фр. Монсеррат приводит более скромную цифру — 300. Гарем в Фатехпур-Сикри располагался в нескольких зданиях, которые называются Панч-Махал, дворец Джодх Бай и Дом Мариам и соединены между собой крытыми переходами. Самое большое из них — мрачное и с виду непривлекательное здание дворца Джодх Бай. Основания, колонны и капители его центральных помещений орнаментированы в типично индусском стиле. (А еще рядом с гаремом археологами была найдена старинная стиральная машинка, в которой женщины имели возможность стирать свои одежды. Конечно, она была не так хороша, как, скажем, современная стиральная машина electrolux, но все как на кто время, очень хороша).

Панч Махал

Долгое время специалисты не могли определить местоположение знаменитого Молитвенного дома — Ибадаткханы. Это здание, где Акбар вел беседы с просвещенными представителями различных религий, символизирует собой его стремление к познанию философской и религиозной истины и попытку синтезировать новую веру. Оно было построено в 1575 году и часто упоминалось в различных источниках. Их анализ, а также изучение миниатюры из «Акбар-намэ», изображающей императора во время беседы с группой богословов, привели к выводу, что это здание должно было находиться неподалеку от царского дворца и обители шейха Салима Чишти.

Недавно наконец его место было установлено с достаточной степенью достоверности. Справа от дорожки, ведущей от дворцового ансамбля к Булан-Дарваза, лежат развалины, в силуэте которых ясно угадывается двойная платформа. Есть признаки того, что над ней располагалась и третья платформа, а это соответствует изображению той трехъярусной конструкции, на которой, как об этом свидетельствует изображение в «Акбар-намэ», восседал Акбар.

Путешественники въезжали в Фатехпур-Сикри не со стороны Агры, как сейчас. Установлено, что путь в город лежал через Хатьяпул, или Слоновьи ворота, находившиеся рядом с озером. Однако и из ворот на Агру по велению императора была проложена дорога. По обеим сторонам ее стояли лавки. Дорога шла через четырехугольное здание Чахар-Сук и разветвлялась на несколько тропинок, ведущих к домам вельмож. Недавно во время раскопок, проведенных группой сотрудников факультета истории Мусульманского университета Алигарха (МУА) при содействии специалистов из Индийского археологического управления, были обнаружены развалины лавок, некогда стоявших вдоль дороги. Представитель МУА даже показал нам маленькие ниши в задних стенках лавок, где в те давние времена помещали утвержденный список цен на различные товары.

Осматривая то, что осталось от былого великолепия Фатехпур-Сикри: его прекрасные дворцы, служебные помещения, мечети, бани, ворота, — мало кто из посетителей задумывается о тех, кто составлял большинство горожан, о тех простых тружениках, которые построили блистательную столицу. Рабы слуги и даже самая мелкая сошка при дворе, хоть и жили в тяжелой неволе, все же были накормлены и одеты, а по ночам находили, вероятно, во дворе или пустынных коридорах царского дворца местечко, где можно было прикорнуть. Но как жилось «свободному» люду: бедным труженикам, мастерам, ремесленникам — всем тем, кто сам зарабатывал себе на жизнь и чей труд был столь нужен растущему городу? По одной из оценок население Фатехпур-Сикри составляло 220 тысяч человек. Ирфан Хабиб подсчитал, что примерно 200 тысяч из них были бедняками. Конечно, от их убогих лачуг давно не осталось и следа. Но где они жили? Хабиб предположил, что для них очевидно важен был доступ к воде, поскольку они селились за домами вельмож, по берегу озера. Можно догадаться, что, когда началось строительство города, в него хлынула несметная армия бедняков, которые ставили свои хижины и лачуги в каждой расщелине, на любом удобном клочке земли.

Фатехпур Сикри

Как же выглядел Фатехпур-Сикри в то время? Составит представление об этом совсем не трудно, ведь городу посвящено столько разных документов. Прибавьте немного воображение к подробным описаниям современников, и вы перенесетесь на 400 лет назад, туда, где кроется ответ на ваш вопрос. По общему мнению, жизнь в Фатехпур-Сикри била ключом. «Я видел два огромных города, каждый из которых превосходит Лондон по размерам и числу жителей», — писал Ральф Фитч об Агре и Фатехпур-Сикри в 1584 году.

Давайте же последуем за этим предприимчивым купцом и двумя его друзьями — ювелиром Лидсом (поступившим позднее на службу к Акбару) и торговцем Ньюбери. Теплым и сухим днем 1584 года трое друзей шли по оживленной дороге, ведущей из Агры в Фатехпур-Сикри. («Народу много, как на базаре», — отметил позднее в своем дневнике Фитч.) Не изведавшие даже после трех лет жизни в Индии ничего похожего на жару и пыль североиндийских равнин (которая, как знают местные жители, не только покрывает волосы и затрудняет дыхание, но въедается глубоко в кожу), три утомленных путешественника остановили повозку, запряженную буйволами. На вид она была довольно потрепанной и не шла ни в какое сравнение с теми резными и позолоченными, как справедливо отмечает в ту ночь в своем дневнике Фитч, задрапированными шелком или иной дорогой тканью, в которых ездили богачи.

Поэтому путешественники и выбрали ее, рассчитывая поменьше заплатить. Но хотя буйволы, впряженные в повозку, и были на вид некрупными («размером с наших больших собак», — отмечает усердный наблюдатель), они оказались на деле сильными и резвыми и могли бы соперничать с парой быстрых лошадок. Но дорога становится все более запруженной, повозка катится все медленнее, и, когда подъезжает к огромным воротам царской столицы, друзья платят вознице и дальше идут пешком.

За воротами их изумленному взгляду предстала картина такой бойкой торговли, какой они и не видывали. По обеим сторонам длинной дороги, ведущей к огромному четырехугольному зданию (а там исчезающей в тенистых аркадах и среди минаретов, где, как решили путешественники, и находится дворец), стояли лавки, в которых торговали товарами со всего света. Проталкиваясь сквозь плотную, потную и голосистую толпу, они то и дело останавливались у лавок: то пощупать прекрасный отрез шелка, то полюбоваться на огромный и красивый рубин или алмаз, цену которым отлично знал Лидс. И хотя вокруг люди ожесточенно торговались, а цены были невообразимо низкими, друзья не стали ничего покупать — их купеческий инстинкт подсказывал, что надо подождать и тогда уж сговориться о хорошей цене. Так, перебрасываясь замечаниями, споря и строя планы на будущее, уходят от нас воодушевленные радужными перспективами три друга — три купца XVI века, один из которых помог нам ненадолго заглянуть в прошлое.

Автор: Парватхи Менон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers