Античная амфора – свидетель истории

амфоры

Один из моих полевых сезонов проходил в Херсонесе. Развалины этого древнего города лежат на берегу бухты около Севастополя. Впрочем, речь здесь не о раскопках. Выпала моя очередь ехать в город за продуктами. Стоим мы в очереди за картошкой, луком и прочими необходимыми в экспедиции вещами, а впереди мальчик приготовил бутылку под постное масло. Бутылка же у него необычной формы и наклейка на ней очень яркая, глянцевитая, желто-красная. Не помню сейчас в точности, что было на ней изображено и что написано. Поразило одно: слово Cape Town.

Ну и что удивительного? — скажете вы. Севастополь город морской, завезли моряки бутылку из Кейптауна, что в Южной Африке. Конечно, удивительного в этом ничего нет, однако согласитесь, не каждый день вам доводится видеть это название на этикетках и бирках. И хотя ассоциации, возникающие при этом названии, могут быть не очень приятными (апартеид, расовая дискриминация), вспомнишь все-таки и о мореходах прошлого, о плаваниях Васко да Гамы и Крузенштерна…

Конечно, современному экономисту или историку не придет в голову изучать торговые отношения или внешнеполитические ситуации XXІ века по винным этикеткам. В его распоряжении есть официальные документы, статистические отчеты, справочники…

Однако историку, археологу, изучающему экономические, торговые связи далекого прошлого, приходится довольствоваться зачастую именно бутылками (к тому же еще и битыми). Изучая амфоры (а они по назначению соответствуют в наибольшей степени именно нашим бутылкам), можно получить некоторое представление и о древних торговых путях, и о центрах производства вина и масла, и об уровне жизни населения и даже о войнах и мирных договорах. Представление это будет, конечно, далеко не полным и не очень точным, но что делать, если торговые договоры, книги бухгалтерского учета и другие документы в большинстве случаев до нас не доходят.

Мы получаем сведения и при изучении монет, надписей, сообщений древних писателей. Однако черепки амфор имеют то преимущество перед всеми другими видами источников, что их много. Кому довелось побывать, скажем, в заповеднике около современного села Парутино, под Одессой, где уже несколько десятилетий ведутся раскопки древнего греческого города Ольвия, тот помнит кучи красных и желтых черепков. Археологи их уже определили, записали, подсчитали, наиболее интересные взяли с собой, остальные выбросили, потому что ни в одном музее не хватило бы места для всего этого материала.

амфоры

А жаль… Ведь из этих черепков извлечены еще не все драгоценные крупицы знаний, из которых постепенно и медленно складывается картина прошлого, они еще не исследованы новейшими физико-химическими методами — уже существующими, и теми, что появятся в будущем.

Но кое-какие сведения извлекаются из этих черепков и сегодня. Речь в статье пойдет об амфорах первых веков нашей эры и о тех событиях, свидетелями которых они были. Об амфорах, связанных не столько с греческими городами на берегу Черного моря и созданным здесь греками Боспорским царством, сколько с «варварами», народами, жившими на территории современной Украины.

Однако, прежде всего, несколько слов о том, что такое амфора и как ею пользоваться.

амфора

Бутылки древности

Появление амфор относится еще ко временам библейским. Изобрели такие сосуды в Ханаане, на побережье Сирии и Палестины в XV—XIV веках до н. э. Через финикийцев амфоры попали к древним грекам и римлянам и полюбились им.

По назначению амфора — нечто среднее между бутылкой, бочкой, консервной банкой и ящиком. В древнем мире она выполняла, во всяком случае, именно эти функции. Ближе всего, однако, она все-таки к бутылке, только очень большой. Бывают амфоры высотою в 40 сантиметров, а бывают и в метр. У каждой амфоры обязательно две ручки и заостренное дно, служившее третьей ручкой, когда амфору приходилось опорожнять. Форма, как видите, была очень целесообразной, но зато стоять амфора не могла.

Приходилось делать специальные подставки, деревянные или из глины, а то и просто прислонять сосуд к стенке. Переносить амфоры тоже было неудобно, носили их на плече или вдвоем, подвесив на палку, а так, сами понимаете, далеко не унесешь. Однако обломки амфор находят за тысячи километров от того города, где их сделали. Амфоры с островов Эгейского моря — в Северном Причерноморье, испанские — в Англии, итальянские — в Индии

Добирались амфоры в чужие страны чаще всего морем. Их устанавливали в корабельном трюме вплотную друг к другу, закапывая нижнюю часть в песок, служивший балластом, или устанавливая в специальные гнезда. Сверху ставили еще один ряд, так, чтобы узкие днища входили в промежуток между горлышками и ручками нижнего ряда.

амфоры

Наполненные вином, оливковым маслом, медом, оливками, финиками, консервированной рыбой, благовониями, они были довольно тяжелы. И создавали достаточно прочную конструкцию, способную выдержать перипетии дальнего морского путешествия. Иногда их еще на всякий случай обвязывали или оплетали соломой. А раз так, раз амфору неудобно нести или везти на далекие расстояния посуху, раз форма ее специально приспособлена для транспортировки большими партиями по водным путям, мы вполне можем допустить, что большинство амфор, найденных где бы то ни было, основную часть своего пути проделали по воде и отражают достаточно хорошо налаженные, четко организованные морские и речные торговые связи.

Амфоры и торговцы

Если идти по берегу любой реки или ручья в Украине, то весной или осенью на южных солнечных склонах, полого спускающихся к воде, всегда можно подобрать на свежей пашне черепки красивой блестяще-серой, как ее называют — лощеной керамики, сделанной на гончарном круге. Будут здесь же попадаться осколки более грубой и маловыразительной керамики, вылепленной вручную, а также большие куски плохо обожженной глины с отпечатками прутьев — остатки глинобитных домов, встретятся кости домашних животных, изредка поделка из бронзы или железа. Это следы поселений так называемой Черняховской культуры. Название культура получила от села Черняхов на Киевщине. Прошло уже больше пятнадцати веков с тех пор, как стояли ее поселения на берегах этих ручьев и речек.

От кого происходили жившие здесь люди, на каком языке говорили, каким богам поклонялись, какова их дальнейшая судьба — все эти и многие другие вопросы вызывают до сих пор массу споров. Археологи пока не пришли здесь к единому решению. Для этой статьи не так уж важно, на каком языке они говорили. Нас интересует факт вполне достоверный: к жителям поселков попадали амфоры с вином или другими продуктами из городов Причерноморья и более далеких центров. Среди серой лощеной керамики увидишь то часть стенки, то ручку сосуда, сделанного на гончарном круге из светлой желтой или оранжевой глины. Осколки амфор находят почти на каждом Черняховском поселении, найдены и целые сосуды.

амфоры

Преобладают кусочки от светлоглиняных амфор двух типов, на первый взгляд похожих друг на друга. У тех и других узкое горло, большие ручки, узкое дно, на стенках у них горизонтальные полоски. Но одни из них, самые многочисленные, темнее по цвету и шероховатее из-за примеси песка в глиняном тесте, дно у них уже, а горло длиннее. Такие амфоры называют «инкерманскими» — немало их нашли при раскопках могильника в Инкерманской долине около Севастополя. Другие — поменьше, в 40—45 сантиметров высотой, с раздутым туловом и расширяющимся книзу горлом. Громадное количество их найдено при раскопках самого северного греческого города Танаиса, что лежал в устье Дона.

Теперь нужно выяснить, когда и как попадали «танаисские» и «инкерманские» амфоры к жителям Черняховских поселений.

Во-первых, нужно посмотреть, не находили ли эти амфоры, скажем, вместе с монетами, по которым можно уточнить время. Во-вторых, сопоставить эти данные со сведениями историко-политического характера, известными из надписей, из сообщений древних писателей.

В Танаисе много амфор найдено в подвалах зданий, которые оказались засыпанными при разрушении города в сороковых годах III века нашей эры, скорее всего воинами племени готов, пришедшими с севера, а может быть, более близкими соседями, выступавшими в союзе с готами. Вместе с амфорами при раскопках этих подвалов найдены и монеты конца II — первых десятилетий III веков нашей эры, украшения, бывшие в моде в это же время, предметы обихода.

И в других городах Причерноморья найдены «танаисские» амфоры в схожих условиях, и все они относятся к концу II века н. э. На одном из обломков «танаисской» амфоры есть надпись красной краской. Три греческих буквы, которые можно прочитать как цифру 512, то есть 512 год боспорской эры, что в переводе на наше летосчисление значит 125 год н. э. Вообще надписи красной краской на амфорах нередки, они указывают иногда содержание сосуда, иногда его объем, иногда дату и имя владельца, иногда пункт назначения. В дешифровке и истолковании их много трудностей. Кроме всего прочего, делали такие надписи скорописью и сокращенными. Попробуйте-ка по надписям на товарных вагонах составить график движения поездов!

В графике морских перевозок Северного Причерноморья мы установили первый пункт: — амфоры «танаисского» типа доставляли сюда главным образом в первой половине III века. Судя по обилию их обломков в городах Причерноморья, по стандартности форм амфор — это была торговля оптовая, поставки большими партиями. А такие поставки могли быть организованы в относительно спокойное время. Едва ли амфоры могли интенсивно завозить сюда до 193 года н.э., потому что несколько предшествующих десятилетий были весьма бурными. Шла война Боспорского царства со скифами. Их племена хотя и утратили уже свое былое могущество и занимали не все степи Северного Причерноморья, как раньше, а лишь степной Крым и нижнее течение Днепра, но представляли еще реальную политическую силу. Надписи, найденные в ряде городов Боспора, сообщают о победе царя Боспорского царства Савромата II в 193 году над скифами, об очищении затем силами боспорского флота Черного моря от пиратов, о льготах, предоставляемых купцам.

амфоры

Этот период расцвета торговли продолжался до сороковых годов III века, когда с севера на Причерноморье обрушился страшный удар готов, погибли Танаис, Илурат и другие города Боспора, заглохла жизнь в Ольвии. В это время оборвался, очевидно, и привоз «танаисских» амфор, попадавших через причерноморские города к их северным соседям.

До сих пор пока остается невыясненным, откуда привозили продукты в «танаисских» амфорах. Большинство исследователей склоняется к мнению, что из городов южного побережья Черного моря: Синопа, Трапезунда и других, то есть с территории современной Турции. Если это так, то производство амфор здесь прекратилось в 255 или 257 году. Дело в том, что готы и другие «варвары», захватив и разрушив города Северного Причерноморья, завладели боспорским флотом. Переправившись на нем через море, они подвергли грабежу и пожарам его южное побережье. Особенно чувствительными были походы 255 и 257 годов.

Амфоры и пираты

Варвары довольно быстро освоились с морским делом, возможно, не без помощи примкнувших к ним рабов и греческих матросов. Нужно сказать, что, по крайней мере, часть пришельцев, например готы и герулы, вышли тоже с морского побережья — балтийского. Конечно, путь был долог, и из дошедших до Крыма едва ли и самые старые воины помнили свинцовые волны Балтийского моря и фьорды Скандинавии. Черное и Эгейское моря стали ареной пиратских набегов.

В 258 году пираты захватили и разграбили города Никомедию и Никею, через четыре года от них пострадали Эфес и Милет. В 264 году какие-то «скифы» на кораблях опустошают южное побережье Малой Азии — Каппадокию (для греков все северные варвары были «скифами»). В 266 году корабли «варваров» появляются у стен города Гераклеи, а воины племени герулов в 267 году разрушают и сами Афины. Среди участников этих походов были, вероятно, люди из поселений Черняховской культуры.

Среди черепков амфор, находимых на этих поселениях, встречаются обломки сосудов, сделанных из красноватой или коричневой глины. Некоторые из них похожи на черепки из городов Северного Причерноморья, многие — нет. Сходные сосуды найдены, при раскопках Афин и относятся как раз ко времени перед разрушением города герулами. Итак, бурное время морских грабительских походов в середине III века тоже нашло свое отражение в амфорных черепках. Но к этому времени, во-первых, относится куда меньшее число черепков, во-вторых, формы амфор удивительно разнообразны, нестандартны. В трюмы пиратских кораблей «варваров» загружались не партии товара, а все, что попадалось грабителям под руку.

амфоры

И снова мирная торговля

Однако мы еще ни слова не сказали о самых многочисленных Черняховских амфорах, светлоглиняных, длинных, с большой примесью песка в тесте, «инкерманских». Поскольку их много и они стандартны, есть основания предполагать, что эти амфоры завозили целыми партиями, что это результат мирных торговых связей. К какому же времени такие связи относились? В одном из склепов Херсонеса амфора оказалась вместе с многочисленными предметами обихода: посудой, украшениями и монетами, самая поздняя из которых чеканена при императоре Юлиане, правившем с 361 по 363 год, то есть через 100 с лишним лет после того, как перестали привозить в Северное Причерноморье амфоры «танаисского типа». И все другие погребения с «инкерманскими» амфорами относятся, судя по найденным вместе с ними вещам (стеклянные кубки, застежки плащей, костяные гребни, греческая керамика и другие), не ранее чем к середине III века, а большей частью уже к IV веку.

На Таманском полуострове раскопано укрепленное поселение у хутора Батарейка. В остатках погибшего при пожаре дома около печи нашли «инкерманскую» амфору, а на полу, под золой — медную монету, отчеканенную на Боспоре в 324 году, при царе Рискупориде IV.

Хотя к тому времени города Крыма еще и лежали в развалинах, и лишь в некоторых из них едва теплилась жизнь, восточные провинции Римской империи начинают оправляться после грабежей и войн середины III века. После того, как в кампании 269—270 годов римским войскам удалось отбросить «варваров» за Дунай, а пиратский флот почти полностью погиб в бурю у берегов Греции, «варварская» угроза стала слабее.

Хозяйственные реформы императора Диоклетиана (283—305 годы) несколько стабилизировали экономику империи. Особенно это касалось восточных провинций: Малой Азии, Сирии, Египта. Ведь не случайно в 330 году столица империи была перенесена на восток, в маленький, но расположенный на очень удобном скрещении торговых путей городок Бизантий, ставший знаменитым Константинополем, Царьградом. Вот в это-то время и возили, вероятно, купцы — жители южного берега Черного моря (точное место изготовления амфор не установлено) вино и масло в «инкерманских» амфорах в Херсонес. Этот город меньше других пострадал во время готского разгрома, и в его окрестностях чаще всего находят «инкерманские» амфоры. А из Херсонеса они попадали и дальше на север, к жителям Черняховских поселений. Впрочем, не исключено, что и сами черняховцы спускались к Черному морю и переплывали его, хотя прямых доказательств этому нет.

Конец этим торговым связям положил новый страшный удар врагов, на этот раз с востока. В 375 году здесь появились гунны, неся смерть, разорение почти всей Европе. Начался новый период истории, изменилась политическая карта Европы, изменились экономические отношения. И опять это так или иначе нашло отражение в черепках амфор, но тут уже начинается другая тема, другой рассказ.

Автор: М. Щукин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *