Средневековая арабская картография

Средневековая арабская картография

Трудно сказать что-то определенное про арабские средневековые карты, потому что, несмотря на проведенные исследования, оригиналов удалось отыскать, смехотворно мало. Потерялись карты, выполненные аль-Хуваризми (планисфера, изображенная на заказ халифа аль-Мамуна), аль-Балхи, аль-Истахри, Ибн Хавкалом, аль-Макдизи и неизвестным автором («Пределы Вселенной»). Даже знаменитая карта аль-Идрис — не что иное, как копия, датированная XV веком.

История арабской картографии, как и всех других картографов, тесно связана с развитием географии и ее многочисленных разветвлений. Еще в античные времена арабам тоже требовались точные ориентиры, чтобы по ним согласовывать свою жизнь и работы. Установление исламской религии только оживило поиски в этом направлении. Чтобы выдерживать время молитв, поста и ритуальных паломничества, надо было уметь ориентироваться в космическом изменении времени и уметь определить местоположение Мекки.

НАСЛЕДНИКИ И ПРОДОЛЖАТЕЛИ СТАРИННЫХ ТРАДИЦИЙ

Но только с тех пор, как перевелись на арабский язык произведения древних авторов, в частности греческих, скажем, произведения Клавдия Птолемея, арабская картография выходит на первое место среди естественных наук. Арабские халифы щедро оплачивали такие переводы: они осознавали вес античных знаний. Чтобы знания эти стали органической составляющей мусульманской культуры, халифы поощряли переводы на арабском языке научных сокровищ античности. Так, халиф аль-Мамун переводческий труд оплачивал золотом…

Арабы берегли как зеницу ока это наследие и в течение всего Средневековья продолжали обогащать достояния античности своими собственными наблюдениями и достижениями индийской науки. Поэтому в период между VII и XII веками полюс географических знаний сместился. Из Европы он перешел к большим научным центрам в Багдаде, Корди и Дамаске. И мы с уверенностью можем сказать, что хотя и не было прямого обмена между арабской и европейской картографиями, возрождение математики и астрономии в течение XIII века в Риме, Оксфорде и Париже является лишь продолжением приобретенного арабами в области картографии. Именно арабы сохранили достояние Античности и сделали тот великий расцвет науки и искусств, который Запад пережил в епоху Возрождения.

Арабы не ошибались, думая, что именно в произведениях Птолемея научные знания греков и римлян достигают наивысшего взлета. Хотя нельзя сказать, что они слепо следовали учению великого греческого звездочета, математика и географа. Арабские путешественники отрицали многие его положения. Со своей стороны, арабские астрономы продолжили вычисления долготы в градусах и достигли очень точных результатов. Следовательно, они не просто сохранили научные положения Птолемея, но и развили их. Требуя углубить известные знания, они, конечно, начинали с того рубежа, до которого дошли их предшественники.

Поиски арабских астрономов достигли кульминации в X веке, благодаря трудам аль-Баттани и аль-Масуди. Аль-Баттани опроверг много гипотез, выдвинутых Птолемеем. В отличие от этого последнего, который считал, что Африка соединяется с Азией у полуострова Малайзия, аль-Баттани был убежден, что Индийский океан — открытое море. Трактаты аль-Бируни о Востоке и аль-Идриса о Западе обогатили знания арабов о мире.

Целый ряд факторов способствовал значительному развитию географической и картографической наук у арабов. Ислам, став религией арабов, поощрял приумножение знаний во всем мире. Завоеваны были гигантские территории: очень нужно было оценить их ресурсы, чтобы ввести целесообразную налоговую систему. Кроме того, три из этих земель (Месопотамия, Персия и Египет) были колыбелью цивилизации. Нельзя было править ими, не зная их.

ПУТЕШЕСТВЕННИКИ И КАРТОГРАФЫ

Огромные пространства арабской империи требовали создания почтовой службы и дорожной сети. Почта и дороги, в свою очередь, способствовали торговому обмену, который облегчали общий язык и религия. Все больше книг описывали «пути и королевства». В конце концов, и паломничества весьма способствовали тому, что арабы все больше привлекались к путешествиям и географии. Паломник говорил тем же языком, что и другие мусульмане, которые жили в других местностях и принадлежали к разным общественным кругам. Длительные паломничества часто превращались в бесценные познавательные, исследовательские и торговые путешествия. Возвращаясь, путешественники-паломники купцы рассказывали об увиденном в отчетах, которые имели ценные географические сведения. Среди них было немало картографов, таких, как Ибн Хавкал, аль-Масуди и аль-Идрис.

Средневековая арабская картография

Много арабских географов исповедовало учение Птолемея. Оно было отправной точкой астрономической географии и картографии.

Мухаммед Ибн Муса аль-Хуваризми заложил основы арабской географической науки. В его книге «О конфигурации Земли» (Китаб Сурат аль-Ард), написанной в первой половине IX века, переводится и исправляется учение Птолемея. Считают, что эта его работа связана со знаменитой планисферой, которую он наметил вместе с другими учеными по заказу халифа аль-Мамуна. К сожалению, большинство карт аль-Хуваризми потерялась. До нас дошли только четыре. Это древнейшие из известных нам арабских карт. В X веке выдающимся арабским картографом был Абул Хасан Али аль-Масуди. Он родился в Багдаде и молодость провел в путешествиях, посетил Индию, Цейлон, Китайское море, Малую Азию, Сирию, Палестину, Занзибар, Мадагаскар и Оман. На склоне лет он отправился в Египет, где и умер в аль-Фустате. Аль-Масуди, вероятно, перечитал большинство известных тогда книг по географии. Он вспоминает много произведений, не дошедших до нас. Основная его работа «Золотые степи» (Муруджу адхдхахаб) заключает его опыт.

Перу Масуди принадлежат и многие другие произведения. Известна его планисфера мира — одна из самых точных тогдашних карт. Он верил в сферичность Земли. К известному в то время миру он добавил еще два континента, один в южном море, а второй, чтобы уравновесить его, с другой стороны известного мира.

Новый тип карт, подобный скорее к картографии, появляется с картой мира Ибн Хавкала. Он представляет экономическую таблицу, насыщенную сведениями из жизни народов. Ибн Хавкал берет за основу «атлас» аль-Истахри, дополняя его. Побережье он изображает в виде округлых и прямых линий; острова и внутренние моря, такие как Каспийское и Аральское, — кругами. Это упрощенное изображение.

ЗОЛОЛОТА ЭПОХА

В X веке (IV в. Хиджры) арабская картография, только начав развиваться еще сто лет назад, переживает действительно золотую эпоху с серией карт («Атлас мусульманского мира»), тесно связанных с многочисленными произведениями о «путях и королевствах». Методологию описания мусульманского мира, введенную выходцем из Балха (аль-Балхи), подхватил и развил персидский ученый из Ирана (аль-Истахри), на чьи работы в свою очередь опирался географ и великий путешественник, рожденный в Багдаде (Ибн Хавкал). Он просмотрел их, исправил и значительно развил.

Эти карты не имеют ничего общего с моделями Птолемея. Исламский атлас содержит в устойчивом раз и навсегда порядке 21 карту, первая из которых — сферическая карта мира. Затем идут шесть карт, изображающих Аравию, Персидское море, Магриб, Египет, Сирию и Румейское море (Средиземное море). Последние четырнадцать карт посвященные центральной и восточной частям мусульманского мира. Изображать исключительно мусульманский мир — льстило амбициям аль-Истахри, а также Ибн Хавкалу, который написал: «… И я подробно нарисовал исламские страны, провинцию за провинцией, край за краем, уезд за уездом…»

Средневековая арабская картография

Вся их картографическая деятельность касалась преимущественно востока арабского мира, но и западной его части не было забыто. Последний период в арабской картографии, совпадает с творчеством аль-Идрисв (XII в.), привязанный как раз к мусульманскому западу.

После обучения в Кордове аль-Идрис поселяется на Сицилии, где норманнский король Роджер II заказывает ему гигантскую планисферу с подробным толкованием. Аль-Идрис описывал земной шар в целом: по словам географа, там были представлены «территории Земли с их странами и городами, реки, земли и моря, дороги, расстояния и все, что можно увидеть». Сама карта потерялась, но толкование аль-Идриса дошло до нас в произведении под названием «Развлекательная книга для тех, кто желает путешествовать по миру» (Китаб Нузхат аль мусхтак фи хтирак алафак), более известном, как «Книга Роджера» (Китаб Руджар).

Эта работа позволила западным географам распространить круг знаний, она также помогла португальским мореплавателям исследовать в XV веке неведомые края. Землю аль-Идрис представлял «круглой, как мячик», он считал, что «вода поступает естественным путем и удерживается на ней» и «Земля и вода зависли в космосе, как желток в яйце». К этим комментариям аль-Идрис добавил атлас известного ему мира, и некоторые карты, которые были уже цветными.

Труд аль-Идриса, апогей арабской картографии, был также и предвестником ее упадка. Понятие широты и долготы в нем отсутствуют. Мы, правда, находим в атласе аль-Идриса традиционные для Птолемея «климатические зоны», но они изображены полосами одинаковой ширины, вопреки астрономическим данным. Детали отражены хуже, чем на картах аль-Хуваризми. Есть также определенные ошибки в расчетах расстояний и дуг. Но будем снисходительны к картографу: смерть короля Роджера и беспорядки после нее помешали ему внести в свой атлас необходимые изменения. Аль-Идрис был на перекрестке двух миров, христианского и мусульманского. Неудивительно, что его называли «арабским Страбоном». Его атлас, который считается самым значительным образцом арабской картографии, имел также огромный успех на Западе на протяжении всего Средневековья.

РАЗРЫВ

Однако, несмотря на все вышеперечисленные работы, вклад арабов в развитие картографии остается очень скромным, на удивление всех, кто изучает эту дисциплину. Что же тому причина? Арабам были известны вся Европа (за исключением крайнего севера), центральная часть Азии, Северная Африка — до 10 градуса северной широты — и восточные африканские побережья. Их географические знания не ограничивались самыми исламскими странами. Они значительно превышали знания греков, которым только примерно были известны земли за Каспием и уж точно они ничего не знали о восточном побережье Азии к северу от Индокитая. А арабам был так же хорошо известен путь по суше к источникам Янцзы, как и восточное побережье Азии до Кореи. Конечно, знакомство их с Японией под вопросом, Японский архипелаг появляется уже на картах XI века, но сомнительно, чтобы арабы добирались до него морским путем. Их представления о Японии, возможно, основывается на сведениях, собранных в Центральной Азии, хорошо им известной. Что касается Африки, то именно арабы первые подробно ее описали; именно на эти сведения ссылались все вплоть до XIX века, когда ее начали исследовать европейцы.

Эти необычные путешествия, невозможные для их европейских современников, должны были стать источником бесценной информации для картографов. Но не стали. Арабская картография, которая сумела составить такой точный «Исламский атлас», не смогла создать что-то похожее, хотя бы в форме отдельных карт, для других районов мира, хотя прекрасно их знала. Она не использовала последних достижений географической науки; вместо вводить что-то новое, новейшие карты только повторяли карты предыдущие. Правда, в те времена и европейская картография не отличалась особой оригинальностью и тоже не особо «дружила» с тогдашней географией.

Автор: Себе Абдель Хаким.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А вообще история картографии столь обширная, что пожалуй можно было бы даже сделать специальную кафедру картографии в рамках исторических или географических факультетов. Пожалуй, разные передовые вузы, такие как Тюменский государственный университет, могли бы позаимствовать эту идею.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *