Сказочная космогония или карта севера

эвенки

Мой друг, сахалинский эвенк Семен Надеин, однажды прислал мне рисунок, иллюстрирующий традиционные представления эвенков о мироздании. По эвенкийским сказкам, Вселенная состоит из пяти «пространств»: 1. Верхняя земля, 2. Средняя земля, 3. Нижняя земля, 4. Земля Долбор и 5. Земля Булдяр. В одних сказаниях земля Булдяр — остров, окруженный семью морями, а в других — семь островов в океане. Семен нарисовал семь островов.

На Верхней и Средней землях и на земле Булдяр живут люди. Тут светит солнце и обычный день сменяется обычной ночью. Самая обычная из этих трех земель — Средняя: ее заселяют самые обыкновенные, только очень темные и отсталые люди.

Верхняя земля — то, что мы называем небом. Но это не безграничный и холодный космос, а вполне близкий к нам и обжитой мир. И на Луне (Бега), и на Венере (Чолпон), и на созвездии Большой Медведицы (Эвлэн) — всюду приветливо дымят островерхие чумы. Жители Верхней земли горды и заносчивы, они свысока относятся к простодушным обитателям Средней земли, не отличающимся ни ученостью, ни галантностью. Зато «средние» наделены большой физической силой и на колкости «верхних» могут ответить чем-нибудь посущественней, чем слова… Средняя земля — родина богатырей.

Верхняя земля имеет форму чума и кончается, как и чум, дымовым отверстием. На вопрос, куда можно попасть через дымовое отверстие, эвенкийский фольклор не дает ответа. (Но ведь и мы пока не знаем, чем кончается видимый в телескоп мир галактик…) В этом самом верхнем месте Верхней земли жил Майн — человек страшной силы, разнимавший железными рукавицами богатырей. Под старость Майн спустился на лыжах на Среднюю землю, и в ясную погоду каждый, кто хочет, может увидеть его лыжню — это Млечный путь. На Верхней земле у Майна остались сыновья. Все они далеко уступают в силе отцу, но гордости у них хоть отбавляй…

Островитяне с земли Булдяр тоже люди как люди. Они берут жен со Средней и Верхней земель, а туда отдают своих женщин. Таким образом, между обитателями трех солнечных миров существуют родство и свойство, они находятся в постоянном общении.

Теперь мы подошли к двум последним «пространствам» — Нижней земле и земле Долбор. Это сумеречные миры: Долбор освещается только косыми лучами заходящего солнца, а на Нижней земле вообще не бывает солнца — там светит месяц. Жители этих земель — злые, агрессивные существа, полулюди-получерти, среди которых водятся даже людоеды — вэрсэ. После смерти человек отправляется в землю Долбор и живет там. Долбор — страна мертвых.

Людоеды вэрсэ совершают набеги на Среднюю и Верхнюю земли, для чего пользуются отверстиями, соединяющими эти три «пространства». Эти отверстия называются солкит. Чтобы попасть из одной земли на другую, достаточно отвалить камень, закрывающий солкит. Но можно плыть и по морю, омывающему все земли.

Вэрсэ особенно бесчинствуют, когда мужчины со Средней земли бывают в отлучках. Людоеды убивают стариков и мальчиков, а женщин и девочек уводят с собой. Богатыри Средней земли не один раз бросались в погоню, громили разбойников и истребляли их стойбища.

Случалось, что обитатели Нижней земли уводили к себе беременную женщину со Средней земли, и она оставалась у них. У нее рождался и вырастал среди неприступных скал богатырь, который впоследствии жестоко мстил жителям Нижней земли за побитых сородичей и возвращался на землю отцов.

Обитатели Средней и Верхней земель тоже совершали набеги на Нижнюю землю. Там, на полумесяце, освещавшем мрачные каменные утесы, жила красавица, которую всем хотелось похитить. Но полулюди неусыпно сторожили красавицу и никого к ней не подпускали. Только одному обитателю Средней земли удалось преуспеть в своем деле, и он вернулся домой с красавицей-женой. Ему помогло заклинание, усыпившее стражей.

В космогонических рассказах западных эвенков присутствует воображаемая река, соединяющая отдельные земли, причем истоки этой реки находятся на Верхней земле, а устье — на Нижней. Восточные эвенки знают реку лишь на Средней земле, но зато не воображаемую, а вполне конкретную — Яну. Воображаемой дорогой, соединяющей Верхнюю и Среднюю земли, служит у них след лыжни старого Майна.

Читатель, наверное, не улавливает связи между предыдущим сообщением и рисунком Семена Надеина… Однако такая связь, как нам кажется, есть!

Если наложить рисунок на карту Сибири так, чтобы обе Яны — на рисунке и на карте — совпали устьями, то получится любопытная картина. Верхняя земля сместится влево, то есть к западу, но этим можно пренебречь, поскольку небесные тела должны оставаться там, где им положено быть, — у нас над головой. Зато к северу от Средней земли окажется море Лаптевых с Ляховскими и Новосибирскими островами.

Можно насчитать приблизительно семь более или менее крупных островов в этом архипелаге. В береговых обрывах, покрывающих ископаемый лед, находят остатки доледниковых животных — мамонта, носорога, дикой лошади. Значит, некогда тут был мягкий климат. Сейчас здесь постоянно обитают дикий олень, песец, белый медведь, лемминг, птицы… Не это ли земля Булдяр?

Долбор-землей мог бы тогда оказаться расположенный к северо-западу от устья Яны полуостров Таймыр. Показанные здесь художником чумы могут быть чумами ненцев и других обитателей Таймыра.

Нижней землей с ее полулюдьми-получертями оказывается, таким образом, восточный берег Чукотки, где обитают оседлые чукчи и эскимосы. В эвенкийских сказаниях говорится, что жилищами вэрсэ служили железные юрты ампар без дверей и окон, формой напоминающие колокол. Такой юртой в воображении эвенков могла стать традиционная эскимосская хижина иглу, сделанная из обледенелого снега. Сейчас в иглу живут только гренландские эскимосы, но раньше, вероятно, жили и азиатские… Сугубо мифические представления наслоились на реальные.

Любопытно, что имя богатыря Майна носит река Майн — правый приток Анадыря. Река Майн играла немаловажную роль в жизни аборигенов: в ее устье находились «плави» диких оленей, совершавших сезонные миграции с юга на север и обратно. На плавях аборигены производили «поколки» диких оленей, запасаясь на целый год мясом и шкурами. Если продолжить наше сопоставление рисунка Семена Надеина с картой, то можно вообразить, что долина реки Майн была пограничной полосой между Средней и Нижней землей. Не тут ли нашел покой старый богатырь?..

Остается сделать догадку, какой народ мог жить на земле Булдяр. История Новосибирского архипелага любопытна и отчасти таинственна. Русские узнали об островах в Ледовитом океане еще в XVII веке. В 1644 году якутский казак Михайло Стадухин доставил известие о чукчах и большом острове в Ледовитом море. Какая-то туземная женщина сказала ему, что против устьев Яны и Колымы находится остров, на который чукчи зимой за один день переезжают с материка на оленях для промысла моржей.

Купец Ляхов, будучи в марте 1770 года у Святого Носа (Щелагский мыс), увидел многочисленное стадо диких оленей, шедших к югу. Сев на нарты, Ляхов добрался до острова, расположенного верстах в 70 от берега. На другой день он вновь поехал по следам оленей и достиг следующего острова, верстах в 20 от первого. След вел еще дальше на север, но Ляхов не смог проехать по ледяным торосам и вернулся назад. Так благодаря диким оленям были открыты Ляховские острова.

Летом 1773 года Ляхов в обществе якутского купца Протодьяконова поплыл в лодке к открытым им островам и обнаружил третий остров, до которого он не смог добраться зимой. Путешественники нашли мамонтовые бивни и видели следы зверей.

Впоследствии Протодьяконов рассказывал капитану Биллингсу, что костей мамонта на первом острове было так много, что казалось, будто весь остров состоял из них. Кроме мамонтовых, попадались головы и рога, похожие на буйволовые.

На третьем острове оказалось несколько речек, в которые с моря заходила красная рыба нерка. В море путешественники видели китов, а на земле — белых медведей, волков и оленей… Был обнаружен богатый и обитаемый мир!

В 1808 году на Ляховские острова был направлен русский исследователь Геденштром с землемером Кожевиным. Впоследствии Геденштром писал: «Между Леною и Колымою известны следующие острова: 1 и 2 — Ляховские, 3 — Столбовой, 4 — Бельковский, 5 — Котельный, 6 — Фадеевский и 7 — Новая Сибирь». Снова семь островов!

О Медвежьих островах того же архипелага ходили в то время самые разноречивые слухи. В 1763 году их было поручено обследовать сержанту геодезии Андрееву. На каждом острове он находил следы живших здесь когда-то людей: развалившиеся землянки, вкопанные в землю юрты, лабазы. Обследуя один надземный лабаз, Андреев записал в путевом журнале: «Для связей рублены проухи и связаны уши ремнями; оные проухи рублены и доски тесаны топором не железным, а каменным или каким костяным, подобно как зубами грызено». Андреев положительно утверждал, что описанное им сооружение делалось «не русскими людьми, а другими, но какими, о том знать не можно». В 1820 году этот лабаз или юрта уже не были найдены посланной туда экспедицией.

В 1764 году Андреев с последнего из Медвежьих островов «усмотрел в великой отдаленности полагаемый им величайшим остров» Туда отправились по льду на собаках, но не доехав до острова, увидели «свежие следы превосходного числа, на оленях, неизвестных народов» и, «будучи малолюдны», возвратились на Колыму. Так сказано в инструкции данной впоследствии главе другой экспедиции.

Экспедиция Врангеля (1820—1824) показал: как будто вздорность утверждения Андреем о «величайшем острове» к северу от Медвежьих островов. Вероятно, он ошибся, приняв остров за очертания материка, видневшиеся далеко на востоке. Между тем в 1823 году в чуковском журнале «Сибирский вестник» в примечаниях к путевому журналу Андреева сообщалось: «Другие известия (?) доказывают, что сия земля имеет жителей, которые называют ее Тикеген, а сами известны под именем Хрохаев и состоят из двух племен. Некоторые из них бородатые и похожи на рoссиян, другие ж чукотской породы».

Так, с одной стороны, ученые-путешественники утверждают, что виденный Андреев остров есть плод его воображения (и действительно, на современных картах никакого острова к северу от Медвежьих нет), а с другой стороны — автор примечаний приводит наименование, как самого острова, так и населявшего его народа…

Всего любопытнее то, что «хрохаи» — имя явно связанное с обитателями северной Якутии — юкагирами. В XVІІ веке у юкагиров существовал род Кромый. Название рода — производное от названия реки Хромы, впадавшей в Ледовитый океан между Яной и Индигирикой. Часть «хромовских юкагиров» переселилась тогда же, в XVII веке, на Индигирику. Может быть, какая-то их часть откочевала еще дальше — на Медвежьи острова и либо погибла там от недостатка пищи и дров, либо ушла оттуда в неизвестном направлении?

На малоподробных картах можно насчитать всего семь Медвежьих островов. Не их ли именно имеет в виду эвенкийская космогония? Тот же Геденштром отмечал, что юкагиры составляют остаток сильного прежде народа омоков, которые больше ста лет назад покинули материк и удалились «толпою» на острова против устьев Яны и Индигирки. Сто лет назад для Геденштрома — это самое начало XVІІІ века; но скорее всего удаление юкагиров на острова произошло несколько раньше, в конце XVII века, когда в северной части Якутии свирепствовала эпидемия оспы. Случаи панического бегства аборигенов по воле «злого духа» болезни нередки в истории Сибири. Но как бы то ни было, юкагиры должны были знать о существовании этих островов и возможно, бывали на них.

Не исключено, что юкагиры — остатки древнейшего населения северной Сибири, которое обитало здесь еще во время мамонтов и носорогов. Мамонты и носороги вымерли, а люди остались… Так, стало быть, люди земли Булдяр — юкагиры (омоки)?

Знак вопроса придется пока оставить. Но уже ясно, что сказочная космогония эвенков — это не оторванная от реальной действительности игра народной фантазии, а зашифрованная картина того древнего мира, который застали эвенки при продвижении в полярные области. Эту картину нам предстоит расшифровать исходя, как из полуфантастических народных преданий, так и из достоверных фактов науки.

Автор: В. Туголуков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *