От эпоса к науке – история в Индии

Кришна и Арджуна

Есть ли у Индии история? Этот вопрос не перестает волновать ученых, особенно когда речь заходит о длительном периоде от арийских нашествий до прихода мусульман в XII в. О времени, когда возникла и расцвела индийская цивилизация, мы узнаем из двух видов источников: с одной стороны, из текстов Вед и различных эпических произведений, с другой — из археологических документов.

Но соотносить эти два типа источников чрезвычайно трудно. Некоторые ученые решительно отрицают историческую ценность эпоса и утверждают, что в нем присутствуют лишь мифологические события, не имеющие ничего общего с реальностью. Доказательство тому они видят в расплывчатости географических понятий и крайней приблизительности датировки. Однако другая школа индийских ученых, опираясь на результаты некоторых недавних археологических раскопок, отстаивает историческую достоверность эпических событий.

По сути дела разногласия эти философского характера. Еще Гегель заявлял, что индийской цивилизации чужда история, подчеркивая, что времена, протекавшие до появления письменной истории, не имеют объективной истории, поскольку не оставили никакой субъективной истории, никакого исторического повествования. Он видел контраст между Индией, страной, по его мнению, обладающей глубочайшей духовной литературой, и Китаем, имеющим, как он считал, замечательную историю, восходящую к самому отдаленному прошлому.

Отсутствие в Древней Индии письменных исторических памятников — неоспоримый факт. За исключением Кашмирской хроники мы не знаем ни одного такого текста вплоть до мусульманского нашествия. В конце XII в. появляется придворная историография мусульманских владык. Самым известным представителем этой традиции на Деканском плоскогорье считается историк Феришта. Однако этот заимствованный жанр, требовавший к тому же знания языка фарси, широкого распространения не получил.

ИССЛЕДОВАТЕЛИ ИНДИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Появление научной историографии связано с завоеванием страны англичанами, начавшимся в 1757 г., и в основном завершенном к 1818 г. Но и этот жанр был привнесен извне и использовался только колонизаторами, по крайней мере до 1830 г.

Уильям Джонс (1746—1794), учредивший в 1784 г. в Калькутте Азиатское общество, разработал основы древнеиндийской хронологии. В его ассоциацию входили главным образом члены британской правящей элиты, а их интерес к Индии был не вполне бескорыстен: лучшее знание страны помогало управлять ею. В то же время, будучи сынами эпохи Просвещения, они не могли оставаться равнодушными к одной из величайших цивилизаций мира. Они искренне восхищались культурой Древней Индии, но все же считали ее ниже античной Греции, ставшей идеалом для европейцев того времени.

Самая жесткая критика индийской цивилизации была предпринята Джеймсом Миллем (1773—1836), философом-утилитаристом радикального направления (отцом Джона Стюарта Милля). Его труд «History of British India», 1817 («История Британской Индии»), ставший первой попыткой воссоздать прошлое страны, получил известность и оказал большое влияние на более поздних исследователей.

Высокопоставленный чиновник лондонской Ост-Индской компании, Милль ни разу не был в Индии и получал информацию из вторых рук. Презирая факты, он видел в истории отрасль философии и издевался над доверчивостью «востоковедов». Старинные индийские тексты? Да это сказки, не имеющие никакой исторической ценности (такая точка зрения и по сей день встречается у некоторых индологов). Индия до мусульманского завоевания? Однообразное чередование тиранов-варваров, власть которых опиралась на «самые чудовищные предрассудки и суеверия». Мусульманский период? Незначительный шаг вперед по сравнению с темными веками индуизма. По-настоящему история Индии начинается с приходом европейцев, особенно англичан.

Милль ничего не сделал для исторического исследования Индии, но оказал влияние на целое поколение ученых. Введенное им деление индийской истории на три периода: древний (индусский), средневековый (мусульманский) и современный (британский) — хотя и устарело, по-прежнему присутствует во всех учебниках. Кроме того, своими нападками на востоковедов Милль способствовал созданию приоритетного направления исторических исследований, ограничив их современным ему моментом. В результате история предшествующих эпох стала достоянием узкого круга эрудитов.

Вот почему такие важнейшие открытия, как расшифровка Джеймсом Принсепом (1799— 1840) брахмического письма в 1833 г., были встречены без особого энтузиазма. Возник разрыв между трудами востоковедов и историков, которых, поскольку сами они были англичане, интересовала в Индии главным образом жизнь своих соотечественников.

Но вот Маунтстюарт Эльфинстон (1799— 1859) открывает новый этап в изучении индийской культуры, для которого характерны знание предмета и непредвзятое отношение к изучаемым ценностям. В своей книге «History of Hindu and Muhammedan India», 1841 («История индусской и магометанской Индии»), он представил вполне обоснованную хронологию (в общих чертах она признается правильной и сегодня), включив в обзор Южную Индию, которой до этого не уделяли должного внимания.

ПРОБУЖДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ

Следующий период ознаменовался расцветом империалистической исторической школы и зарождением собственной индийской историографии. Первые национальные историки, такие, как Раджа Шивапрасад, автор написанной на хинди книги «Itihas Timir Nasak» (1866), служившей учебником в школах Северной Индии, были чрезвычайно строги к собственной стране.

Однако с 70-х годов 19-го столетия началось антизападное движение, которое было особенно активно в Махараштре. Представители индийской интеллигенции, публицисты и писатели, вдохновленные национальным подъемом в Европе, горько сожалели об отсутствии собственной историографии. Великий бенгальский писатель Банкимкандра Чаттерджи (1838—1894) прославил индусское прошлое Бенгалии на страницах своего исторического романа. Причем на отражении исторических событий не могла не сказаться проблема взаимоотношений между индусами и мусульманами.

Но подлинный расцвет индийской национальной исторической школы начался в 1910 г. Все ее многочисленные представители были выходцами из университетов. Особый интерес к Древней Индии проявляли X. С. Райчандхури, К. П. Джайасвал, Р. К. Мукерджи и X. К. Оджха. Они попытались опровергнуть гегелевский тезис, уделяя особое внимание изучению развития политических институтов. И хотя их работы не всегда соответствуют требованиям современной историографии, они сыграли важную роль в пробуждении индийского национального самосознания.

Великий индийский историк Джадунат Саркар (1870—1958) прославился благодаря своим работам, посвященным последнему периоду государства Великих Моголов и Маратхским княжествам. Он отличался большой эрудицией и блестящим стилем. Его произведения популярны и по сей день.

Начиная с 60-х годов прошлого столетия индийская историография сблизилась с другими общественными науками. Правда, в связи с этим в научных кругах периодически стали возникать серьезные разногласия, но все это только лишний раз доказывает жизнеспособность исторической науки в стране, которая собирается внести свой вклад в мировую историю.

Автор: Клод Марковиц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers