Житие и загадочное деяние монаха Раймонда Лулия. (Пунктирность жития).

Раймунд Луллий

Луллий родился в городе Пальма на острове Мальорка — в Средиземном море, неподалеку от испанских берегов. Это — неоспоримый факт. А вот и обрыв. Датой рождения Луллия следует считать 1232 или 1233 годы, утверждает историк науки Э. В. Плэтцек. В работах М. Безобразовой и Л. Теплова назван другой год — 1234. Большинство же ученых указывают на 1235 год.

Появившись на свет в богатой семье, Раймунд Луллий еще ребенком был приближен ко двору арагонского короля Иакова I, получил хорошее образование, а позже, заняв важный сановный пост, стал воспитателем Иакова II — будущего правителя Мальорки. Луллий мог бы прожить безбедно и умереть в довольстве, но выбрал он путь иной. Он начал писать стихи и романы, причем оказался автором талантливым, многостилевым (от мистико-сентиментальной «Бланкуэрны» до иронично-насмешливой «О дурачествах князей»), и его литературные произведения, созданные на родном каталонском языке сыграли для Каталонии ту же роль, что и сочинения Данте для Италии,— явились фундаментом литературного языка страны. Уже в наше время она дала миру музыканта Пабло Казальса, художника Сальвадора Дали, архитектора Антонио Гауди и других.

Луллий не был затворником-аскетом или поэтом-домоседом. Биографы аттестуют его как щеголя, повесу и дуэлянта. Мало того, они полагают, что своим успехом он в большой степени был обязан женщинам, и отмечают, что к 30 годам Луллий промотал почти все состояние. Но затем в его жизни произошел крутой перелом.

Красивая и набожная сеньора Амбросия де Кастелло. Луллий давно остановил на ней свое внимание. Он посвящал ей любовные стихи, искал встреч с нею. Тщетно — Амбросия не отвечала ему взаимностью. И Луллий решился на грубость. Во время моления Амбросии де Кастелло он въехал в собор верхом на коне. О, это она должна была оценить, трижды оценить!

Под сводами собора воцаряется тишина. Слышен лишь цокот копыт. Люди поворачивают головы, оборачивается и Амбросия. Еще не разглядев лица Луллия, не уловив его взгляда, она понимает — приехал ради нее. Поднимается с колен, поворачивается к нему. Луллий молчит — он смотрит и ждет. Женщина сбрасывает мантилью и резким движением обнажает грудь. Луллий переводит взгляд — на ее груди неизлечимые кровоточащие язвы. Потрясенный, он почти не слышит обращенных к нему слов:

— Взгляните, чему вы посвятили столько эпитетов в ваших сонетах! Может быть, вы сможете избавить меня от этого. Конечно, клясться в вечной любви значительно проще! Луллий резко дернул поводок коня. Прочь от этого зрелища!..

Ночью перед глазами стояла Амбросия. Он метался, пытаясь забыться. Под утро ему привиделся Бог. И Луллий решил порвать со светской жизнью. Эту сцену приводят многие его биографы. Есть она и в одной из книг. Правда это или фантазия — сейчас, по-видимому, выяснить невозможно. Однако, так или иначе, но Луллий покидает Арагон. Возвратившись на Мальорку, он поселяется в одинокой хижине — на вершине горы Мирамар (на горе Ранда — по другим сведениям) и проводит там некоторое время. Он размышляет.

Именно тогда зарождается его идея о механизме логического вывода, оформляются догадки о превращении веществ, именно тогда натура писателя готовится к переплавке в ипостась ученого-мыслителя, жаждущего познать законы мироздания. Он уезжает с Мальорки и принимается за изучение богословия и иностранных языков. Сначала учится в Сантьяго-де Компостела, потом в Монпелье, далее в Парижском университете, где получает степень доктора философии, а позже вступает в орден миноритов. Примерно в это время и появляется его «Великое искусство» — о системе наложенных друг на друга дисков. Но вот алхимией он, скорее всего, интересовался еще прежде того.

Еще в III веке до нашей эры натурфилософом Волосом из Менде (город в дельте Нила) было написано немало трактатов, которые он стремился выдать за древнейшие сочинения, посвященные «тайному искусству», — для этого он подписывал их именами людей известных. Например, в своем труде «Физика и мистика» он поставил имя Демокрита. Скорее всего, это обстоятельство являлось данью тогдашней культурно-исторической традиции, отражавшей взаимовлияние персидской, древнегреческой и, возможно, вавилонской культур, но оно же сильно затруднило исследования, и лишь в XX веке историку науки Максу Веллману удалось установить подлинное имя автора указанной книги. Так вот, Болос отмечал, что способы превращения (трансмутации) низших металлов в благородные имеют 4 стадии: 1) меланоз, или почернение металла; 2) лейкоз, или побеление; 3) ксантоз, или пожелтение; 4) иоз, или покраснение металла.

Философы Древнего Китая указывали на возможность превращения неблагородных металлов в благородные, а также в искусственное золото, удлиняющее жизнь,— имелись в виду «пилюли бессмертия», излечивающие от разных болезней. Известны указания на трактаты китайского, принца Лиу Ан (II век до н. э.), хотя точных сведений о них не сохранилось. Туманным и метафорическим языком излагается подробный рецепт приготовления «пилюль бессмертия» в «Книге перемен», написанной китайским философом Вей По Иангом (род. около 120 г. до н. э ), причем неоднозначность истолкования сложной символики привела к тому, что загадочные формулы не расшифрованы досконально и доныне. Известно лишь, что в состав этих пилюль входила, по всей вероятности, киноварь. Существует также предание о том, что Вей По Ианг, его ученик и собака приняли по одной такой пилюле. И — умерли. А по прошествии некоторого времени ожили и обрели бессмертие.

Отчего бы не знать об этом высокообразованному Раймунду Луллию? Первые века нашей эры дали немало алхимических трактатов. Одни из них, как считают, принадлежат легендарной Марии Коптской (в них содержатся описания аппаратов для перегонки — сосудов с трубками для подачи и отвода различных жидкостей — новейшая по тем временам лабораторная посуда), другие (в частности, «Хризопея» — сборник рецептов для получения золота) приписываются Клеопатре Египетской. Третьи (их огромное количество — 36 525, по утверждению некоторых исследователей) связываются с именем Великого Гермеса Трисмегиста, «покровителя всех искусств и наук», в совершенстве владевшего алхимией, в честь которого она была названа «герметическим искусством» (относительно дат его жизни нет единого мнения).

А уж этими трудами Луллий пользовался полной мере. И еще… Луллий не мог не знать о работах выдающегося арабского алхимика Джабира ибн Гайяна (721 — 815 г. н. э.). Если рецепты арабской алхимии отличались наибольшей конкретностью, то наивысшей степенью мистичности обладали китайская, египетская и персидская алхимии. Это и понятно: создавались они жрецами и монахами, в уединении и секретности. А Джабир являлся исследователем современного типа. Его указания были точны, он не применял аллегорий и иносказаний. «Его алхимия приближается к истинной химии»,— отмечал в 188-5 году историк алхимии Марселен Бертелс. Джабир, игравший, между прочим, важную сановную роль при дворе знаменитого Гаруна-аль-Рашида, первым получил азотную кислоту, раньше всех стал говорить о хлорной ртути, об азотно-серебряной соли, именно ему принадлежит открытие нашатыря. И он же описал опыт получения золота. Он оставил массу книг — по алхимии, медицине, математике, философии и т. д.

Вернемся к Луллию Что же, биографический пунктир перешел в непрерывную линию? Это не так. Вот мнение еще одного крупного исследователя, Э’рнста фон Мейера: «Не известно, составляют ли алхимик Раймунд Луллий и знаменитый грамматик и диалектик того же имени, названный его почитателями «Доктор Иллюминатиссимус», одно и то же лицо, или нет». Правда, далее следует добавление: «В сочинениях названного диалектика имеются суждения об алхимии».

Что за чудеса? Выходит, в одно и то же время жили две знаменитости под одним и тем же именем? Интересно, встречались ли они? И что случилось потом с каждым? А может быть, мы имеем дело с досадной ошибкой ученого? Ведь у других исследователей подобное свидетельство отсутствует…

И это затруднение не единственное. Немало историков углублялись в житие Раймунда Луллия, немало трудов посвящено его незаурядной личности однако полной ясности нет до сих пор. К примеру, Раймунд Луллий считался автором около 4 тысяч работ, из которых примерно 500 составляли алхимические трактаты. Среди наиболее известных — «Завещание, излагающее в двух книгах всеобщее химическое искусство», «Опыты», «Сокращенное послание о камне», и «Добавление к завещанию, или сокращение», «Последнее завещание». А в 1960 году американец Дж. М. Стиллман выступил с заявлением, отрицающим подлинность авторства если не всех, то большей части алхимических трактатов Луллия. Он говорил о «существовании «псевдо-Луллиев», последователей знаменитого алхимика, подписавших его именем свои сочинения. Да, нелегкая работа ждет будущего исследователя, который вознамерится расшифровать загадку Раймунда Луллия!

А Луллий, ко всему прочешу, много путешествует. Излагает великое искусство ученым Европы — Франции, Германии, Италии. В Неаполе в 1293 году его близким другом становится несгибаемый алхимик-изгнанник Арнольд де Вилланова — первый человек, который вскоре свяжет химию с медициной, начав применять полученные вещества в качестве лекарств. Парацельс, основатель ятрохимии — тот будет позже. А пока Вилланова выступает против обычного для того времени лечебного средства — кровопусканий. За несколько лет до кончины (он погибнет в 1312 году во время кораблекрушения) он заявит о том, что получил магистерий — философский камень. Луллий путешествует сначала вместе с ним, а затем один — не только с научными, но и с посредническими, миссионерскими целями, и его странствия достойны захватывающего романа.

Прежде мы пытались выяснить время встречи Луллия с английским королем Эдуардом на основании датировок и событий с позиции, так сказать, хронологии королевской династии. Сейчас логично использовать прием обратный — наложить биографическую кальку Луллия на последовательность исторических вех. Получается вот что.

В 1300 году Луллий предпринял дальний вояж на востоке — побывал на Кипре, в Палестине, в Армении. На обратном пути в Европу он заглянул в Северную Африку, где произнес несколько зажигательных речей, убеждая мавров принять христианство, но ничего не добился. Скорее всего, встречу с Эдуардом произошла по окончании именно этого путешествия — так, в частности, явствует из научно-исторического изложения, опубликованного в 1870 году горным инженером Ф. Савченковым, и этот вывод однозначно выводит нас на Эдуарда I — со всеми сформулированными прежде вопросами. В 1306 году Раймонд Луллий (огорченный, как можно заключить, обманом Эдуарда) отправляется в Северную Африку один, проповедует учение Христа, но попадает в плен. Освобождается, вновь возвращается в Западную Европу, а далее опять продолжает миссионерскую деятельность — вначале в Алжире, затем в Тунисе. До конца.

Богослов и алхимик, логик и философ, писатель и изобретатель, оратор и путешественник, экспериментатор и теоретик — какая неординарная личность! «Человек, который, как уверяли, ухитрился прожить две жизни вместо одной»,— писал о нем кибернетик Лев Теплов.

Это еще не все. Перед смертью, окровавленного, его подобрал генуэзский купец. И умирающий 80-летний старик срывающимся голосом прошептал странные слова — о том, что потомок этого купца откроет Новый Свет. Так гласит легенда, то же сообщают биографы Луллия. И пророчество — сбылось! Свершилось по прошествии 177 лет! История сохранила нам имя того генуэзского купца — Стефан Колумб.

Автор: Анатолий Карташкин.

One Response to Житие и загадочное деяние монаха Раймонда Лулия. (Пунктирность жития).

  1. Антон says:

    Любопытное описание жизни Раймонда Луллия есть в романе Д. Гербера «Ангел, стоящий на солнце». Там по большей части легенды, но почитать стоит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers