Жрецы без спецодежды

Инки

В честь языческих божеств, в том числе и локального значения, в Тауантинсуйю было построено бесчисленное множество больших, средних, маленьких и совсем крохотных храмов и молелен. Но вот что поразительно: храмы, во всяком случае кечуанских божеств, были наглухо закрыты для основной массы верующих. Туда допускались только инки, а в местные храмы еще и местная знать. Само же поклонение богам — этот ритуал назывался на языке кечуа «муча» — происходило, по свидетельству хронистов, на площадях или в специально построенных на случай непогоды помещениях, куда вмещалось по несколько тысяч человек. Во всяком случае, именно такими были эти помещения в Куско.

Вся эта огромная масса людей была не зрителями «мучи», а ее непосредственными и обязательными участниками. Естественно, что сыны Солнца играли в этом коллективном спектакле главную роль, а Сапа инка даже кое в чем заменял самого Отца Солнце. Здесь мы подходим к весьма сложному вопросу, по которому среди исследователей нет единого мнения: были ли жрецы в Тауантинсуйю особым сословием, или они не выделились в изолированную социальную группу?

Легко представить, что в тысячах храмов и святилищ Тауантинсуйю имелись специальные служители. Не заметить их испанцы не могли, так как жрецы были для них носителями и выразителями нечистой силы, от которой следовало спасать заблудшие души индейцев. Но как раз о жрецах хроники говорят невразумительно. Лишь в одном случае имеется полная ясность — верховный жрец Солнца был освобожден от всех остальных занятий. Им мог быть только ближайший родственник Сапа инки. А как быть с остальными жрецами, которых должно было быть великое множество? Что они собой представляли? Как часто бывает, ответ нашелся благодаря случаю.

Изучая вопросы, связанные с проблемой религии и положения жречества в Тауантинсуйю, автор этих строк натолкнулся в работе одного современного перуанского исследователя на данные о количестве жрецов, обслуживавших храмы в Куско и провинциальном селении Вилька. Данные вызвали недоумение: Кориканчу, главный храм Солнца в Куско, обслуживали 4 тысячи жрецов, а храм в Вильке — якобы 40 тысяч.

4 тысячи жрецов для Кориканчи — цифра абсолютно реальная. Инки не были бы сынами Солнца, если бы их главный храм в столице обслуживался меньшим количеством жрецов. Но храм в Вильке? Зачем и для чего там столько жрецов? Пришлось проверить источник, откуда исследователь взял эту цифру (благо ссылка у него была). Выяснилось, что написал об этом самый точный и объективный испанский хронист Сьеса де Леон. Но вот что сказано у него: «И утверждают… что обслуживают эти помещения более сорока тысяч индейцев, которые выделялись для каждого времени, а всякий принципал знал, что приказывал делать губернатор, наделенный властью королем инкой, и только для охраны дверей храма имелось сорок привратников».

Да ведь здесь речь идет вовсе не о жрецах! Сорок тысяч индейцев не были жрецами. Они только обслуживали нужды храма, но не служили в нем. То была «мита» этих индейцев — обязательная работа пурехов — земледельцев, проводившаяся вне общинных земель в пользу «общегосударственных целей». Именно такой работой, придерживаясь строгой очередности, обязаны были заниматься пурехи.

Правда, очередность существовала и в отправлении культовых ритуалов: жрецы служили по очереди неделями, и только в эти дни их содержал сам храм. В остальное время они жили «за свой счет, ибо им также выделяли земли под посевы, как и всем остальным простым людям», — таково свидетельство Инки Гарсиласо. Он же указал, что только в Кориканче жрецы были инками, а в провинциальных храмах служила провинциальная знать и лишь главный жрец обязательно был чистокровным сыном Солнца.

Как бы то ни было, 40 тысяч жрецов в храме Вильки — очевидная нелепость. Но анализируя все эти факты, мы неожиданно по-новому взглянули на вроде бы случайно оброненную Инкой Гарсиласо фразу. Рассказывая о храме в Куско, где жрецами были только инки, хронист написал: «У жрецов была обычная, а не специальная одежда». Что же открылось за этой фразой?

Носить обычную одежду могли приказать жрецам лишь инки, ибо именно они устанавливали для каждого народа в Тауантинсуйю покрой его одежды. Между тем именно одежда наиболее наглядно демонстрирует наличие классового расслоения в обществе, часто предельно ясно определяя права и обязанности того, кто ее носит. Далее. Общеизвестно, какое важное место занимало жречество в языческих государствах — достаточно вспомнить судьбу египетского фараона-реформатора Эхнатона (Аменхотепа IV), который решил установить в своей стране культ нового бога и встретил яростное сопротивление жрецов. Мы помним, что и в Тауантинсуйю религия играет не менее, а кое в чем и более важную роль, нежели в Древнем Египте. Но почему же тогда инки-жрецы предпочитали носить обычную, а не специальную одежду служителей культа?

Ответ может быть только один: в царстве инков Тауантинсуйю было престижнее показать себя сыном Солнца, нежели его, Солнца, жрецом. Но такое могло произойти лишь в том случае, если в Тауантинсуйю еще не завершился процесс профессионализации жречества и его выделения в особую привилегированную группу правящего класса. Процесс этот уже начался — об этом свидетельствует пожизненная должность верховного жреца инков, — но до конца его было еще далеко, иначе жрецы-инки наверняка сумели бы придумать для себя соответствующую «форму», чтобы не потеряться в толпе рядовых сынов Солнца.

Можно с уверенностью сказать, что такое положение продлилось бы не очень долго. Религиозные воззрения усложнялись, появлялись все новые и новые пристанища богов на земле, например «говорящий храм», или «говорящий оракул» в храме Пачакамака, который весьма охотно «отвечал» на вопросы правителя и иных высокопоставленных лиц империи. Естественно, что «научить» оракула говорить могли только люди с большим профессиональным навыком. В таких делах рассчитывать на одну самодеятельность нельзя. Но к моменту прихода испанцев в Тауантинсуйю процесс профессионализации жречества, повторяем, все еще был далек от завершения.

Автор: В. Кузьмищев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *