Замки Луары в жизни французских королей. Продолжение.

Замки Франции

Строительство Шамбора было вплотную связано со старыми цеховыми традициями Франции, поэтому довольно трудно вычислить имена авторов проекта. Известно только, что перед началом работ была изготовлена деревянная модель дворца — явление по тем временам исключительное. Друг монарха Леонардо да Винчи выступил в роли консультанта. Больше ничем не мог он помочь Франциску. В 1519 году 2 мая художник умер в поместье Кло-Люсе, оставив королю три картины, привезенные с собой из Италии: «Мону Лизу», «Св. Анну» и «Иоанна Крестителя». Его погребли во дворе церкви Св. Флорентина, что стояла в центре амбуазского замка и была разобрана во времена Империи. (В Кло-Люсе находится музей, где экспонируются воссозданные с помощью компьютера модели изобретений Леонардо да Винчи: парашют, пулемет, колесная лодка и танк.)


Кло-Люсе

Шамбор строили «всем миром» — и французы, и итальянцы. Но все же французская земля взяла свое. Она медленно и неуклонно выращивала из своих недр привычное готическое сооружение — настоящую средневековую крепость (в основании которой лежит квадрат) с мощными круглыми сторожевыми башнями по углам.

Однако ренессансная прививка не прошла бесследно — внутреннее пространство дворца заполнили крестообразные переходы, сложные непересекающиеся спиралевидные лестницы, изображения львов, сатиров, драконов и прочих чудовищ, вид которых якобы тревожил фантазию гостей, побуждая их к светским забавам. Во дворце было устроено 364 комнаты по числу дней в году. Особенно впечатляет крыша здания, по сей день носящая оригинальное прозвище «волосы женщины». Очевидно, неведомая женщина была очень напугана, потому что «волосы» Шамбора стоят дыбом. Это типичные высокие и крутые скаты готических крыш, но уже с некими возрожденческими орнаментально-пирамидальными заскоками. Крыша замка была отдельным городом. Здесь существовали свои улицы и площади, по которым гуляли праздные обитатели и гости Шамбора.

Замок Шамбор

Далеко внизу проходили турниры, военные парады, травли диких зверей. И светские дамы, глядя вниз, всплескивали руками и говорили: «Ах эти ваши мужские забавы», и падали в обморок, слегка подождав, чтобы кавалер успел подготовиться. Здесь же, на крыше, в закоулках башен и пристроек, жила прислуга. Говорят, что немытым отпрыскам лакеев и кухарок запрещали спускаться в помещения замка. И дети вырастали на крыше как бескрылые голуби, не умея летать и никогда не видя земли.

Строительство замка шло полным ходом, когда внезапно с Франциском случилась беда. Уже говорилось, что помимо архитектуры король увлекался затяжными походами в Италию, очевидно, в поисках второго Леонардо да Винчи. В одном из таких походов под Павией войска французов были разбиты осажденными жителями города. Некоторые утверждают, что французская армия слишком хорошо питалась и не выдержала внезапного натиска голодных защитников Павии. Как пишет Бродель: «Победа при Павии — заслуга аркебузиров, но в еще большей степени — успех пустых желудков».

Поражение армии Франциска повлекло за собой еще одну крупную неприятность: враг взял в плен обоих сыновей Франциска — Франсуа и Анри. За них назначили выкуп в размере 4 тонн золота. Естественно, все эти события приостановили строительство Шамбора. Король спешно ищет деньги, разоряя финансистов, кредиторов, банкиров. Самого важного — 80-летнего старца Бон-Санблансе он вешает в Монкофоне. Кстати, именно от семьи несчастного банкира французской короне достался другой известный замок — Шенонсо. Он был построен прямо над водой на месте старой мельницы. Много лет спустя из-за него поссорились Екатерина Медичи — вдова Генриха II и Диана-де-Пуатье — экс-любовница почившего короля. Победителем в споре вышла королева, которая выселила Диану, а сама (маниакальная страсть французских монархов поражает воображение) задумала перестроить Шенонсо в грандиозный дворец.

Но ей, как и прочим властителям, не хватило жизни на воплощение мечты. Поражение под Павией сильно подкосило короля. К тому же за год до этого умерла его жена, королева Клавдия. 1524 год был последним годом строительства Блуа. Больше в него не вернулись ни Франциск, ни строители. В 1525 году король, потерпев позорное поражение в Северной Италии, платит 4 тонны золота за выкуп сыновей. В 1526 году он возвращается во Францию и собирает на строительство почти две тысячи рабочих. Но Шамбор — впечатляющее дитя итальянской и французской инженерной мысли, готики и Ренессанса, старой и новой эпох — был достроен только в 1547 году, уже после смерти короля, которому так и не судилось увидеть своего детища.

Автор: Виктория Фролова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *