Заговорившие письмена индейцев майя. Часть третья.

письмена майя

Вскоре после того, как Шелльхас выступил с таким пессимистическим заключением, письменностью майя занялся молодой украинский исследователь Юрий Валентинович Кнорозов. (Сам он родом из города Харькова). Прежде всего, Ю. В. Кнорозов постарался критически оценить фундаментальные научные труды своих предшественников и из каждого извлечь полезное зерно истины, отбросив все случайное и надуманное. Вместо того, чтобы вслепую приняться за расшифровку письма майя, Ю. В. Кнорозов постарался определить, на каком уровне исторического развития находились древние майя. Многие ученые считали, что у древних майя был самый ранний общественный строй — родовой. В таком случае у них не могло быть развитой письменности. Но если у них, как в древнем Египте, Месопотамии, Персии, Китае было уже классовое общество, значит, у них должна была быть и соответствующая этому общественному строю письменность.

В древнем Египте существовала иероглифическая письменность, которая была известна и доступна только жрецам. Жрецы оберегали свою монополию на священное письмо. Иероглифическое письмо с годами ничуть не упрощалось, а скорее усложнялось. По свидетельству Ланда и других испанских авторов XVI века, именно такое положение существовало в городах-государствах древних майя, где священное письмо было привилегией жрецов.

В египетском и китайском иероглифическом письме есть иероглифы или знаки трех типов: идеограммы, читающиеся как целое слово, звуковые или фонетические знаки, читающиеся как какой-либо отдельный слог или звук, и, наконец, знаки, которые играют роль смыслового ключа и пририсовываются в начале или в конце слова или фразы, написанной иероглифами, для того, чтобы пояснить, о чем идет речь, что здесь написано. Однако в иероглифическом письме, как древнеегипетском, так и китайском, один и тот же знак-иероглиф может в одних случаях читаться как целое слово, в других — как отдельный слог, и в третьих — как смысловой поясняющий знак. Значит, один и тот же знак может быть то звуковым, то ключевым, то идеограммой. Это-то и вносит сложность и путаницу в чтение иероглифов.

Американские, английские, немецкие и другие ученые, работая сто лет над расшифровкой письма индейцев майя, пытались прочитать его, исходя из предпосылки, либо что все знаки являются идеограммами, то есть читаются как целые слова, либо что все знаки читаются как отдельные звуки. Но их попытки прочитать письмена майя с этих позиций оказались бесплодными.

Ю. В. Кнорозов предположил, что в письменах майя, так же как в китайских и египетских, должна быть многозначность иероглифов и должны существовать одновременно идеограммы, слоговые и ключевые знаки. Эта основная научная гипотеза предопределила успех дальнейшей работы молодого ученого.

РАЗГАДКА

Прежде всего, Ю. В. Кнорозов взялся за систематизацию иероглифов. Как всякий иностранный, а тем более древний язык, язык майя и письменность майя потребовали от Кнорозова максимального напряжения и настойчивости в заучивании многих сотен знаков, кропотливом их сопоставлении, выписывании, составлении многочисленных таблиц иероглифов. Но путь, избранный молодым ученым, был верен.

Ю. В. Кнорозов впервые перевел на русский язык и издал со своими пояснениями книгу Диего де Ланда «Сообщение о делах в Юкатане». Наблюдения и указания Ланда касательно письменности майя подтвердились. В руках зарубежных ученых азбука Ланда была бесполезным инструментом. В руках Ю. В. Кнорозова, нашедшего метод подхода к иероглифам майя, азбука Ланда оказалась вполне научно достоверной. В то время, как все предшественники устанавливали только значение, но не чтение тех или иных знаков, Ю. В. Кнорозов определил, как читается ряд знаков, и постепенно приступил к расшифровке сначала отдельных знаков, а затем целых фраз и предложений. Первые слова были им прочитаны при содействии азбуки и текста книги Ланда.

Например, сочетание таких знаков

знаки майя

встречается в рукописях, около изображения индюка. Первый знак этой группы читается по алфавиту Ланда КУ. В современном языке майя есть слово КУЦ — индюк. Значит, звучание первого знака, приведенного у Ланда, подтверждается. Отсюда ясно, что второй знак читается Ц. Тогда удается прочесть знаменитый «знак собаки»

Это сочетание иероглифов, действительно, означает собака. Второй иероглиф приведен в азбуке Ланда как буква Л. Первый же иероглиф изображает не собачьи ребра, а скелет, и читается как Ц или слог ЦУ; вместе ЦУЛ — собака. Самым существенным достижением Ю. В. Кнорозова явилось то, что он установил принцип, лежащий в основе письменности майя. Выяснилось, что слова майя обычно записывались с помощью слоговых знаков, а идеограммы употреблялись сравнительно редко.

Например, глагол KAM («брать») написан с помощью двух фонетических знаков КА-М, причем оба приведены в алфавите Ланда. Тот же фонетический знак КА (или К) появляется в слове ПАК. Кроме идеограмм и фонетических знаков встречаются еще ключевые знаки или определители смысла. Так, например имя бога ИЦАМНА написано с помощью трех знаков ИЦ-АМ-НА и ключевого знака, изображающего голову бога.

Все иероглифы произошли от изображений вполне конкретных предметов, причем в большинстве случаев эти предметы достаточно понятны. Верному их пониманию мешало то, что по правилам каллиграфии майя многие знаки заключены в овалы и поэтому приобретают несколько условный характер.

Постепенно Ю. В. Кнорозову удалось положить начало изучению грамматики древнего языка майя. То, чего не смогли достичь многие ученые за сто лет своих изысканий, было в короткий срок достигнуто молодым украинским исследователем. Необъяснимые прежде письмена майя заговорили. Путь к культурным ценностям и литературному наследию народов Центральной Америки был открыт.

Автор: Н. Чумаченко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *