Великие плавания Чжен Хе. Часть первая.

Чжен Хе

Шестьдесят два корабля шли на юг вдоль берегов Китая. Уплывали назад, за линию горизонта, плоские песчаные отмели, рыбачьи селения на крутолобых приморских холмах, островерхие крыши пагод, золотистые квадраты полей, синие пятна лесов. Огромная флотилия уходила в южные моря — к Яве, Суматре, Цейлону, Индии. Это было в шестую луну третьего года Юн-лэ 1 — в июле 1405 года по европейскому календарю.

Семь раз на протяжении одного поколения, между 1405 и 1431 годами, в пору, когда в китайских морях дуют северные ветры, грандиозные флотилии уходили на юг. И семь раз, глубокой осенью, когда южные ветры наполняют паруса кораблей, идущих с севера, густые толпы встречали на берегах Китая длинные караваны судов, возвращавшихся из южных и западных морей. Десятки тысяч людей встречали родных и близких среди мореплавателей, ходивших на «край света». И каждый раз этот овеянный древними легендами «край света» отодвигался все дальше и дальше на запад.

Сперва Цейлон — Львиный остров, как его называли китайцы, утопающий в зелени непроходимых тропических лесов, затем Ормуз — «жемчужина Востока», вселенский базар у белокаменных стен древней персидской цитадели, затем Аден, пыльный, опаленный солнцем город, стерегущий выход в Красное море, и, наконец, берега Сомалийского полуострова и Мозамбика — африканская земля, на которую еще никогда прежде не ступала нога китайца. Двадцать, двадцать пять, тридцать тысяч километров покрывали китайские флотилии, и в каждом походе участвовало не менее двадцати пяти тысяч человек.

В надписи, высеченной на камне, командир всех семи экспедиций, великий флотоводец Чжэн Хэ отмечал: «С третьего года Юн-лэ вплоть до настоящего времени мы семь раз принимали на себя миссию послов в страны Западного океана. Мы посетили варварские страны Камбоджу, Яву, Суматру, Сиам и пролив, ведущий к Цейлону, и города Каликут и Кочин, что лежат в южной Индии, и явились мы в западные страны — Ормуз, Аден, Магадишо и всего посетили тридцать стран больших и малых. Мы прошли более ста тысяч ли (ли – около 0,6 километра) через необъятные водные пространства и видели гигантские волны, достигающие неба, и далекие варварские земли в голубой дымке тумана, и паруса наши, подобные облакам, несли корабли день и ночь по избранному пути, и шли мы со скоростью звезд через дикие и грозные волны, как по торной дороге». И каждый раз, когда корабли возвращались из дальнего похода, поразительное зрелище развертывалось перед огромными толпами встречающих.

Первая, вторая, третья экспедиции. Позаяр, Суматра, Цейлон, Индия, Шри-Ланка. С пристани сгружаются хлопчатые ткани, перец, гвоздика, кардамон, связки змеевидных малайских кинжалов-крисов; до самой воды прогибаются сходни под ногами могучих индийских слонов, во весь голос вопят нахальные обезьяны из сиамских и малабарских лесов. Четвертая экспедиция — растут у причалов горы тяжелых персидских ковров, драгоценных златотканых материй, в воздухе разносятся тончайшие ароматы аравийских трав. Пятая, шестая экспедиции — на пристанях целые Гималаи африканского черного дерева и желтоватой слоновой кости. Сквозь онемевшую от изумления толпу огромные негры ведут невиданного зверя — тонконогого, пятнистого, с длинной-предлинной шеей, и голенастую птицу величиной с доброго теленка, и диковинную полосатую лошаденку из неведомых дебрей «черного материка»…

Чжэн Хе

ЗАДОЛГО ДО ЕВРОПЕЙЦЕВ

Все эти великие заморские походы были совершены в первой трети XV века, пятьсот с лишним лет назад, в то время, когда в Европе еще не занималась заря «великих географических открытий». Только в 30-х годах XV века португальцы начали медленно, ощупью продвигаться вдоль западных берегов Африки. И только в 1488 году португальцам удалось обогнуть мыс Доброй Надежды и войти в Индийский океан. Только в 1498 году, да и то с помощью арабского лоцмана Ибн-Маджида, португальцы смогли пересечь этот океан и добраться до Индии.

А в 1405 и в 1430 годах европейцам в Африке была известна только узкая полоса вдоль побережья Средиземного моря и небольшой участок марокканского берега Атлантического океана. В Индию они проникали лишь по сухопутью, через Сирию и Иран, а в Китай — через донские, волжские и яицкие степи и Среднюю Азию. Европейские корабли не отваживались тогда ходить в Атлантическом океане дальше Исландии на севере и Канарских островов на юге. И эти «дальние» переходы к Канарским островам через небольшой участок открытого океана, который впоследствии испанцы презрительно называли «Заливом Кобыл», были величайшим достижением европейских мореплавателей.

Да и пересекали этот «Залив Кобыл» не флотилии по 60 огромных кораблей, а небольшие суденышки кастильских, португальских и французских искателей легкой наживы, и участвовали в подобных пиратских набегах сотня-другая отпетых авантюристов, завзятых разбойников с большой морской дороги. И удивительная вещь — все европейские великие географические открытия отлично освещены историей, однако мало где упоминаются не менее великие китайские морские экспедиции, оставившие свой громадный след в истории географии.

За прошлое тысячелетие китайские мореходы освоили, описали и нанесли на карты все моря и земли от Курильских островов до западных берегов Индии. Уже в V веке н. э. китаец Фа Сянь, добравшись до Индии сухим путем через Таримский бассейн, Памир и Гиндукуш (путь этот известен был в Китае со II века до н. э.), возвратился в Китай морем. Из записок Фа Сяня явствует, что переход из бенгальского порта Тамлук в Кантон через Андаманское, Яванское и Южно-Китайское моря отнюдь не расценивался в то время в Китае как географический подвиг.

В VII веке сотни китайских купцов и пилигримов на китайских, суматранских и индийских кораблях плавали из Кантона в порты Цейлона и Индии, посещая по дороге Суматру, Яву и другие острова Малайского архипелага. Китайские летописи, с изумительной точностью отмечавшие все сколько-нибудь значительные события в жизни страны, хранят сведения о многочисленных посольствах, периодически направлявшихся из Китая в различные страны Южной Азии. На Яве такие посольства появляются уже во II веке н. э., а в VI, VII и VIII веках эти миссии отправляются почти ежегодно во все земли «южных варваров» — в Индо-Китай, Суматру, Борнео, Яву, Цейлон.

В VII—VIII веках в Кантоне существовала уже большая торговая колония «да чжи» — арабов и персов, и крепкие торговые связи завязались между Передней Азией и Китаем. По-видимому, однако, китайские мореплаватели и купцы не доходили в ту пору до гаваней арабского Востока, и инициатива в торговле принадлежала арабским и персидским купцам.

Но в том же VIII веке появилось замечательное описание морского пути из Китая в Индию. Автор этого описания — Цзя Дань — приводит подробные сведения о всех морях и островах Юго-восточной Азии. По данным Цзя Даня мы можем установить, что китайские кормчие досконально изучили режим муссонов — сезонных ветров, дующих в южно-азиатских морях, и прекрасно знали берега этих морей.

Во второй половине X века на китайских кораблях уже применялась «югоуказующая игла» — компас — прибор, которым европейцы начали пользоваться не ранее конца XII века. В XI—ХІV веках из гаваней Гуандуна, Цзянсу, Фуцзяни, Шаньдуна постоянно отправлялись торговые корабли в Корею, Японию, Индокитай, на острова Малайского архипелага, на Цейлон и в порты Коромандельского и Малабарского берегов Индии. В работах китайских ученых XIII века содержатся сведения о странах Передней Азии и Северной Африки.

Китайские шелк и фарфор известны были в XIII— XIV веках не только в странах Среднего и Ближнего Востока, но и в далекой Европе. В XIII веке добрались до Китая первые европейские путешественники — Рубрук, Пьяно Карпини, Марко Поло, и Китай с его цветущей многовековой культурой, сказочно-богатыми городами, тончайшими изделиями превосходных умельцев-мастеров, несметными флотилиями кораблей из дальних, неведомых земель, казался им страной чудес. И венецианец Марко Поло, житель культурнейшего города средневековой Европы, описывал Китай с почтительным удивлением, как выходец из варварской страны, попавший в цивилизованный край. Не удивительно, что к началу XV века Китай смог послать в далекие моря, омывающие Индию и Африку, огромные экспедиции, снаряженные с поразительной тщательностью и поистине великолепным размахом.

Автор: Я. Свет.

  1. Летосчисление велось в Китае по годам царствования каждого императора. Юн-лэ — имя одного из них.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *