В песках Аравии. Часть четвертая.

Караван

23 марта 1810 года Зеетцен вернулся в Джидду. Немного отдохнув, он начал подумывать о путешествии в Хадрамаут — область на крайнем юге Аравийского полуострова. С небольшими отклонениями Зеетцен повторял маршрут Нибура в песках Аравии: Ходейда — Бейт-эль-Факих — Забид — Дамар — Кусма — Таиз. 2 июля 1810 года Зеетцен прибыл в Сану. Здесь его заподозрили в колдовстве и обвинили в том, что он во время своих непонятных странствий ловит животных, убивает их и делает из трупов настой, которым отравляет источники. На допросе он объяснил свое путешествие стремлением к познанию, а коллекции — интересом врачевателя. В роли хаджи Мусы аль-Хакима он чувствовал себя уверенно и держался независимо. Это подействовало на обвинителей, и его отпустили с миром.

И снова он шагает по землям, описанным его предшественником Нибуром. Пытается что-то уточнить, что-то добавить, найти и увидеть то, чего Нибур не нашел и не увидел. Множится количество записей, пополняются коллекции йеменских птиц, животных, насекомых, растений, горных пород. Теперь ему уже не обойтись даже двумя верблюдами. Ящики с накопленным багажом, вторые экземпляры записей, которые Зеетцен предусмотрительно делает, он отправляет в Европу или в Каир, где планирует пожить год, прежде чем отправиться дальше в Африку…

В древности в Южной Аравии существовало Химьяритское царство. Прочитав об этом у греческих историков, Зеетцен кружит здесь в поисках его следов. Он попадает в бывшую столицу царства город Зафар и обнаруживает несколько камней с непонятными письменами. Такие же встречаются ему и в Москате на камнях, составляющих стену мечети. Эти письменные свидетельства существования южноаравийской цивилизации он тщательно копирует.

Через Лахдж он добирается до Адена, а затем берегом моря приходит в Моху. Можно, наконец, спокойно просмотреть все записи, разобрать коллекции, заняться почтой, подготовить отчеты и научные статьи.

Декабрь 1811 года. Зеетцен упаковывает свои богатства. Почти все здесь предназначено для музея Готы. Впереди — снова трудный путь, никем не изведанный, никем не пройденный. Зато как увеличатся его коллекции! И сколько новых городов, селений, руин он обнаружит там, какие подробные карты составит! Его багаж необъятно велик, приходится нанять целый караван — семнадцать верблюдов…

Ксавер фон Цах, ненадолго приехавший из Милана в Готу, посетил редакцию своего бывшего журнала. И вдали от Германии он неустанно продолжал следить за публикациями «Ежемесячной корреспонденции». Скромный кабинет его преемника Бернгардта фон Линденау был погружен в полумрак. Тяжелые шторы отгораживали кабинет от внешнего мира.

Один из первых вопросов фон Цаха был:
— А что слышно о нашем милом путешественнике Ульрихе Зеетцене? Я давно ничего не получал от него. Последние его послания были из Мохи.
Фон Линденау молчал.
— Он переменил маршрут? Вам что-нибудь известно? — переспросил фон Цах.
— Известно немногое, но большего, верно, никогда и не узнать,— ответил наконец фон Линденау. — Зеетцен убит через два дня после того, как покинул Моху…

Число материалов, отправленных Зеетценом с Востока, огромно. Больше полутора тысяч рукописей, сотни дневников и записей, сотни гербариев, несколько тысяч предметов древности, восточных украшений, египетская домашняя утварь, забальзамированные ибисы, мангусты, змеи и другие пресмыкающиеся, чучела животных и птиц и многое другое. А пропало куда больше… Немецкий историк и географ Фридрих Крузе возглавил поиск исчезнувших коллекций и рукописей. Потребовалось сорок лет, чтобы объединить и систематизировать все, что осталось от путешествия Ульриха Зеетцена.

В 1854—1856 годах Крузе опубликовал три тома дневников и записей Зеетцена, сопроводив их своей статьей и обширными комментариями, составившими отдельный том. Крузе спрашивал себя: не устарели ли эти материалы за прошедшие годы? И сам отвечал: нет, не устарели, как не устаревает история «для всех тех, кто ценит научную истину — самый надежный якорь в этом ненадежном море жизни, точное познание прошлого и настоящего, далекого и близкого».

…В музее ориенталистики в Готе, небольшом городе недалеко от Веймара, хранятся — в экспозиции и в запасниках — коллекции Зеетцена. Если когда-нибудь судьба приведет вас в Готу, зайдите в этот музей — в арабском отделе вы обнаружите немало интереснейших экспонатов, добытых ценой жизни Ульриха Яспера Зеетцена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *