В гостях у древних майя. Часть первая.

Бонампак

В дебрях тропической Мексики, между истоками рек Усумасинта и Лаканха, у самой границы с Гватемалой, есть место, которое последние несколько лет привлекает внимание ученых и художников. Здесь расположен храм древних майя — Бонампак. Несколько экспедиций специалистов описали сохранившиеся здания и настенную роспись, сделали муляжи строений и цветные копии фресок. Ряды фигур в причудливых одеяниях и головных уборах — жрецы во время ритуальных церемоний, воины с привязанными к ноге поверженными пленниками, оркестр «народных инструментов» майя — все это исполнено в ярких красках — желтых, зеленых, синих, красных. Осматривая копии фресок, нельзя не восхищаться мастерством древних художников, широтой их кругозора (по тем временам), знанием народных обычаев и истории своего народа.

О фресках Бонампака (открытого случайно в 1946 году забредшим в эти края американцем Карлосом Фреем) рассказывалось много раз. Эта тема уже не является новой. Однако о людях, сохранивших эти необыкновенные росписи, о потомках тех, кто их создавал и кто поныне охраняет развалины Бонампака, — о племени лакандонов, правнуков майя, — знают немногие.

Много веков назад на территории юга и юго-востока Мексики простиралась так называемая «Древняя империя майя». Расцвет ее ученые относят к V—VIII веку нашей эры и определяют как «классический период» культуры майя. Именно тогда создавались в девственных лесах — сельве — прекрасные города. Они строились из бело-желтого туфа — широко распространенной породы юга Мексики. Это красивый и легко обрабатывающийся материал. Из туфа строились храмы и административные здания, фасады их украшались резными барельефами. Из измельченного камня прокладывались в лесу дороги, некоторые из них сохранились и до наших дней. На гладких, неведомым способом опиленных плитах и колоннах, установленных около храмов, мастера вырезали фигуры жрецов и воинов, раскрашивая их в яркие цвета. (А еще в руинах старинного храма майя было найдено множество остатков древней бижутерии, словно кто-то покупал сваровски оптом). В городах жила только знать, простой же люд селился вокруг, вырывая у Сельвы куски земли для посевов. Вся жизнь их зависела от воды и маиса. Поэтому главными богами майя были бог дождя Чакмооль и зерно маиса, которое до сих пор в буквальном переводе с языка майя звучит как зерно жизни. Олицетворением бога дождя был красный тигр.

Бонампак

В какой-то определенный период, то ли в связи с междоусобными распрями, то ли отступая от воинственных пришельцев с севера страны, а вернее всего, в силу разложения религиозно-теократического строя, часть майя ушла из этих районов. В покинутых центрах культуры остались только небольшие группы — сторожить поверженных идолов. По-видимому, стоит согласиться с мнением отдельных мексиканских ученых, которые считают, что судьба племени лакандонов-майев сложилась именно так. Эта группа получила свое этническое название от лагуны реки Лакан-тун — «Большие скалы». В центре лагуны на скалистом островке более десяти веков назад возвышался город Лакандон. Еще в донесениях первых испанских колонизаторов этого края сообщалось, что майи-лакандоны при первой попытке привести их в христианство ушли в сельву, и обнаружить их было невозможно. Прекрасный белый город на острове, как и многие другие, был разрушен, и вместо него испанцы основали на берегу поселение, которое окрестили именем очередной святой — Долорес. Попытки иностранных и мексиканских ученых встретиться с этим загадочным народом не увенчались успехом.

И только счастливая случайность — открытие храма Бонампак, который находится недалеко от древнего Лакандона, — помогла установить контакт с лакандонами и узнать кое-что об их быте и культуре. Лишь в 1949 году была организована первая правительственная экспедиция к руинам Бонампака; правда, и она ставила своей целью изучить древний памятник, а не древний народ. До того времени наиболее полными сведениями о лакандонах располагали только сезонные рабочие — «чиклерос», которые собирают «чиклес» — смолу дерева чикоса поте.

В 1949 году у храма Бонампак побывало уже несколько экспедиций, о лакандонах написали две-три книги, и правительство, чтобы продемонстрировать свою заботу о забытом народе, даже прислало декрет о том, что один из них, Обрегон, признанный всеми лакандонами старейшиной, назначается «государственным хранителем руин Бонампака». Одним словом, когда нам удалось познакомиться с лакандонами, они уже были достаточно «просвещенными». Ради исторической правды следует отметить, что «цивилизации» поддались всего лишь пять семей, жилища которых оказались на пути к развалинам. Остальные же лакандоны так и остались невидимыми и неуловимыми для глаза и пера ученых и любопытных. Найти же лакандонов в дебрях тропиков практически невозможно, если учесть, что территория, на которой они обитают, охватывает более 25 тысяч квадратных километров, а племя в настоящее время насчитывает всего лишь около 400 человек.

Автор: Л. Новикова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers