Убить короля… Исторические факты.

убийство короля

Возьмем, к примеру, Норвегию. Судя по «Саге об Инглингах» (легендарных основателях королевских родов Швеции и Норвегии), объединитель Норвегии Харальд Прекрасноволосый пришел к власти на волне последовательных убийств своих соперников. То же самое происходило и в соседней «объединенной» Швеции, где представители двух родов, которые по взаимному соглашению должны были поочередно править, вместо этого поочередно свергали, изгоняли и убивали друг друга. Как свидетельствует хроника «Христианские короли Швеции», представитель одного из правящих родов, Сверкср Старший, был убит (около 1156 года), сменивший его представитель рода Эрикссонов погиб (около 1160 года). И далее — череда бесконечных убийств.

Обратимся к истории Дании, засвидетельствованной в «Саге о Кшотлингах» (роде первых датских королей) со второй трети XI века. В конце XI века датскую корону носили поочередно сыновья короля-викинга Свена Эстридсена. Один из них, король Нильс, не ладил со своим племянником и соперником Кнутом Лавардом, герцогом Южной Ютландии. Он пригласил родича на Рождество в Зеландию и с помощью своего сына и наследника Магнуса убил безоружного гостя. Это вызвало в народе возмущение. Брат Кнута Лаварда Эрик Эмуне («Памятливый») объявил себя мстителем за брата и в кровавой битве (1134 года) разбил армию короля. Принц Магнус пал в битве вместе с большинством родичей. Сам же Нильс бежал, но вскоре был убит в Южной Ютландии сторонником Кнута Лаварда. И вот Эрик Эмуне — король. Что же он делает? Сразу же убивает своих братьев и племянников. Это возмутило знать, и один из господ убил его, за что был прославлен как «справедливый мститель».

В мелких англосаксонских королевствах, судя по «Англосаксонской хронике», уже в VII веке король ограждался гораздо большей вирой (штрафом), нежели любой другой свободный житель королевства. С середины VIII века, с правления главы малого королевства Мерсия Оффы, уже существовала церемония помазания на царство и вручения атрибутов власти, в грамотах Оффы впервые встречается формула «король божьей милостью». В IX веке Альфред Великий, освободитель страны от власти норманнов и объединитель Англии, не только провозгласил, что королевская власть — «от Бога», но записал в своих законах, что преступление против короля карается смертью и полной конфискацией имущества.

Один из вариантов детоубийства, возможно, наиболее распространенный, комментирует «Сага о Гунилауте». «В языческие времена,— говорится там,— был обычай, что люди, которые были бедны и имели большую семью, уносили своих новорожденных детей в пустынное место и оставляли там. Однако и тогда считалось, что это нехорошо». В «Саге об Инглингах» рассказано о принесении детей в жертву королям. Конунг шведов Аунд, «который усердно приносил жертвы и был человеком мудрым», достигнув шестидесяти лет, принес в Упсале в жертву Одину своего сына, «прося о долголетии». Дожив до ста лет, он принес в жертву второго сына, а затем отдавал Одину по сыну каждые десять лет. В результате из десяти сыновей у него остался один и то благодаря вмешательству народа, Аунду же так и не досталось желанное бессмертие.

Очевидно, что эта легенда отражает длительное бытование человеческих жертвоприношений и уже осуждает их хотя бы потому, что Аунд жертвовал детьми из эгоистических целей (в отличие от библейских патриархов, производивших этот акт в интересах народа).

И когда Сверрир был провозглашен конунгом на Эйратинге, «в подтверждение присутствующие потрясли оружием» — обычай, которого, судя по описанию Тацита, германцы придерживались еще в его времена. В «Хронике Эрика» рассказывается, что когда шведская знать, опасаясь инициативного, властного ярла Биргера (середина ХІІІ века), вместо него избрала королем Швеции его сына Магнуса и Биргер яростно воспротивился этому, выборщики сказали ему: «Сделали мы все равно, как решили. Ты изменить нашу волю не в силе».

«Ньерд дарует людям урожайные годы и богатство», — говорится в «Саге об Инглингах» об одном из древних шведских конунгов. В «Саге об Олаве Святом» рассказывается, что кровь погибшего святого исцелила незрячего человека от слепоты, это своеобразная трансформация веры в окропление жертвенной кровью, о которой также говорится в сагах. Как известно, с XI века, но особенно с XII—XIII, в Западной Европе распространяется обряд «исцеления» королями. Во Франции считалось, например, что прикосновение короля исцеляет детей, больных золотухой. И происходило настоящее паломничество к королям-целителям.

В первой половине XIII века король Дании Вольдемар II Победоносный считался в народе «человеком фортуны» и целителем. Когда он проезжал на своем коне, люди сходились к пути его следования, просили государя взять на руки их детей и проехать по их полям, чтобы дети были здоровыми, а поля плодоносили.

В «Саге об Инглингах» рассказывается о некоторых королях из этого рода, которые приносились в жертву богам, чтобы обеспечить всеобщее процветание. Когда однажды из-за жестокого неурожая на земле свеев наступил голод и обычные жертвоприношения не помогали, знать предложила принести в жертву конунга Домальда, что и было сделано воинами, возможно, его же дружиной. «Так бывало всегда в давние дни, — говорится в «Саге об Инглингах», — что воины окрашивали землю кровью своего господина, а население страны окровавило оружие, умертвив Домальда, ибо желавшие хороших урожаев свей принесли его в жертву».

«Сага о Хальвдане Черном», одном из малых норвежских конунгов, живших уже в более поздние, нелегендарные времена, повествует, что когда этот конунг умер, знать расчленила его тело на части и погребла их в разных областях страны, дабы весь народ мог воспользоваться удачей покойного конунга. Конечно, эти народные верования еще долго и вполне успешно использовались знатью в борьбе за престол, когда надо было удалить неугодного правителя.

Автор: Аделаида Сванидзе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *