Тайна скифских царей

Скифы

Летом 515 года до новой эры царь Персии Дарий I Гистасп терзался мыслью, почему скифы уклоняются от генерального сражения? На вопрос гонца царь скифов Иданфирс ответил:
— Мое положение таково, царь! Я и прежде никогда не бежал из страха перед кем либо и теперь убегаю не от тебя. И сейчас я поступаю так же, как обычно в мирное время. У нас ведь нет ни городов, ни обработанной земли. Мы не боимся их разорения и опустошения и поэтому не вступили в бой с вами немедленно. Если же вы желаете во что бы то ни стало сражаться с нами, то вот у нас есть отеческие могилы. Найдите их и попробуйте разрушить, и тогда узнаете, станем ли мы сражаться за эти могилы или нет.

Много воды унес Днепр — Борисфен с тех пор. Позорно завершилась для персов скифская кампания, а коварное предложение Иданфирса найти отчие могилы скифов царских до сих пор будоражит умы — теперь уже археологов и историков. Где они, эти могилы.

На вопрос этот до сих пор нет убедительного ответа. А ведь Геродот не ограничился скупыми словами Иданфирса и дал, казалось бы, надежные ориентиры их расположения. «Гробницы царей находятся в Геррах (до этого Борисфен еще судоходен)… После объезда всех областей они снова прибывают в Герры к племенам, живущим в самых отдаленных пределах страны, и к царским могилам». Местность Герр упоминает Геродот в своей «Истории» еще дважды: «С севера течение Борисфена известно на расстоянии сорока дней плавания от моря до земли Герра» и «Седьмая река (Скифии) Герр вытекает из Борисфена в том месте, до которого течение Борисфена известно. Ответвляется она в этом месте, а название ее, общее с местностью, Герр. Течет эта река к морю, образуя границу между землями кочевых и царских скифов, и потом впадает в Гипакирис».

И все-таки все в этих подробностях, несмотря на кажущуюся ясность, полно противоречий. Местность, до которой Борисфен «известен», и местность, до которой он судоходен (Днепровские пороги), не одно и то же. Поэтому Герр можно поместить и у порогов, и где-нибудь в лесостепи. Так и делают разные исследователи. Впадает в Борисфен лишь одна река — Пантикап-Конка, пятая в реестре Геродота и первая к востоку от Борисфена. От Пантикапа до Герра десять дней пути на восток, по Геродоту, то есть ровно столько же, сколько от устья Борисфена до Меотиды, Азовского моря. Отсюда следует, что река Герр находится у Меотиды и сопоставима с современной рекой Молочной. Но Молочная не связана с водной системой Днепра. Таким образом, внутренний анализ соответствующих мест «Истории» не позволяет однозначно установить, в какой местности находится Герр на карте Скифии.

Поэтому и размещали ее ниже порогов и выше их, на левом берегу Борисфена и на обоих сразу, и в глубине лесостепи. Прояснить ситуацию, казалось, должны были археологические раскопки скифских курганов, ведущиеся уже не менее двухсот лет. Запорожская экспедиция Института археологии Академии наук на протяжении семнадцати лет копает курганы на левом берегу Днепра, между реками Конкой и Молочной, имеющими прямое отношение к поискам Герр. У берегов Конки, поглощенной в нижнем течении Каховским морем, исследованы десятки скифских курганов, в том числе и царского ранга, например Ганманова могила. Но все они возведены в IV веке до новой эры, то есть уже после смерти Геродота, посетившего Скифию в середине V столетия до новой эры.

Исследование берегов Молочной породило новые надежды на открытие заповедных могил. А что если река Герр и местность Герр механически объединены Геродотом, а на самом деле они находились отдельно одна от другой?

И вот осенью 1982 года экспедиция впервые натолкнулась на раннескифские курганы. Местоположение их оказалось весьма примечательным — в месте слияния Конки с Днепром, на краю степного плато над долиной, где находился когда-то центр степной Скифии — Каменское городище (у современного села Великая Знаменка Каменско-Днепровского района). Рядом с городищем высилась Мамай гора с мощными длинными и круглыми курганами, и мы решили, что, возможно, это культовый центр Скифии. Чуть поодаль к югу стоит царский курган IV века до новой эры Солоха. Но работу свою мы начали в этом месте с курганов невысоких, до двух метров. Каково же было наше удивление, когда нам открылась не традиционная для IV века до новой эры катакомба, а большая квадратная яма (5.5 на 5,5 метра с глубиной 3,6 метра). Именно такого типа сооружение описывал при похоронах скифского царя Геродот. Но курган оказался полностью разграбленным, три других — тоже. Лишь однажды грабители упустили частичку добычи: массивный золотой перстепь со щитком в виде запаянного наперстка с погремушкой внутри, украшенный зернью и сканью. Похожий перстень был найден в одном из скифских курганов Посулья.

Основной же курган этой группы четырехметровый, исследовать тогда не удалось. Копали его лишь два года спустя. По контрольным профилям получалось что-то очень необычное. Насыпь испещрена многочисленными прослойками желтой глины, по кольцу шла каменная вымостка. Началась работа. К западу от большой центральной ямы узкая овальная, и в ней погребение коня. Он был похоронен взнузданным, с железными удилами, бронзовыми Г-образными псалнями и нащечными бляхами, изображавшими голову грифона и труп животного.

Об обычае взнуздывать и насаживать на деревянные колья коней, удушенных во время погребальной церемонии, мы знали из Геродота. В этом погребении мы увидели то, о чем он сообщал. Курган был ограблен, и, тем не менее, в отдельные дни, промывая землю из грабительского лаза, мы намывали более тысячи золотых изделий. Поначалу, очевидно захоронение было баснословно богато, грабительский лаз буквально вымощен мелкими золотыми украшениями.

украшение скифов

Захоронение парное, с северо-западной ориентировкой умерших — мужчины и женщины. В этом кургане мы снова увидели ниши. Они выкапывались в стенках ямы. Подобная система исследовалась нами в 1982 году, но тогда все три камеры были опустошены грабителями. Теперь прямо на пороге первой ниши стояли три деревянные чаши с золотыми оковками. Каково же назначение ниш. Сопоставляя данные, можно, думаю, прийти к выводу, что ниши выкапывались не для хозяйственных, а для культовых целей. Это были места ритуальных возлияний, а чаши с золотыми оковками — ритуальная посуда.

украшение скифов

Вторая ниша, как и ожидалось, предназначалась для козлов. Их оказалось по числу умерших — два. Третья, амфорная, исследовалась в последний день раскопок, знаменательный день, мы открыли уникальный прибор греческой керамической и скифской столовой посуды. Четырнадцать амфор-красавиц были врыты у стенок ниши. На венчике одной висел бронзовый черпачок на длинной ручке и рядом с ним – ситечко. Широкая короткая ручка бронзового ситечка была украшена изящной утиной головкой. На самом дне — деревянный кубок и ритон.

Все предметы из амфорной ниши были предназначены для вина и кумыса. Заметим, что на многочисленных изображениях кубок обычно находится в руках женщин. Экземпляр, обнаруженный нами, необычной формы, высокий, прямостенный, украшенный золотыми пластинками с повторяющимися изображениями оленя в летящем галопе. Золотые части подобных кубков до сих пор находили в комплексах лесостепной Скифии. А ритон в изобразительной традиции скифов всегда связан с мужскими персонажами. По мнению специалиста в области скифской религии С. С. Бессоновой, ритон мог играть роль мужского символа. Найденный нами имел деревянную основу, укрытую системой притертых друг к другу золотых трубок и оковок в верхней части. Окончание ритона украшала головка льва, а устье — девять пластин с изображением головы грифо-оленя и еще одна большая с крупной головой оленя и диким кабаном. Вес золотых частей ритона — около 225 граммов.

ритон скифов

Ритон скифов.

Следует признать, что этот курган — в нашей описи под номером тринадцать — наиболее богатый среди примерно сотни известных на сегодняшний день погребений степной Скифии V века до новой эры.

Но причем тут тайна скифских царей, загадка Герр? Скифологи, в том числе Б. Н. Мозолевский, склонны считать, что мы открыли царские захоронение в Геррах. Таким образом, для исследователей, полагающих, что Герры находятся в пределах судоходной части Днепра до порогов, а таких на сегодняшний день большинство, могильник у Великой Знаменки — важный аргумент в пользу их правоты. Соблазнительно стать на эту точку зрения. Но ведь существует и другая. Как уже говорилось, рассказ о Геррах у Геродота противоречив.

Первый переводчик Геродота на русский язык Ф. Г. Мищенко на приложенной к переводу «Истории» карте геродотовой Скифии поместил Герры в северной части левобережной лесостепи. Известный русский археолог Д. Я. Самоквасов предположил, что местность Герр соответствует окрестностям реки Сулы с грандиозными курганными могильниками скифского времени. Обосновала гипотезу Д. Я. Самоквасова доктор исторических наук В. А. Ильинская. Вот что она писала в книге «Скифы: днепровского лесостепного Левобережья», вышедшей еще в 1967 году «…Правый берег Сулы на протяжении пяти десяти километров вверх и вниз от Ромен и в окрестностях Лубен представляет собой как бы особую «страну мертвых», где в находившихся здесь некогда лесных чащобах расположены одна за другой курганные группы, насчитывавшие десятки и сотни курганов.

Среди них выделяются отдельные насыпи, которые по высоте могут сравниться лишь с наиболее грандиозными царскими курганами IV-III веков до новой эры в степной Скифии» На протяжении двух веков вся скифская степь не может, по мнению Ильинской конкурировать по масштабам курганного строительства с двумя курганными группами Посулья. Так, может быть, местность Герр находится именно здесь, в Посулье, в самых отдаленных пределах страны по Геродоту. Мы оставляем знак вопроса, учитывая непопулярность гипотезы Самоквасова — Ильинской, но повторяем: только она «подкреплена» могучими скифскими курганами времени, соответствующего сообщениям Геродота.

Недавно доктор исторических наук С. А. Плетнева исследовала и обосновала три социально экономические модели развития конкретных кочевых обществ. Каждая модель фиксирует определенные периоды развития. Предложенная схема вполне применима и к скифскому обществу. На первой стадии, когда произошло вторжение скифов в Северное Причерноморье, а после переднеазиатских походов — повторное отвоевание его у восставших рабов, скифы наиболее мобильны. Вспомните слова Иданфирса «У нас ведь нет ни городов, ни обработанной земли». В такой обстановке и родовое кладбище «кочует», оно «не обозначено». По времени это VII-VI века до новой эры.

Второй этап, который и застает в степи Геродот в V веке до новой эры, — это переход отдельных групп населения к земледелию, появление могильников без соседних устойчивых поселений. В это время происходит становление раннеклассового общества. На третьей стадии (полу оседлость) в IV веке до новой эры рядом с могильниками у Камелско-Никопольской переправы создается город (Каменское городище), Скифское царство становится государственным объединением, курганные некрополи возводятся в степи повсеместно, а царские курганы уходят в степь, по обе стороны от той же переправы.

Мы начали свой рассказ со скифо-персидской войны, ею же и окончим, обратившись к одноименной монографии Е. В. Черненко, крупного знатока военной истории Скифии. По его мнению, персы форсировали Днепр у переправы Микитин Рог, между Никополем и Каменкой-Днепровской, то есть в местности Герр, если придерживаться «степной версии». Но если скифы не вступили при этом с персами в бой, то, значит, эта местность еще не стала для скифов священной и, значит, Герры находились в ином месте. Тогда понятно, почему персы могли беспрепятственно продвигаться на восток.

Тайна скифских царей пока остается тайной. Многое могли бы решить раскопки в Посулье, проведенные на современном научном уровне, но это — дело будущего.

Автор: В. Отрощенко, Ю. Рассамкин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *