Средневековый город. Часть первая.

Средневековый город

— Садовник, как создаются такие прекрасные газоны?
— О, мэм, очень просто. Надо посеять эту траву, а потом поливать и постригать триста лет подряд.

Есть все основания рассматривать всеобщую историю как длинный извилистый путь человечества от деревни к городу. С известного момента (и с различиями в месте, времени и формах воздействия) город и урбанистические процессы стали не только выражать, но и определять характер общественного развития. До какого-то времени история демонстрировала неуклонное вытеснение деревни городом, землепашца и скотовода горожанином, который утоляет свою тоску по земле, гуляя в парке или любуясь цветами на балконе собственной квартиры. Но путь от деревни к городу — не просто смена места жительства, не просто разные способы расселения и даже не только разные виды занятий и разные образы жизни. Это различные культуры. И процесс урбанизации — это постепенное формирование, распространение и укрепление культуры, которая вытесняет, сменяет первичную, сросшуюся с природой культуру человека.

Современный мир уже по преимуществу городской. В западных странах основная масса людей живет в городах и пригородах, абсолютное большинство вовлечено в городские занятия и практически человек подчинен велениям и условиям городской культуры. Да и в развивающихся странах, где деревенский быт и работа на земле составляют жизненную основу для значительной и даже большей части граждан, и там город не только господствует политически и социально, но широко, повсеместно рассеивает образцы своего быта, манеру поведения и шкалу ценностей.

В рассуждениях великих эллинов, эрудитов средневековой Византии, итальянских писателей-гуманистов, французских энциклопедистов, русских «западников» и «славянофилов» или поэтов серебряного века, да и в произведениях многих современных писателей, художников и психологов, город предстает как особый культурный пейзаж со всеми конструкциями публичной и частной жизни, своей ментальностью и способами самовыражения личности. Каждый из нас прекрасно знает, что именно городская культура отражает все стороны жизнедеятельности. Расселение жителей, их состав, занятия и передвижения, отношения, общественная жизнь и формы объединений, имущественные и социальные различия, способы управления, характер и интенсивность духовной жизни, самосознание, нормы и мотивы поведения, даже меню и способы приготовления пищи, даже болезни, пороки и преступления — все, все здесь другое, характерное именно для городской среды.

Современники не могли оставаться равнодушными, наблюдая, как городская жизнь все более дистанцируется от традиционной сельской, изживая ее и изменяя общество. Реакция на это всегда была страстной и полярной. Одни радовались отступлению деревенского однообразия, ограниченности и косности, другие скорбели об отмирающей патриархальности, видели в городе (вместе с Катоном) «новые пороки»: страсть к роскоши и леность, одиночество, клоаку разврата, жгучие контрасты богатства и нищеты.

Можно оспорить или поддержать каждую из этих позиций. Но нравственный подход к любому историческому явлению, как и к истории в целом, столь же избирателен, как, скажем, технологический, демографический или политический. А любой исторический феномен, и город в том числе, при изучении требует комплексного подхода, то есть учета по возможности всех своих проявлений и особенностей. И при этом хорошо бы не забыть про принцип историзма, то есть рассматривать город в контексте своего времени и места.

Поэтому определимся во времени и пространстве. Сначала о европейских городах средневековья. Европейских потому, что именно в Европе в ту эпоху города отделились от деревни, став самостоятельными со своим общественным статусом. И впервые в средневековье сложился городской строй как особая система, общая для Европейского континента. И главное — именно в средние века урбанистические процессы, жизнь и деятельность городов стали определяющим фактором в социальном развитии общества.

Кстати, напомним, что средними веками традиционно называют период, который начинается с падения Западной Римской империи, то есть 476 год. А о конце мнения историков расходятся. В прошлом и еще в начале нынешнего столетия средневековье «тянули» до XVIII века включительно и даже до времени кодекса Наполеона 1801 года, знаменующего конец «старых обычаев». В русской историографии утвердилась более ранняя дата — середина XVIІ столетия, время английской буржуазной революции и основательного передела Европы в результате Тридцатилетней войны. Большинство западных историков придерживается сегодня еще более ранней даты — рубеж XV — XVI веков. Почему? Потому что было много событий, с этим временем связанных, революционизировавших жизнь европейцев: открытие путей в Америку и Индию, изобретение книгопечатания, реформа католической церкви, первые раннекапиталистические предприятия и первые раннебуржуазные революции.

В свете этого XVI — XVIII века называют то поздним средневековьем, то ранним новым временем. Получается, что на долю «чистого» средневековья приходится примерно тысячелетие. Это совсем немного по сравнению с античной эпохой, не говоря уж о бесконечной древности. Но именно за эту тысячу лет образовались почти все наречия и языки, народы и государства Европы, сложилась ее неповторимая христианская культура. И в эту же эпоху выросли и развились все наиболее значительные города континента.

Но что представлял собой средневековый город? Когда, как и почему он возник? В чем была специфика городского образа жизни? Наконец, какую роль сыграл город в истории европейских народов, в формировании современных обществ и различий между ними? Средневековье рождалось из обломков разных культур. Южные регионы, входившие в средиземноморскую историко-культурную общность, уже прошли первый этап цивилизации в период античности и достигли, как известно, блистающих вершин.

Остальная Европа — то есть большинство германских народов: славяне, балты, угрофинны и другие — не имела цивилизованного прошлого, хотя и ушла далеко от первобытности. Народы находились на той стадии родоплеменного строя, когда основная цель и занятие — непрерывные войны ради земли и грабежей. Столетиями нападая на Римскую империю, они, в конце концов, разрушили ее. Варвары (так называли их римляне) не знали развитых городов и вели исключительно сельский образ жизни. Но их общество отнюдь не было однородным. Племенами и племенными союзами управляли цари со своими дружинами, в составе общин выделились ремесленники и торговцы; значительный слой составляли рабы. Захватив Римскую империю, варвары не только разоряли ее, но и «окультуривались» сами. И важнейшее место в великом наследии занимали города.

Собственно, римский цивитас, греческий полис означали не просто города, а общину сограждан. Античное общество сложилось вокруг городов, господствовавших над деревней как своим придатком. Более того, изначально каждое государство в Греции и Риме представляло собой именно город с его сельской округой, иногда городками-сателлитами, но основу гражданства в этом комплексе составляло совладение землей. Система полиса, или, как обычно называют ее историки, города-государства, по существу сохранялась до конца античности, начав изменяться только за пару столетий до падения Рима.

Варварские завоевания со страшной силой ударили по городам. Полностью в раннее средневековье сохранялись лишь позднерабовладельческие полисы в Византии, не подвергшиеся завоеванию. Сотни городов Западной Римской империи, в том числе значительные — Милан, Неаполь, Амальфи, Париж, Лион, Арль, Кельн, Верден, Трир, Аугсбург, Вена, Лондон, Йорк, Честер и многие другие опустели. Площадь и население почти всех городов резко уменьшились, гильдии исчезли или влачили жалкое существование. Торговля и ремесла сократились, на площадях сеяли хлеб и выпасали скот. Даже на относительно благополучных территориях бассейнов Рейна и Дуная, не испытавших особенно разрушительных варварских набегов, города пустеют, превращаются в небольшие административные и военные поселения.

Средневековый город

Конечно, начало средневековья нельзя назвать совсем «безгородским», но в масштабах континента городской строй и городской образ жизни к этому времени, безусловно, еще не сложились. Дальнейшие урбанистические процессы средневековья были связаны, с одной стороны, с развитием феодальных монархий, завершением христианизации и сложением основных классов феодального общества: крупных землевладельцев-сеньоров и зависимого крестьянства; а с другой с процессом отделения и специализации ремесленной и торговой деятельности. Она-то и стала основой процветания средневековых городов. Ремесло всегда развивалось быстрее сельского хозяйства с его неподвижным средством производства.

Теперь ремесленная деятельность требовала все большей специализации, становилась несовместимой с крестьянским трудом и все более отделялась от него. Но крестьяне, стремясь уйти от зависимости феодалов, уходят в города. И в результате города, городки, ремесленные слободы, рыночные местечки возникают по всему континенту около замков и крепостей, крупных феодальных поместий и монастырей, у речных переправ, мостов и перекрестков больших дорог, мест корабельных стоянок и промысловых стойбищ, на приречных холмах, посреди плодородных полей, словом, всюду, где были наиболее благоприятные условия для торговли, ремесла и по возможности безопасного проживания.

Продолжение следует.

Автор: Ада Сванидзе

P. S. Старинные летописи рассказывают: а еще средневековые города начали превращаться в настоящие культурные и научные центры средневековья, именно здесь появлялись первые школы, университеты. Даже первые курсы и мастер-классы, которые вы можете найти, например, на сайте http://www.kursita.ru/ появились именно в городах европейского средневековья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *