Сокровища Монголии

Каракорум

В конце XIX в. мировое научное сообщество узнало о замечательном археологическом открытии в долине верхнего течения реки Орхон в Центральной Азии: в том месте, где воды Орхона, вырвавшись из скал, широкой излучиной разливаются по равнине, были обнаружены развалины большого города, словно охраняемые гигантским каменным изваянием черепахи — символа вечности. То были руины знаменитого Каракорума, столицы Монгольской империи, основанной в XIII в. Чингисханом. Город размещался на правом берегу реки, в 400 км к юго-западу от Улан-Батора, нынешней столицы Монголии, в краю, пригодном для скотоводства и земледелия в исстари славящемся горными разработками, имя которому — Далакын-тал, колыбель многих цивилизаций Центральной Азии.

Обнаруженные в древнем городе загадочные надписи на статуях и каменных стелах, как оказалось, принадлежали «голубым тюркам»; многие надписи, относящиеся к VI—VIII в., рассказывают о деяниях, былой славе и о трагической судьбе этого народа.

В Каракоруме в пору расцвета насчитывалось несколько тысяч жителей. Здесь было развито сельское хозяйство и ремесла, процветала торговля, город не без основания гордился своими учеными. Каракорум был основан в 1220 г., когда Чингисхан перенес свою резиденцию на берега Орхона, расположив ее, возможно, невдалеке от Мелехит — горы Черепахи. Стоя на холме, с которого открывается вид на небольшой городок Хара-Хорнн, видишь внушительных размеров гранитную черепаху — древнее изваяние, давшее, судя по всему, название этой местности.

черепаха в Каракоруме

Вокруг ханской крепости постепенно вырастали ремесленные и торговые кварталы, возникали другие постройки, и примерно к 1230 г. поселение приобрело вид города. Затем, уже при великом хане Угедее, третьем сыне Чингисхана, в Каракоруме были построены большие здания, в которых разместились созданные им административные органы империи и с должным церемониалом принимались послы.

В описаниях разных зарубежных авторов Каракорум, столица наследников Чингисхана, предстает сначала как некий таинственный источник, из которого волна за волной выплескивались дикие орды завоевателей, затем как экономический, политический и культурный центр объединения монгольских племен, сложившийся в XIII в., наконец, как место археологических раскопок. Но ни один из них не дает истинного представления о Каракоруме.

Подробное описание жизни города оставил нам посланник короля Франции Людовика IX, монах Гильом де Рубрук, побывавший в 1256 г. при дворе хана Мункэ. В те времена в Каракоруме сосуществовало двенадцать религий: здесь соседствовали мечети, буддийские монастыри, христианская церковь. Окружавшая город глинобитная стена имела четыре въезда, и у каждых ворот был раскинут базар.

Каракорум

Подлинный шедевр архитектуры того времени являл собой дворец хана Угедея. В его главном двухэтажном здании располагался огромный великолепно отделанный приемный зал, который украшали шестьдесят четыре колонны, картины на стенах и зеленая глазурованная плитка пола. Крыши дворцовых зданий, отделанные барельефами, покрывала зеленая и красная черепица. Эта приверженность к орнаменту и изобретательность в применении декоративных мотивов, составлявшие отличительную черту архитектуры той эпохи, придавали праздничный вид всему дворцовому ансамблю.

Дворец Угедея

Недавно проведенные в Каракоруме археологические раскопки во многом дополнили имевшиеся ранее письменные свидетельства. Например, выяснилось, что дворец и другие важнейшие сооружения города были построены из просушенных на солнце кирпичей (на некоторых из них сохранились даже клейма изготовителей), а обогревались здания скрытой под полом системой отопления. Кварталы, где селилась знать, располагались вдоль берега Орхона, к северу и югу от ханского дворца. Богатейшие находки были обнаружены при раскопках ремесленных, торговых и административных кварталов: черепки фарфоровой и обливной керамической посуды, сельскохозяйственный орудия, инструменты ремесленников, литые железные ступицы колес, — домашняя утварь, разнообразные украшения из золота, серебра и бронзы. Особенно много было найдено монет — как монгольской, так и иноземной чеканки.

В 1380 г. Каракорум был разрушен. Но примерно двумя столетиями позже на том же месте поставил свою юрту хан Абатай, основатель монастыря Эрдэни-дзу. Огромная земляная насыпь, на которой была установлена юрта, сохранилась до наших дней.

Архитектурный комплекс Эрдэни-дзу — выдающийся памятник древней монгольской архитектуры. Предводитель халха Абатай основал его в 1580 г. Четырехугольный комплекс в XVII в. был обнесен оригинальной оградой — стеной со 108 башенками в виде пагод (по-монгольски — «субургани»). На каждом из субурганов начертано имя того, кому он посвящен. На территории монастыря обнаружены и другие интересные памятники, ныне уже восстановленные или находящиеся в процессе реставрации. Прежде всего, это Лабрап и три больших стоящих рядом храма, которые возвышаются на земляной насыпи, образуя единый ансамбль, несмотря на различия архитектурных решений: центральный храм двухэтажный, а храмы по обеим его сторонам — одноэтажные. Кровли всех трех построек — двускатные, загнутые вверх.

Монастырь Эрдэни-дзу

Монастырь Эрдэни-дзу — средоточие исторических и культурных памятников монгольского народа. В нем хранятся не только многочисленные произведения живописи, образцы храмового искусства, вышивки и аппликации, созданные в XV—XVII вв., но и целая библиотека редчайших рукописных и ксилографических книг. Представлены здесь и работы знаменитого художника и скульптора XVII в. Дзанабазара, который прославился великолепными бронзовыми фигурами, выполненными в буддийской традиции, и первым из монгольских художников завоевал мировое признание. В его время искусство и культура Монголии достигли расцвета.

В долине реки Орхоп находится известный погребальный комплекс тюркских каганов — Кюль-Теглна и Бильге. Помимо самих захоронений, в нем сохранились высокие памятные стелы с древними надписями и много каменных статуй. Более десяти столетий назад рухнула крыша жертвенного храма и развалины постепенно скрылись под слоем земли, своего рода защитной оболочкой. Подход к храму был некогда с востока, его окаймляли скульптурные изображения вождей и воинов. Сейчас эти стражи, за исключением двух обезглавленных, но в остальном мало пострадавших статуй из серого мрамора, превратились в бесформенные груды обломков.

Выступавший из земли фрагмент мраморного «панциря» позволил обнаружить огромную каменную черепаху. Воздвигнутую на ее спине стелу ровными строками покрывали древние тюркские письмена. В них содержались сведения об истории кочевых племен Центральной Азии более чем за два столетия. Таким образом, некрополь — не только выдающийся памятник искусства в культуре тюрков, жителей монгольских степей, но и важное связующее звено в наших знаниях о прошлом.

Скульптуры воинов — в высшей степени оригинальные произведения искусства. Воины запечатлены в традиционной позе — прямая осанка, чаша в правой руке. С большой точностью переданы их длиннополые одежды, прически, серьги, стягивающие одежду узорчатые пояса, к которым подвешивалось оружие. Характерны их лица: косо прорезанные, близко поставленные глаза, длинный нос, небольшой рот, усы. Фигуры воинов вполне реалистичны, поскольку искусный скульптор сумел придать каждой из них индивидуальные черты. Статуи обращены лицом к востоку, это — молчаливые свидетели церемоний и обрядов, совершавшихся некогда у древних могил. У подножия статуй рассыпаны камни — это Салбалы, символическое изображение поверженных врагов.

В долине Орхона открыто и множество древнейших наскальных изображений: рисунки животных, людей, различные знаки и символы, декоративные узоры. Когда начинаешь расшифровывать письмена этой летописи, оживает, обретая былую славу, огромный мир прошлого. В ночи, перед пламенем костра, порой охватывает тот же трепет, который испытывали, должно быть, участники тех давних ритуалов. С обветренных скал смотрят в вечность изображения богов и устрашающих демонов, рожденных творческим воображением древних художников и их соплеменников.

Высоко чтили в монгольских степях и благородных скакунов. Поэтому в художественных композициях часто встречаются мчащиеся галопом, с напряженно вытянутыми шеями лошади. Иногда на коне всадник, натягивающий на скаку тетиву либо простирающий вперед руку. В мареве знойного дня рисунки колышутся и словно оживают, завораживая своей красотой. В наскальных росписях нередко встречается изображение и другого животного — оленя, которому, вероятно, поклонялись здешние племена, и который играл немаловажную роль в их хозяйстве.

В нашем кратком обзоре культурное наследие Монголии представлено, конечно, далеко не полно. Земля долины Орхона таит несметные богатства. Этот исторический район, безусловно, найдет свое место в сокровищнице мирового культурного наследия. Ведь здесь, на берегах Орхона, жили некогда создатели «степной империи», в течение многих столетий влиявшей на судьбы не только Центральной, но и Малой Азии и даже Восточной Европы.

Автор: Намсрайн Сэр-Оджав.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *