Снова остров сокровищ

клад на острове

21 февраля 1963 года к необитаемому островку в Тихом океане подошло судно, чтобы высадить группу американцев-кладоискателей. Но вместо бочек с золотом они нашли голодного и отчаявшегося француза. А два месяца тому назад французов было трое и они тоже надеялись найти клады. И недаром: этот островок, носящий название Кокос, и есть знаменитый Остров Сокровищ, вдохновивший Стивенсона на создание своего романа. Сказочные сокровища не миф. В течение веков остров служил своеобразным «банком», где пираты хранили награбленные богатства. Из спрятанных там кладов один лишь клад Моргана по самому скромному подсчету содержит драгоценностей на 35 — 40 миллионов долларов.

Кто только не пытался разыскать хотя бы один из них; каких только драм не разыгрывалось на этом, некогда благословенном, кусочке земли. В 1896 году командир английского военного корабля «Хоуфи» капитан Шрапнел, ослепленный блеском золотого миража и собственной властью, привел свой корабль к острову, высадил экипаж и заставил всех искать клады. Исчерпав обычные способы, он разворотил фугасами половину острова, надеясь, что при одном из взрывов вместе с комьями земли в дыму засверкают золотые дублоны, ожерелья, пряжки, чаши, подсвечники. Он взорвал бы и другую половину острова, да кончился весь его боезапас. Капитан вернулся в Англию, был разжалован и изгнан из флота. С тех пор всем кораблям королевского флота категорически запрещено за чем бы то ни было подходить к соблазнительным берегам.

Швейцарец Зусси Вислер прожил на острове 20 лет один, если не считать черного пуделя, облегчавшего ему добровольную каторгу. Вислер — едва ли не единственный, кому удалось найти золото… испанскую монету 1788 года, явно выпавшую из кармана одного из его предшественников.

Легендарная кладовая драгоценностей привлекала не только авантюристов и маньяков. На страницах солиднейшей газеты лондонских финансистов «Файненшел тайме» не раз появлялись объявления о создании акционерных обществ для отыскания кладов острова Кокос. Гонщик и конструктор автомобилей и моторных лодок Малькольм Кембелл, многократный рекордсмен мира, истратил на поиски сто тысяч долларов. Один из известных американских адвокатов, ставший впоследствии государственным деятелем, обследовал в поисках кладов весь остров. С тех пор прошло много десятков лет, но до сих пор одна из пальм носит его имя: Франклин Делано Рузвельт…

Какой только землеройной техники не перевидала эта пальма: экскаваторы, драглайны, буровые станки, дизельные молоты… Археологи, горняки, подрывники, геологоразведчики, водолазы — «все промелькнули перед нею, все побывали тут».

Как то на поиски собрались три француза: путешественник и спелеолог Робер Вернь, писатель, Клод Шолье, и автор при¬ключенческих романов Портель. «Техника и наука наших предшественников оказались бессильными. В кладоискательстве успех может принести только интуиция, нюх» — такова была точка зрения группы. Французы взяли с собой лишь акваланг, металлоискатель и лодочку, отказавшись от радио, от судна, которое могло бы доставить их до ближайшего населенного острова, от продовольствия. Пищу должны были доставлять им рыболовство и охота.

…18 декабря 1962 года костариканский парусник высадил троих молодых людей с их скромным багажом на остров Кокос. Восемь километров в длину, четыре в ширину, отвесные берега, вулканический рельеф, одна из вершин достигает 850 метров.

21 декабря друзья спустили на воду свою лодочку. «Мы хотели,— рассказывал потом Вернь, — совершить разведывательную поездку, собирались оставить нашу базу на несколько дней, чтобы произвести съемку побережья и взяли с собой все необходимое кинематографическое оборудование. В час отплытия море было бурным, а погода пасмурной, шел дождь. Я немного обеспокоился и просил товарищей подождать с отъездом, но они предпочли держаться первоначального плана. Не прошли мы и мили, как оказались среди разбушевавшегося моря, и огромная волна буквально поглотила наш челн».

Это было всего в двенадцати метрах от берега, но при таком море Верню едва удалось выбраться на поверхность и, отчаянно борясь с волнами, добраться до берега. Оказавшись на земле, он стал искать глазами спутников, но от них не осталось и следа. Лишь минут через десять остатки разбитой лодки показались в волнах и скрылись в открытом море. Вернь знал, что Портель не умеет плавать. Возможно, что в панике он уцепился за Шолье и не дал ему выплыть, а может быть, проворнее друзей оказались бесчисленные акулы.

В отчаянии Вернь долго лежал на берегу, наконец, разбитый, измученный, потащился к пустому лагерю. И начались бесконечные, безрадостные дни одиночного заключения на необитаемом и неуютном острове.

Ровно через два месяца к берегу подошло костариканское судно «Элинор», а еще через неделю Вернь был в Пунта Аренос и поведал миру о случившемся. «Остров Кокос навсегда останется для меня проклятым островом»,— начал он свой рассказ журналистам.

Так закончилась предпоследняя — пока что! — попытка овладеть сказочными сокровищами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *