Портреты из небытия. Часть вторая.

Портреты из небытия

Продолжаем наше путешествие во времени, коридорами удивительного музея пластической антропологии, а заодно и жизнями давно умерших людей, чьи портреты реконструированы и выставлены в том музее. Первую часть можно почитать тут. А ми едем дальше, итак:


Тамерлан

ТАМЕРЛАН (ок.1335-1405 гг.). Реконструкция М. М. Герасимова.

В Самарканде, в свежеереконструированном мавзолее Гур-Эмир, примерно за один доллар милиционер отопрет замок на резной двери и сведет в промозглый подвал, содержащий подлинные надгробия эмира Тимура и его детей. Наверное, если предложить побольше, откроют и могилу Тамерлана. Прах демона войны, известного под именем «сахибкирана» — «господина удачи», уже был потревожен 17 июня (а не 22, как говорит легенда) 1941 года комиссией М. М. Герасимова, реконструировавшего облик завоевателя.

С середины XIV века почти вся огромная территория, завоеванная монголами Чингисхана, охвачена переворотами и восстаниями, власть трескается и дробится. Лишь кочевые орды сохраняют некоторую монолитность, и их властелины совершают набеги на оседлые земли… На этом фоне развивалась военная карьера сына мелкого правителя-бека из Шахрисябза, уже утратившего чистоту черт предков-монгол. Благодаря ранению в ногу, Тамурбек получил прозвище Тимурлещ — «Железный хромец». Храбрый и щедрый воин, талантливый полководец быстро подчинил слабых среднеазиатских правителей. Одним из крупнейших политических достижений на его пути к власти было убийство давнего союзника и сподвижника эмира Хусейна (1370 г.). С тех пор тридцать пять лет он правил единодержавно, укрываясь, однако, за подставным ханом чингиской крови, и скромно именуя себя эмиром-военачальником. (Между прочим, при его правлении активно развивались все виды боевых искусств, особенно восточных, говорят, личные телохранители Тимура в обязательном порядке должны были ими владеть).

Завоевывая Иран и Афганистан, он бдительно следил за Золотой Ордой и разгромил ее властителя Тохтамыша, когда тот стал его соперником в завоеваниях. Однако для числившейся в орде Руси дело окончилось лишь сожжением нескольких южных городов, тогда как золотоордынская столица Сарай перестала существовать. Плохая привычка складывать башни из живых пленников на растворе и пирамиды из мертвых голов не оставляла его до конца жизни. Он дал ей волю во время похода в Индию, где грабеж не прикрывался даже легким флером установления государственности. На эту добычу он отгрохал в Самарканде мечеть Биби-Ханум, не уступающую почти Храму Христа Спасителя (но в XIV веке).

Затем в крупнейшей битве того времени, под Анкарой, он разгромил и пленил могущественного османского султана Баязеда, чем на полвека отсрочил турецкое нашествие в Европу. Последний поход на Китай прервала смерть полководца в городе Туркестан. Его держава рассыпалась, как карточный домик. Последних Тимуридов из Средней Азии прогнали кочевые узбеки (сейчас они об этом не вспоминают), один из изгнанников, Бабур, основал династию Великих Моголов в Индии.

Улумахмет

УЛУМАХМЕТ. ОСНОВАТЕЛЬ КАЗАНСКОГО ХАНСТВА (XV в.). Реконструкция Т. С. Балуевой

Своим монголоидным обликом он слегка опровергает расхожую версию о непосредственном происхождении казанских татар от древнего Булгара. Улу-Махмет правил в Золотой Орде на нижней Волге еще в 1420-е годы, с литовцами ходил на псковские рубежи. Решая спор внуков Дмитрия Донского о том, кто из них должен стать Великим Князем, он отдал предпочтение Василию, позднее получившему имя Темного. Именно на благодарность последнего рассчитывал он лет через десять в 1437 г., когда брат Кичим изгнал его из Орды и с тремя тысячами верных людей Улу-Махмет засел в пограничном литовском Белеве. Он хотел получить убежище на Руси, но Василий послал на него войска во главе с Дмитрием Шемякою (от прозвища которого позднее произойдет выражение «Шемякин суд» — в смысле «жестокий и неправый»).

По дороге войско мучило русских же, вымогая денег, а придя, загнало, было, хана в осаду, но благодаря измене знакомого хану литовского воеводы, Улу-Махмет опрокинул москвичей и прорвался к Казани, за несколько десятилетий до того опустошенной русскими. Там он построил деревянную крепость, к нему стекались люди с округи и из других татарских орд. Вскоре он уже явился под Москвой, сжег Коломну. В 1445 году под Суздалем князь Василий, выступивший навстречу татарам с небольшим войском, спьяну попался в притворное отступление врага, был разбит и пленен. Огромный выкуп за него, собранный со всего народа, стал одним из поводов восстания Шемяки, который ослепил Василия (с той поры и ставшего Темным). Пару лет Шемяка был на великокняжеском престоле, затем еще лет пять баламутил по Руси, пока его не отравили под Новгородом. Улу-Махмет посылал сыновей с войском в помощь Василию, но позднее татары наказывали русских за междоусобицу, нещадно их грабя, ибо сын хана, Мамутек, убил отца и своего брата, воцарившись в Казани в 1446 году…

казаки

БЕРЕСТЕЧКО, 1651 год. Реконструкция Г. В. Лебединской.

Середина — вторая половина XVII века была одной из самых кровавых эпох в истории Украины. В 1651 году возобновилась война Богдана Хмельницкого с поляками. 20 июня войска сошлись под Берестечком, на реке Стырь в нынешней Ровенской области, в низменной болотистой местности. Силы у тех и других были велики, но перевес был на стороне поляков, и союзная (в тот момент) татарская конница бежала, открыв фланг Хмельницкого. Сам он, бросившийся вернуть хана, был увлечен в бегство, и часть казацкой конницы спаслась так же. Центр же войска, состоявший из пехоты и спешенных казаков, был загнан в болото, где, окопавшись, они попытались держать осаду, но, в конце концов, большей частью погибли. Лет 20-25 тому назад археологом И. К. Свешниковым были предприняты раскопки, и по некоторым находкам черепов сделаны реконструкции.

В центре группы — донской казак (донцы участвовали в сражении вместе с запорожцами), судя по серьге, последний мужчина в роду, с боков два украинца. Рядом — дьякон Павел — греческий монах, сопровождавший митрополита Иосафа, который перепоясал мечом Хмельницкого.

Бывший местоблюститель Иерусалимский, Иоасаф появился в Киеве у Хмельницкого за два года до этого, ездил по его поручению к царю Алексею Михайловичу на переговоры о воссоединении Украины с Россией. Павел регулярно вел переписку Хмельницкого с царем по этому вопросу, выполнял царские поручения. Оба погибли в лагере под Берестечком. Но Иоасафу шляхтич отрубил несколькими ударами сабли голову и раздробил лицевые кости, а лежавшему Павлу шляхта стреляла в голову, однако возможность реконструировать облик сохранилась.

Пятый портрет — знаменитый впоследствии кошевой атаман запорожцев Иван Серко. Судя по тому, что о нем позднее бытовало мнение, будто он выиграл все сражения, в которых участвовал (их было около 50), может быть и отсутствовал под Берестечком, примерно сорокалетний тогда потомственный казак.

Широкую известность он приобрел лет десять спустя, когда его запорожская дружина вместе с отрядом донцов Касогова совершала жестокие набеги на Крым. С той поры он неоднократно избирался кошевым Запорожья, пользуясь славой сурового, но справедливого даже к врагам воина. Через несколько лет после смерти Хмельницкого часть казаков хотела на условиях широкой автономии снова пойти под польского короля, и Сирко было поддержал их, за что позднее был сослан ненадолго в Сибирь. Но когда в конце 1660-х гетман правобережный Дорошенко навел на Украину турок, лишь бы не поддаться москалям, не было у янычар другого такого врага, как Сирко.

В письмах за несколько лет до смерти своей в 1680 году укорял старый кошевой гетманов разных берегов Днепра за то, что властолюбие их приводит к братоубийству и гражданской войне.

В 1967 году на Никополыцине была вскрыта могила под надгробной плитой с его именем и найден скелет мужчины высокого роста, умершего в возрасте около семидесяти лет, с остатками одежды на нем…

Степан Крашенинников

СТЕПАН КРАШЕНИННИКОВ (1712-1755). Реконструкция М.М.Герасимова — Г.В.Лебединской.

В 1737 году вместе с экспедицией Беринга, положившей начало Петропавловску-Камчатскому, на полуостров прибыл малоизвестный по младости лет выпускник Петербургского университета Степан Крашенинников. Происходил он из солдатской семьи, из Москвы, и выполнял обязанности помощника немецкого естествоиспытателя Георга Стеллера. Они начали научное обследование Камчатки, объезжали отдаленные углы полуострова, посещая становища камчадалов и коряков, изучая их быт и нравы. Описывали природу Камчатки. Крашенинников, претерпевая многочисленные лишения и рискуя жизнью, изъездил ее из конца в конец.

История открытия полуострова сама по себе интересна: первыми там, должно быть, побывали в середине XVII века люди Федота Алексеева, возглавлявшего экспедицию, в которую входил и небезызвестный первооткрыватель пролива, отделяющего Азию от Америки, Семен Дежнев. Судно Алексеева занесло туда штормом, он умер от цинги, а его люди сгинули. Крашенинников видел немало следов пребывания русских людей на полуострове за 90 лет до него.

Владимир Атласов, устюжанин, поверставшийся в казаки, начальник Анадырского острога — «первый обретатель Камчатки», установил там ясачные подати, не останавливаясь перед средствами (занимался рэкетом государевым). В 1701 году он составил «скаску» в Сибирском приказе об огромном новооткрытом полуострове и о камчадалах, живущих в каменном веке. Был обласкан Петром I и спустя несколько лет, которые сидел за грабеж, он назначается приказчиком обратно на Камчатку. Но «по причине храбрости своей» он до того круто обращался с подчиненными, что был ими убит. И только к 1717 году, после открытия морского пути из Охотска, своеволию казаков на Камчатке, ходивших острогом на острог и то и дело хоронивших своих начальников (неудачных шерифов), наступил конец…

В 1744 году настала пора возвращаться в Петербург, однако, Стеллер от перенесенных тягот заболел и умер, не доехав до Урала. С. П. Крашенинников был избран в Академию в 1745 году, а спустя пять лет — профессором. С присущим ему усердием Крашенинников подготовил подробнейшее «Описание земли Камчатки», вышедшее, к сожалению, лишь на следующий год после его кончины. Она была сразу переведена на несколько европейских языков, доставив автору широкую известность. Таким образом, полуостров был открыт для науки и всего мира. Долгими и тяжкими трудами доставались тогда новые знания, но и поныне на эту книгу ссылаются исследователи.

Умер он в бедности, но похоронен от казны был достойно. Случайно могилу его обнаружили в 1963 году и четверть века спустя прах его был перезахоронен в Александро-Невской Лавре.

Автор: Максим Войлошников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *