Почему инки не совершали преступлений?

инки

В Тауантинсуйю мораль не была одинаковой для клана правителей и для массы их подданных. Лучше других раскрыл это очевидное неравноправие Инка Гарсиласо, отнюдь не пытавшийся «разоблачить» сынов Солнца. Тем весомее и значительнее выглядит его свидетельство. Ссылаясь на своих информаторов-индейцев, хронист из Куско утверждает, что инки никогда не совершали преступлений, что ни один из сынов Солнца не совершил ни единого неблаговидного поступка.

Объясняя «истоки» столь необычного явления, автор «Комментариев» (по отцовской линии испанец, по материнской — инка) пишет, что у инков не было «причин, которые обычно являются основаниями для преступлений, как-то: страсть к женщинам, или алчность к богатствам, или желание мести, ибо, если они желали красивых женщин, им было дозволено иметь их столько, сколько они хотели. То же самое имело место с богатствами, ибо инки никогда не испытывали в них недостатка и у них не было необходимости брать чужое или позволять подкупить себя…»

Яснее не скажешь! Все так и было в реальной жизни. Две трети произведенного земледельцем-пурехом продукта просто отчуждались в пользу Инки и Солнца. Они-то и составляли главное богатство клана правителей Тауантинсуйю. Что же касается золота и других драгоценностей, то они не имели в империи менового значения и целиком шли на украшения. Украшались же в Тауантинсуйю храмы, дворцы и знать. Пурехи принимали это как должное. Отсутствие у индейцев интереса к драгоценностям просто потрясло испанских конкистадоров. Они отказывались верить в это, но все без исключения хронисты писали о столь невероятном для европейцев явлении.

Что касается «страсти к женщинам», то для сынов Солнца проблема эта также была решена: во всех городах и относительно крупных селениях Тауантинсуйю имелись «Дома невест Солнца» — Дома акльей. Туда отбирались вне зависимости от происхождения самые красивые девушки, ожидавшие прихода своего жениха — Отца Солнца. Интересно, что в столичном Доме акльей жили тетки, сестры, дочери, внучки самого Сапа инки. «Невесты Солнца» не были жрицами, хотя и принимали незначительное участие в некоторых ритуалах. Солнце не приходило к акльям, и большинство из них становились наложницами его сынов, некоторые — женами знати, особо отличившихся воинов. (А еще очень интересно как проходила свадьба у инков, и какими церемониями она сопровождалась, это пожалуй отличная тема для еще одного исторического исследования). Однажды встретившись с мужчиной, аклья навсегда покидала свой дом. Акльи не бездельничали, а трудились, выделывая тончайшую пряжу. В изготовленную ими одежду была одета вся знать империи, включая самого Сапа инку. Таким образом, Дома акльей были своеобразными «мануфактурами».

инки

Институт акльей имел и «теоретическое обоснование»: сыны Солнца стремились выполнить с его помощью важный завет своего божественного отца, обязывавший их как можно щедрее одаривать своей священной кровью простых людей Четырех сторон света. Хронисты утверждают, что у Сапа инков, например, имелось от 150 до 400 сыновей и дочерей.

Но хронист Инка Гарсиласо упустил еще одну причину многих преступлений: борьбу за власть. Была ли она? Конечно, была. Но она считалась у инков самой великой и священной тайной, и мы обнаруживаем в хрониках лишь слабые отголоски этой борьбы. Так, Инка Пачакутек, выдающийся реформатор и знаменитый воин, не был первородным сыном предшествующего правителя и потому претендовать на престол по законам сынов Солнца не мог. Самый удачливый завоеватель и крупный полководец Тауантинсуйю, больше других расширивший Четыре стороны света, Инка Тупак Юпанки, умер не своей смертью, а был отравлен одной из своих многочисленных наложниц. Ставится под сомнение и законность прихода к власти самого влиятельного правителя, еще при жизни причисленного к лику богов,— Инки Уайна Капака. Словом, внутри клана шла непрерывная борьба за власть, но до появления на политической сцене Тауантинсуйю инки-бастарда Атауальпы она не выходила за пределы клана инков. Все перипетии этой борьбы замыкались в кругу самих сынов Солнца, и подавляющее большинство простых пурехов просто ничего не знали о ней, поскольку ее результаты никак не сказывались на остальных жителях империи.

Но если сыны Солнца не могли совершать преступления по той простой причине, что они были… сынами Солнца, совсем иначе обстояло дело с моральным климатом среди их подданных. Три заповеди, сформулированные как беспрекословный приказ, составляли суть морального кодекса царства: не будь вором, не будь лжецом, не будь бездельником. На первый взгляд эти заповеди не могут не вызывать одобрения, но заложенная в них императивность — «не будь!» — придает им очевидный классовый характер, коль скоро эти запреты налагались одним слоем общества на другой.

Из трех заповедей только одна носит материально контролируемый характер. Именно она наиболее отчетливо показывает подлинную сущность морального кодекса, установленного сынами Солнца для своих подданных. Призывы не лгать и не бездельничать могли быть в равной степени обращены и к самим инкам, а вот требование не быть вором к инкам не имело никакого отношения. Зачем красть, когда можно «просто» взять…

Отбирать две трети урожая у пурехов, пользоваться трудом простого люда на «общественных работах», укреплявших силу и могущество клана инков, забирать самых красивых девушек в дома наложниц для знати в Тауантинсуйю не считалось ни воровством, ни даже злом. Зато один початок кукурузы, унесенный пурехом с надела Инки или Солнца, уход с территории общины в поисках лишней охапки хвороста, силок, поставленный на крупную дичь, тайное свидание с девушкой, которую юноша-пурех имел несчастье полюбить, а власти присмотрели ее в невесты Солнца,— за все это простому человеку приходилось расплачиваться жизнью. Самым «популярным» наказанием было сбрасывание на осужденного камня весом в два или три пуда. Остался жив — твое счастье: справедливые и никогда не совершавшие преступлений сыны Солнца дважды за одно и то же преступление не карали. «Прелюбодея» же, осмелившегося осквернить невесту Солнца, не просто убивали: уничтожалась вся его родня вплоть до четвертого колена.

Запрещая своим подданным лгать, сами инки требовали того же и от членов своего клана. Возможно, они и не лгали — по мелочам. Зато в Тауантинсуйю существовала большая ложь, ложь в общегосударственном и даже как бы во вселенском масштабе, освященная самим Солнцем.

И только третья из заповедей, насколько мы можем судить по хроникам, имела общеобязательный характер. Инки сами трудились в поте лица и умели заставлять работать других. Похоже, что безделье просто выводило их из себя. Так, они придумали налог, в который невозможно поверить, — налог живыми вшами. Его выплачивали немощные старики и калеки, не способные к трудовой деятельности, а также целые районы, если их обитатели после присоединения данного царства к Тауантинсуйю не производили избыточного продукта и не вырабатывали установленную для них долю Солнца и Инки. Сьеса де Леон пишет, что таким способом сыны Солнца приучали своих новых подданных к обязательности выплачивать подать.

Автор: В. Кузьмищев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *