По следам «Четвертого льва»

Арабский корабль

Раскройте учебники по истории для средних школ и вузов. В главах о древнем Востоке, об Аравийском полуострове вы почти не найдете сведений об арабском мореплавании. Даже в трудах солидных ученых, корифеев европейского востоковедения XIX и XX веков, таких как Ж. Рено, М. де Слан, Б. Kappa де Во, И. Ю. Крачковский, эти данные или отрицались, или упоминались вскользь. Наиболее вплотную подошел к вопросу об арабском мореплавании французский ученый Габриэль Ферран, однако и ему не удалось завершить работу, о которой он мечтал. А между тем, до наших дней дошли документы, свидетельствующие, что за плечами арабских народов — века деятельности на море, отлично поставленное морское судоходство и кораблестроение, уходящие корнями вглубь тысячелетий.

Документы, пережившие не одно поколение исследователей, хранившие тайну, молчали. Они ждали своего первооткрывателя. И он пришел, чтобы во всеуслышание, громко и твердо сказать: да, арабское мореплавание насчитывает сотни лет! Да, это не экзотика и не очередная шумная сенсация, а история, основанная на фактах и неопровержимых доказательствах!

РУКОПИСИ ЗАГОВОРИЛИ В …ПЕТЕРБУРГЕ

«Не один раз в начале своей работы в Азиатском музее, — вспоминал академик И. Ю. Крачковский, — я брал в руки один смешанный турецко-арабский сборник. Ничьего внимания он раньше не привлекал. Арабские части были переписаны довольно небрежно… и сводились, главным образом, к трем «урджузам» — стихотворениям какого-то Ахмада ибн Маджида с довольно скучным, как мне показалось, перечнем морских переходов где-то около Аравии».

Томик небольшого формата. В красном кожаном переплете с тиснением и застежками. Его-то и передал в 1937 году академик своему ученику, тогда студенту IV курса Ленинградского университета Т. А. Шумовскому.

Рукопись оказалась уникальной. Нигде в мире по сей день не обнаружено ее копий. Потекли годы напряженного и страстного труда. Сложный, очень сложный текст, насыщенный специфическими терминами, которых почти не найти в словарях. Пришлось «переварить» горы сочинений на разных языках, справочников, энциклопедий. Это было нелегкое путешествие. Но оно таило в себе массу открытий.

«МАВР ИЗ ГУЗЕРАТА»

В начале 1498 года португальская экспедиция Васко да Гамы (смотрите прошлую статью), обогнув мыс Доброй Надежды, увидела просторы нового океана. Адмирал не рискнул двигаться дальше по неизведанному маршруту. И поднявшись вдоль восточного побережья Африки, корабли экспедиции бросили якорь в порту Малинди. Васко да Гама занялся поисками туземного лоцмана. Король Малинди послал на флагман португальцев местного лоцмана. Опытные европейские мореплаватели сразу увидели, что имеют дело с широко эрудированным человеком.

Вот что пишет о нем младший современник Васко да Гамы португальский историк XVI века Барруш: «Во время пребывания Васко да Гамы в Малинди … на борту его корабли был некий мавр из Гузерата… Поговорив с ним, да Гама остался весьма удовлетворен его знаниями, особенно, когда мавр показал ему карту, построенную, как вообще у мавров, с меридианами и параллелями… Так как квадраты (долгот и широт) были весьма мелки, карта оказалась очень точной. Да Гама показал мавру большую астролябию из дерева, привезенную им, и другие металлические астролябии для снятия высоты солнца и звезд. При виде этих приборов мавр не выразил никакого удивления…».

Что ждало путников у берегов южной Африки? Свидетельствует другой историк XVI века Кутбаддин ан-Нахравали: «Они упрямо посещали это место и здесь погибали; никто из них не мог выйти в Индийское море… Они усиленно собирали сведения об этом море, и, наконец, указал им путь опытный моряк по имени Ахмад ибн Маджид».

«Мавр из Гузерата». Так вот его настоящее имя — Ахмад ибн Маджид! Лоцман экспедиции Васко да Гамы. И… автор уникальной рукописи, впервые исследованной в наши дни.

Как же справился тогда со своей задачей местный лоцман, который повел суда португальцев по неизвестному им океану? Об этом рассказала рукопись. Ахмад ибн Маджид провел флагман португальцев «Сао Габриэль» и другие суда экспедиции блестяще: прорезав западную часть Индийского океана почти по ее середине, флотилия пришла в Каликут всего за 26 суток!

«Три лоции …». Работа над ней позволила Т. А. Шумовскому подробно раскрыть облик средневекового арабского мореплавателя. Он — потомственный моряк. Его дед и отец водили суда по Красному морю, были великолепными знатоками древней астрономии, переданной им из прошлых веков, искусно управляли парусниками. В отличие от отца и деда, которые были мастерами каботажного плавания по Красному морю и в прибрежной части восточной Африки, он вышел в океан, избороздив его вдоль и поперек.

Глубокое знание морской астрономии и метеорологического режима в Индийском океане, подробное и точное представление о многочисленных гаванях, попутных признаках близости суши, рельефа дна на линии фарватера, обстоятельное знакомство с корабельными приборами, умение быстро найти правильное решение — вот далеко не полный перечень черт, которыми обладал лоцман Васко да Гамы, «мавр из Гузерата».

Тонкий и взыскательный знаток южных морей, в совершенстве владевший техникой судовождения, он свой опыт, свои знания изложил в ряде произведений, одно из которых — «Три лоции». Все, что написано Ахмадом ибн Маджидом и дошло до нас, — чрезвычайно ценно для науки. Его произведения любопытны с еще одной стороны: они — итог достижений не одного поколения арабских мореплавателей, доказательство того, что КУЛЬТУРА АРАБСКОГО СУДОВОЖДЕНИЯ НАСЧИТЫВАЕТ МНОГИЕ ВЕКА, что пальма первенства в морской картографии, энциклопедии принадлежит не европейцам, а арабам…

О ЧЕМ ПОВЕДАЛ УНИКУМ…

Четвертым — «львом моря» называет себя автор «Трех лоций», ссылаясь на три крупнейших по тому времени имени своих предшественников. Он подробно рассказывает о мореходных качествах многих своих земляков, живших в древние века. В лоциях любопытно все — от практических наставлений, подробных описаний мелей, ветров, гаваней, ориентиров по звездам до широких рассуждений и обобщений.

Знал ли Ахмад о том, что принесут его родине европейцы, когда впервые вступил на борт их судна в порту Малинди и указал путь на Индию? Мог ли он предположить, какая судьба постигнет народы Востока, их культуру с приходом чужестранцев? Когда познакомился с Васко да Гамой — не знал. Но несколько лет спустя, понял. Понял и написал: «Корабли франков (так именуются португальцы) пришли сюда и стали владеть им (один из островов), после того, как напали на него. О, если бы я знал, что от них будет! Люди поражались их делами».

Автор лоций жил в XV веке — веке великих географических открытий, путешествий Афанасия Никитина, Энрико Мореплавателя, Васко да Гамы, Христофора Колумба. В то же время это был век начала колониального порабощения стран южной Азии, работорговли, закабаления индейцев Америки, уничтожения цивилизаций ацтеков и инков.

«О, если бы я знал, что от них будет!» — Ахмад ибн Маджид сумел разглядеть беду, которую принесли с собой европейцы. Многие памятники старины, многие рукописи арабов были похищены, затем уничтожены колонизаторами. Здесь-то и кроется главный ответ на вопрос: почему мы, живущие в XX и XXІ веке, не знали, что арабы — нация мореходов.

Автор: Л. Лаврова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers