Плавание Григория Истомы из Белого моря в Норвегию и Данию

Плавание Григория Истомы

В 1496 году было совершено первое известное плавание русских из устья Северной Двины в Данию, о котором дошло до нас подробное описание. Совершил это плавание Григорий Истома посол Ивана III, а описал его австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, лично знакомый с Истомой и дважды приезжавший на Русь в 1517 и 1525 годах.

Первое издание «Записок о Московитских делах» появилось в 1549 году. Они были написаны на латинском языке, который был в XVI веке международным языком, в 1557 году — вышли на немецком языке. В течение XVI века «Записки о Московитоких делах» много раз переиздавались. Первый печатный русский перевод их появился в 1832 году. Это фактически была первая книга, посвященная России и ее географии.

В главе «Плавание по Ледовитому морю» Герберштейн описывает поход Григория Истомы, бывшего во время посещения Герберштейном Москвы толмачом (переводчиком) при дворе Великого князя Московского. Григорий Истома, которого Герберштейн называет «человеком дельным и знающим латинский язык», рассказал Герберштейну о своем путешествии из устья Северной Двины в Копенгаген кругом северных берегов Швеции и Норвегии. Такое плавание было совершено гораздо ранее англичан и голландцев.

Григорий Истома был послан с поручением к королю Дании, но так как в это время Московский князь был во враждебных отношениях со шведами, то Истома не решился ехать в Данию обычным путем через Балтийское море, а избрал другой, более длинный, но зато более безопасный путь из устья Северной Двины в Копенгаген кругом северных берегов Швеции и Норвегии. Путешествие началось из Новгорода. Первый этап путешествия к устью Двины был для Истомы нелегким. Это дорога, для которой, по ее тягостям и затруднениям, он не мог никогда найти достаточного количества проклятий…».

Прибыв на Северную Двину, Истома нанял у поморов четыре судна. Затем Истома и его спутники плыли по «… правому берегу океана», то есть по тому берегу Белого моря, который тянется от устья Северной Двины к Мезенской губе. Оставив справа море, получившее свое название от реки Печоры, они достигли мыса Святой Нос, пройдя который «…они прибыли к какой-то скалистой горе, которую надлежало обогнуть. Когда они были там на несколько дней задержаны противными ветрами, то корабельщик сказал им: «Эта скала, которую вы видите, называется Семь, и если мы не умилостивим ее каким-нибудь даром, то нам нелегко будет пройти мимо нее». Истома, по его словам, упрекнул корабельщика за пустое суеверие. Тогда после этих упреков замолчал, и сила бури задержала их там на целых четыре дня, а затем ветры успокоились, и они отплыли. Когда шли уже при попутном ветре, то хозяин судов сказал: «Вы издевались над моим предложением умилостивить скалу Семь, как над пустым суеверием, но если бы я ночью не взобрался тайно на утес и не умилостивил бы Семи, то нам никоим образом не позволено было пройти». На вопрос, что поднес он Семи, тот ответил, что насыпал на выступ камня, который мы видели, овсяной муки, смешанной с маслом.

Далее суда прошли вблизи полуострова Мотка, на оконечности которого стояла крепость Вардэгуз, что означает «Караульный дом». Эта крепость построена норвежцами в XIV веке к северо-западу от полуострова Рыбачий.

В настоящее время название Мотка имеют и залив, отделяющий от материка полуостров Рыбачий с юга — один из самых значительных полуостровов на Лапландском берегу, и мыс, находящийся при входе с восточной стороны в озерки или гавани Новой Земли, составляющий вершину Мотовского залива, через который должны были проходить Истома и его спутники.

Проплыв дальше вдоль берегов Норвегии, они в районе Тормсе пересекли русско-норвежскую границу. «Затем приплыли они в страну Дикилоппов, которые суть не что иное, как дикие лопари, к месту, называемому Дронт и отстоящему от Двины на двести миль к северу. По их рассказам, государь Московии обыкновенно взыскивает подать вплоть до сих мест».

Дронт — это норвежский город Тронгейм. Его не могли миновать Истома и его спутники, так как он, вероятно, был первым городом, который они увидели после продолжительного плавания близ пустынного берега Северной Норвегии, и, оставив свои суда в Тронгейме, на санях добрались до Копенгагена. «Далее, там они покинули свои лодки и остальную часть пути проехали по суше на санях. Окончив, наконец, этот путь, они прибыли к норвежскому городу Бергену, лежащему прямо на север между горами, а оттуда на конях в Данию».

Кроме плавания Григория Истомы, Герберштейн в своих «Записках» сообщает о путешествиях Власия и дьяка Дмитрия Герасимова. Все эти три лица, в качестве послов Великого князя, в конце XV или в начале XVI веков ездили в Данию через Белое море и Ледовитый океан, по западному берегу Скандинавского полуострова.

Интерес Герберштейна к плаванию русских из Белого моря в Норвегию и Данию объяснялся тем, что в первой половине XVI века географы имели еще весьма смутное понятие о полярных странах Северного полушария. Пополнить эти знания новыми и притом достоверными сведениями решил Герберштейн. Так дошли до нас рассказы участников этих первых плаваний русских в Норвегию и Данию.

Автор: М. Блиох.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers