Палеонтрополог заполняет историю болезни неандертальца. (Или как болели в древности).

неандерталец

Существует мнение, что поскольку наши предки жили в гораздо более «естественных» условиях, чем мы, то, стало быть, они были и намного здоровее нас, не знали болезней и могли страдать разве только от какого-нибудь ранения. Но если вспомнить о скудном и неправильном питании первобытного человека, о скверном жилье и тяжестях бродячего образа жизни, то станет понятно, почему, например, на скелетах палеолита так часто встречаются тяжелые ревматические и подагрические поражения. Следы этих болезней обнаружены на скелетах из Ла-Шалельо-Сен, Крапины, Оберкасселя, Шанселяда и Кроманьона.

Немецкий ученый Герхарт исследовал 130 скелетов из доисторических поселений Германии. 23 из них имели какие-то патологические изменения, в том числе водянку головы, заостренный череп, вытянутый череп. Разращения на грудных и поясничных позвонках у двух скелетов были связаны с заболеваниями позвоночника. Найдены деформированная лопатка, большая костная мозоль на бедренной кости, сросшиеся переломы на костях носа и на левой теменной кости. У 12 скелетов доказан зубной кариес, а в трех случаях — нарушения в развитии зубов. А если принять во внимание, что скелетный материал данного периода найден лишь в виде мелких осколков, то можно с уверенностью сказать, что в действительности люди того времени страдали от болезней еще сильнее. Большинство пораженных болезнями скелетов относятся к тому времени, когда племена, ранее не имевшие постоянного местожительства, уже стали в значительной мере оседлыми. И это не случайно. Ведь тяжело больные люди, безусловно, не могли переносить трудных условий бродячей жизни.

Из этого вовсе не следует, что первобытный человек был чрезвычайно гуманен по отношению к требующим ухода больным членам семьи и племени. В Зеебурге найден водяночный череп 5—6-летнего ребенка эпохи неолита. По объему он на 40—45% превышает размеры нормального черепа. А теперь подумайте обо всех побочных явлениях, сопровождающих такую болезнь (слабоумие, параличи и пр.), и вы получите такое представление о жизни этого семейства, какое вам не смогут дать одни только находки предметов материальной культуры.

Долгое время считалось, что сифилис в Европу привезли в 1494 году моряки Колумба. Однако микроскопические исследования показывают, что типические сифилитические изменения можно найти на скелетных остатках неолитического периода, найденных на Марне, а также на древнеегипетском материале и на различных скелетах из дольменов — древних погребальных сооружений. Вероятно, испанцами был привезен новый штамм возбудителя, благодаря чему болезнь вспыхнула с новой силой.

А вот еще одна находка эпохи неолита. Позвоночный канал, в котором находится спинной мозг, не полностью замыкается в области крестца. Очевидно, здесь речь идет о тяжелом врожденном заболевании, вызываемом нарушениями в развитии еще на ранней эмбриональной стадии.

Наши предки были знакомы и с туберкулезом. Существование в те времена туберкулеза позвоночника было доказано еще на неолитическом скелете, найденном близ Гейдельберга; позже признаки туберкулеза были обнаружены у египетских мумий эпохи завоевателей Хаитхабу и более позднего периода. На многих древнеегипетских кладбищах туберкулезные скелеты встречаются так часто, что можно даже предположить, что такое место погребения принадлежало больнице. Правда, иногда трудно определить, идет ли речь о туберкулезе или о каком-нибудь повреждении.

Уже на неандертальских скелетах из Ла-Шапели мы находим так называемые пороки развития позвоночника (спондилоз, спондилартроз). На трех последних шейных и трех первых грудных позвонках, а также на всех поясничных видны по краям зубцы и желваки. Подобные же явления встречаются и на скелетах позднего палеолита. После гнойных воспалений суставов, при которых происходит омертвение хрящей, иногда образуется сращение костей и полное окаменение сустава, так называемый анкилоз. На позвоночнике это может привести к сращению нескольких позвонков в одно целое. Древние знали и это тяжелое заболевание.

Мы привыкли смотреть на зубной кариес как на болезнь цивилизованного человека. Оказывается, зубы болели и у неандертальца. Любопытно отметить, что неандерталец страдал преимущественно от кариеса зубной шейки, человек позднего каменного века — от контактного кариеса (между зубами), а наш современник — от кариеса в складках коронки зуба. Вероятно, это связано с укорачиванием челюсти, при котором между зубами остаются все меньшие промежутки.

Залеченные переломы на различных костях скелета — обычное явление для всех культурных эпох. Нередко можно даже заметить, что для сломанных костей применялись специальные приспособления и лубки. Следовательно, больной получал со стороны общества, в котором жил, известный уход, и его лечение доверялось «специалисту».

Вот интересный пример, у женщины раннего бронзового века, умершей в возрасте 30—40 лет, обнаружен односторонний перелом нижней челюсти. Такой случай не часто встречается и в наше время. Перелом сросся очень хорошо и не привел ни к каким функциональным изменениям. Вот что пишет об этой находке Брейтингер: «Этот, несомненно, тяжелый перелом не мог бы так удачно срастись сам собой. Сначала нужно было правильно уложить сильно сдвинувшиеся осколки, потом сделать так, чтобы они сохраняли нормальное положение, а это было в ту эпоху особенно трудно. Сравнительно длинная косая плоскость перелома… могла благоприятно повлиять на результат. Но даже при исключительно жидком питании глотательные движения создавали немало трудностей; то же самое можно сказать и о речи, без которой больная при тогдашнем состоянии медицинского ухода не могла обойтись полностью. В распоряжении современной челюстной хирургии для фиксации костных обломков и всей нижней челюсти имеется множество приспособлений, в раннюю же бронзовую эпоху хирурги не располагали ничем, кроме лубков и повязок. Тем более приходится удивляться их искусству».

Первобытный человек нередко выживал после очень тяжелых ранений. Об этом свидетельствуют многочисленные находки позвонков со вросшими в них наконечниками стрел. Иногда эти наконечники бывают каменными, иногда — бронзовыми.

На многих черепах найдены повреждения самого различного характера. Особенно тяжелое и, несомненно, смертельное ранение можно увидеть на одном меровингском черепе из Веймара. Огромное круглое отверстие захватывает всю левую верхнюю часть лобной кости и часть теменной. От темени до правого виска тянется трещина шириной от 3 до 10 мм, а в задней доле правой теменной кости зияет прямоугольное отверстие размерами 18X43 мм. Раны были, очевидно, нанесены очень острым режущим оружием. Кроме того, на черепе есть следы и от других ударов. Однако наши предки далеко не всегда погибали после черепных ранений. Во многих случаях человек оставался жив благодаря искусству хирурга, который сглаживал края раны, извлекал осколки костей и соответствующим образом обрабатывал рану. На черепах часто видно более или менее обширное отверстие, гладкие края которого явственно указывают на врачебное вмешательство. Трепанация черепа — одна из старейших хирургических операций — была известна народам древности.

В Тюринго — саксонском бассейне найдено около 25 трепанированных черепов доисторической эпохи. Самые древние относятся примерно к 2400 году до н. э. Из 25 оперированных больных не перенесли операции только трое. Пусть вас это не удивляет. Ведь и по сей день туземцы Африки и ряда островов южных морей производят трепанацию черепа в таких же примитивных условиях. Применялась трепанация и в народной медицине.

Да и не так уж невежественны были наши предки. Они могли приобрести определенные анатомические познания во время жертвоприношений животных. Нельзя забывать, что в ранние культурные эпохи приносились и человеческие жертвы, а также был известен каннибализм. Все это давало возможность неандертальцу познакомиться со строением человеческого организма. Однако, несмотря на поразительно высокое для того времени состояние медицинского искусства, средняя продолжительность человеческой жизни была очень малая. Приведем один пример: на славянском кладбище раннего средневековья (Арнштадтский округ) из 107 похороненных половина едва достигла 21-22 лет, остальные же умерли в еще более раннем возрасте.

Как видите, палеоантропология и археология могут рассказать не только о культурном и экономическом развитии раннего человека, но и дать многие другие сведения о его жизни и о нем самом.

Автор: Г. Бах.

P. S. Старинные летописи рассказывают: Как видим людям глубокой древности, были не чужды и все наши современные проблемы, но помимо того, чтобы болеть подобно нам, также они подобно нам умели и веселится. И уж что-что, а история разных празднеств не менее увлекательная, нежели история человеческих болезней, так, например, еще в далекое средневековье портные разных европейских городов изготавливали карнавальные костюмы оптом, которые пользовались огромным спросом во время карнавалов перед великим постом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *