Новое об опричнине. Продолжение.

Опричнина

25 июля 1570 года Москва стала свидетельницей массовых казней приказных людей. Много ужасов видала на своем веку русская столица. В 1504 году в ней пылали костры, на которых сжигались «еретики». Не раз топор палача оканчивал земной путь непокорных вельмож. Уже давно горожане рассказывали друг другу истории и небылицы о крутом нраве царя Ивана, о кровавых оргиях, совершавшихся в Александровской слободе. Но то, что произошло в Москве 25 июля, по садистской изощренности казней превосходило всё случавшееся ранее.

На площади у Поганой лужи соорудили бревенчатый помост и развели костер, над которым повесили огромный котел с водой. На место казни Иван IV явился в полном вооружении, со всею опричной свитой. Первым среди осужденных на смерть был назван И. М. Висковатый. Ему вменялись в вину три преступления: изменническая переписка с польским королем, предательские сношения с турецким султаном и крымским ханом. Глава Посольского приказа держался стойко, решительно отрицая свою виновность. Автор так называемого Лискаревского летописца сообщал, что царь «повеле казнити дияка Ивана Висковатово: по суставом резати, а Никиту Фуникова (казначей) дияка же варом (то есть кипятком) обварити, а иных многих розными муками казниша. И всех 120 человек убиша…». Московскую трагедию лета 1570 года помнило не одно поколение. В летописях, исторических песнях и повестях слышатся отзвуки страшных событий, происшедших на Поганой луже.

В чем же причина столь дикой расправы царя с когда-то близкими ему приказными дельцами? Учреждение опричнины одним из последствий имело укрепление централизованного аппарата власти. Но процесс централизации протекал не прямолинейно. Разделение территории страны на две части, выделение царского удела неизбежно повлекли за собой обособление Земщины, подчиненной Боярской думе и общегосударственным приказам. Это, конечно, был тревожный симптом, показывавший серьезные изъяны опричной реформы. Однако Иван Грозный и в 1570 году все же продолжал упорно держаться за сохранение государева удела. Поэтому он не нашел никаких иных средств для полного подчинения земского правительственного аппарата, как физическое истребление его руководящего состава. То, что произошло во время столкновения царя с главою русской церкви и во время уничтожения удела князя Владимира Андреевича, повторилось и в июле 1570 года.

Было и еще одно обстоятельство, ускорившее гибель Висковатого и его сотоварищей. Весной 1570 года произошла серьезная перемена внешнеполитического курса русского правительства. Ввиду затяжного характера войны с Речью Посполитой Иван IV вступил в переговоры о перемирии с послами польского короля Сигизмунда, Грозный энергично поддержал проект датского принца Магнуса о создании буферного Ливонского королевства, зависимого от России. Магнусу была обещана рука юной дочери Владимира Старицкого которого сразу же объявили невинно пострадавшим. Однако, как известно, именно Висковатый всегда был сторонником иного варианта западной политики (он выступал за решительную борьбу с Польшей) и ярым противником Старицкого князя Владимира. Отсюда ясно, что падение главы Посольского приказа не было лишь случайным проявлением царского гнева, а имело реальные политические предпосылки.

Смена руководства московских приказов могла только на время отсрочить кардинальное решение вопроса о судьбе опричнины. После выполнения основных задач по борьбе с пережитками политической раздробленности опричнина явно изжила себя, и в 1572 году она была отменена.

Основной смысл опричных реформ сводился к завершающему удару, который был нанесен последним оплотом удельной раздробленности. Ликвидацией удела Владимира Старицкого и разгромом Новгорода закончилась длительная борьба за объединение русских земель под эгидой московского правительства. Сильный удар нанесен был по феодальной обособленности русской церкви; ее окончательное включение в централизованный аппарат власти становилось теперь делом времени.

Таковы основные моменты истории опричнины. Ее особенностью было то, что централизаторская политика проводилась в крайне архаичных формах, под, лозунгом. возврата к старине. Варварские, средневековые методы борьбы царя Ивана IV со своими политическими противниками накладывали на все мероприятия опричных лет зловещий отпечаток деспотизма.

Автор: А. Зимин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers