Научное наследие Ирана. Продолжение.

Иранские ученные

Через Иран на Запад пришли индийские цифровые знаки. В исламском мире их впервые применил в начале IX века арабский ученый ал-Хорезми, имя которого говорит о том, что его родиной был город к югу от Аральского моря. Астроном и географ, он был также придворным математиком Мамуна, основателя «Дома мудрости». Обобщив достижения греческих и индийских ученых- математиков, ал-Хорезми оказал на средневековую математическую мысль огромное влияние.

Однако прошло немало времени, прежде чем Европа восприняла индийские цифровые знаки. Лишь в 1202 году итальянский ученый Фибоначчи, имевший научные связи с Северной Африкой, опубликовал свой труд со странным заглавием «Книга счетов»; в нем впервые давалось объяснение системы цифр, которая постепенно вытеснила счеты. Поскольку к тому времени индийскими цифрами уже в течение нескольких веков пользовались арабы Северной Африки, европейцы назвали их арабскими, в то же время их называли и еврейскими, потому что евреи неизмеримо лучше своих христианских современников были знакомы с наукой мусульманского мира.

Вместе с индийскими цифрами Европа через иранских математиков, таких, как ал-Хорезми, восприняла индийскую десятичную систему счисления и понятие нуля. Использование индийских цифр и нуля позволило ал-Хорезми составить первый доступный учебник алгебры. Слово это возникло из названия, которое дал учебнику ал-Хорезми — «Китаб ал-джабр в’аль-Муха-бала», что примерно означает: «Искусство сопоставлять неизвестные, чтобы получить известное».

Три века прошло, прежде чем труды ал-Хорезми стали известны на Западе. В 1126 году англичанин Аделард из Вата, путешествовавший по Среднему Востоку, перевел астрономические таблицы ал-Хорезми, включавшие и таблицы логарифмов, на латынь. Таким образом, он представил Европе тригонометрию. Алгебра появилась в Европе в 1145 году в двух переводах. Первый был сделан Джоном Честерским (он жил в Испании), второй — Платоном Тивольским (с еврейского перевода, выполненного Авраамом бар-Хийа).

Иногда иранские ученые сами распространяли свои труды. Выдающийся пример тому — ал-Бируни, живший примерно в ту же эпоху, что и Ибн-Сина, и происходивший из того же города, что и изобретатель алгебры, — из Хорезма.

Ал-Бируни — математик, астроном, энциклопедист, философ-рационалист (он утверждал, что восклицание «Аллах знает лучше!» не оправдывает невежества) — был также географом, много путешествовавшим по свету. Он перевел ряд ученых трудов с санскрита на арабский язык и в то же время старался донести до индийцев достижения мусульманской науки. А ему было чем поделиться с другими, ведь он умел точно определить широты и долготы и обсуждал вопрос о вращении Земли вокруг своей оси. Последний великий иранский математик умер за несколько лет до того, как Аделард из Бата опубликовал перевод труда ал-Хорезми. Великий поэт Омар Хайям, чьи рубаи, переведенные в XIX веке Эдвардом Фицджеральдом, потрясли западный мир, был известен среди своих современников как математик.

«Его «Алгебра», — писал историк науки Джордж Сартон, — содержит геометрические и алгебраические решения второй степени, замечательную классификацию уравнений, включая кубические, систематизированный поиск решения всех их и частичное геометрическое решение большинства из них». Его календарь был точнее григорианского.

иранский астроном

Вторжение монголов потрясло основы исламской культуры. Но следует отметить и одно положительное следствие их правления в Иране. Дело в том, что исламские богословы, как и их христианские собратья, осудили практику вскрытия трупов и этим затруднили изучение анатомии (известно, правда, что в IX веке Джуханна ибн-Масавай держал для этой цели обезьян). Однако систематическое проведение анатомических исследований стало возможно лишь при монгольских правителях. В результате в 1396 году появилась на свет «Иллюстрированная анатомия» Мансура ибн-Факих Ильяса.

Изучение математики и астрологии при монголах продолжало успешно развиваться. Свидетельством тому — возникновение обсерваторий в Маракехе и Самарканде. Рамки этой статьи позволяют осветить лишь вершины гор, оставляя в тени меньшие высоты и долины, без которых не было бы и горных вершин. Пришлось пройти мимо целых отраслей науки, таких, например, как оптика, и опустить много выдающихся имен. Не представилось возможности обсудить и вопрос о том, принадлежали ли те или иные ученые только Ирану.

И в этой связи нужно указать еще на одно неоценимое качество иранских ученых. Для медиков, алхимиков и астрономов Ирана вопрос об их национальном происхождении не имел существенного значения. Чуждые расовым предрассудкам, но сознающие свое особое место среди других народов, они выступали в качестве наследников своих греческих и индийских предшественников. Они рассматривали собственный вклад в науку, как часть совместных усилий всех людей, цель которых — служить благу человечества.

Автор: Десмонд Стюард.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А еще средневековые иранские ученные уж точно наверняка знали многие полезные вещи, например, как найти угол в прямоугольном треугольнике. А вы это знаете? Если нет, то ответ на сей насущный геометрический вопрос можно найти здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *