Наследие Конфуция – история морского дела в Китае

китайский корабль

Древний Китай издавна окружал себя стенами, поэтому выход этого государства на морское побережье стал важным событием в его истории. Начатая в эпоху династии Тан (618 — 906), морская экспансия продолжалась при династии Сун (960 — 1279). Морская наука китайцев в то время снискала добрую славу во всех морях Азии. Однако, несмотря на свои технологические преимущества, Империя Сун подверглась многочисленным ощутимым поражениям, как на море, так и на суше от монголов, которые, в конце концов, победили окончательно и основали собственную династию Юан. Не было ли это сигналом угрозы с моря, которая через много веков пришла именно оттуда и, по сути, превратила Китай в полуколонию?

При правлении первых императоров династии Мин (1368-1644) китайская администрация организовала ряд крупных морских экспедиций в составе сотен лодок и десятков тысяч людей до дальних стран, собственно, вплоть до восточной Африки. Китайские посланники в ту эпоху играли роль арбитров во внутренних делах на Суматре и Цейлоне, в то время как Китай в течение короткого отрезка времени принял у себя более 60 зарубежных послов со щедрыми дарами, с экзотическими растениями и животными. Эти масштабные мероприятия, которые стали возможными благодаря финансовой и организационной поддержке государства, потеряли размах после смерти в 1424 году самого верного сторонника Императора Йонгля. Экспедиции снаряжали и позже, в правление его наследника Цуан-то, а уже после него не нашлось никого — ни Императора, ни правителя, ни хотя бы авантюриста, — кто бы взялся к организации финансирования таких мероприятий.

Вместо утвердить свою власть над великой морской Империей, которая уже почти образовалась, Китай снова повернулся к морю спиной. Это объясняется историческими, идеологическими и даже психологическими причинами. Возможно, одной из них было присущее китайцам равнодушие к морю: больше никогда в своей истории они не проявляли интереса к расширению морских владений. К тому же, по конфуцианской этике на торговлю и сребролюбие смотрели искоса. Китайцы никогда не считали торговлю источником власти в империи, где купцов просто не допускали до высоких государственных должностей. Для союза между государством и торговлей в организации морских экспедиций ради славы или добра Китая нужно было основательное изменение его общественного строя и системы ценностей.

Спиной к морю

Отвернувшись от моря, чтобы сосредоточиться на защите своих границ на суше и на реформе финансовой системы, Китай потерял всякую инициативу в морских делах Восточной Азии. В XVI и XVII веках в регионе введен новый морской порядок. Во главе с японцами, которым наступали на пятки европейцы, Китай взял курс на погоню за прибылью. Новые европейские властители азиатских морей вскоре начали требовать от Китая доступ к его портам. Правительство Мина, склонное к тому, чтобы занять в морских делах оборонную политику, закрыло главные порты, и переселило жителей побережья вглубь страны.

В течение двух веков берега Китая были отданы на растерзание португальским дворянам и японским пиратам, авантюристам и мародерам, хитрым купцам и продажным чиновникам. Среди этого сборища были, наверное, и несколько честных торговцев и простые люди. То был причудливый мир, где царили террор, измена и подкуп под строгим присмотром «князей», которые наживались на купли-продажи в азиатском регионе, получали политическую власть и крутили местной властью, как хотели.

Маньчжурская династия Цин, пришедшая к власти в 1644 году, не имела никакого опыта в морских делах. На освобождение юга страны от торговцев и местных властей ей пришлось потратить целых 40 лет. Потом она повернула на побережье бывших его жителей и сняла запрет с плавания за пределы страны. В то же время она провозгласила политику открытых дверей и позволила открыть четыре порта для свободной торговли с заграницей.

Порты для чая

С 1670 года голландцев и испанцев, которые основали в Китае свои торговые фактории, вытеснили британцы, а тех, в свою очередь, после 1699 года — французы. Через 20 лет сюда прибыли голландцы, потом датчане, шведы и другие заморские купцы, торговавшие под флагами своих южно-индийских компаний. Европейская торговля с Китаем развивалась под полуофициальным контролем со стороны властей страны; больше всего нормативных актов было принято в период 1740-1760 годов.

С 1684 года и до первой опиумной войны 1839 года европейская торговля заворачивала течение морской истории Китая обратно. После 250-летнего перерыва китайское государство снова заинтересовалось морем. То была эпоха торговли китайским чаем, который стал главным товаром экспорта в Европу, опередив пряности, перец и шелк. Династия Цин предоставила торговли чаем полугосударственный-получастный статус, что позволило удовлетворить требования европейцев, обеспечить средства существования для обитателей побережья и укрепить порядок и безопасность на берегах. Отношения между китайскими и европейскими торговцами в течение этого довольно долгого периода были в целом мирные. Несмотря на диаметрально противоположные взгляды на место торговли и купцов в обществе, европейский меркантилизм и китайское конфуцианство одинаково требовали активного вмешательства государства в торговлю, что лучше всего отвечало их интересам.

От самого начала Цынь вполне справедливо считали, что именно на морских рубежах они столкнутся с наибольшими трудностями как во внутренней, так и во внешней политике. Однако перед лицом потрясений конца XVIII века они не смогли воспользоваться случаем, что открывает стране путь к вступлению в новый международный порядок.

А такой порядок уже шел на смену старому. От 1826 года быстрый рост доставки до Китая сначала таких товаров, как хлопок и опиум, а позже — промышленных изделий и других товаров потребления ярко засвидетельствовал важность торговли и промышленности для процветания государств Запада, в то время как в Китае понятие промышленного развития не приживалось, его даже не было в официальном языке. В конце концов, за то, что Китай не сохранил и вовремя не развил технологии кораблестроения, он потерпел наказания и оскорбления от нескольких канонерок, которых прислали к его берегам заморские «варвары».

Корабельные в Фушане, где выпускали корабли таких запущенных конструкций, что те порой шли на дно просто со стапелей; крах многих крупных промышленных предприятий — таковы были приметы банкротства некогда высоко развитого государства, такой дорогой ценой было заплачено за пять веков застоя. Военные корабли и корабли торговые, транспортные лодки и пассажирские лайнеры бросали якоря в портах Китая и поднимались по рекам вглубь страны как им заблагорассудится. В конце концов, полное поражение Китая на море во время китайско-японской войны 1894-1895 годов остро поставило вопрос о том, достигают ли цели экономические и военные реформы, если их проводят без политических и институциональных реформ.

Автор: В. Е. Чеонг.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А вообще по теме китайских средневековых мореплаваний можно было бы сделать неплохую современную онлайн игру, которую потом можно было бы найти на сайте www.igrygame.org.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *