На плотах против ветра

Кон Тики

Недавно просмотрел интересный норвежский исторический фильм «Кон-Тики», 2012 года выпуска — об отважном норвежском исследователе, историке, писателе, археологе Туре Хейердале и его одиозной экспедиции 1947 года по переплыванию на плоту через Тихий океан. Этим поступком Тур Хейердал хотел доказать свою теорию о заселении островов Полинезии 1500 лет тому не с Азии (как это считалось до того), а именно из Америки. Более чем рискованное плавание на плоту через крупнейший в мире океан стало настоящей исторической реконструкцией такого же плавания, которое много веков назад (предположительно) осуществили древние инки. Советую всем при случае посмотреть этот фильм (благо его можно найти в интернете). А вот еще чуть раньше на мои глаза попалась ранее нигде не опубликованная статья самого Тура Хейердала — «На плотах против ветра». Итак, далее слово предоставляется этому господину, интересная стаття норвежского исследователя впервые публикуется на русском (и украинском) языке на страницах нашего исторического сайта.

Почти в каждом из ранних описаний древних судов перуанских аборигенов можно встретить упоминание о вальсовых плотах, на которых инки выходили под парусами далеко в океан. Главное, они могли идти против ветра — удивительный маневр, который наши современные моряки еще совсем недавно считали невозможным. В годы второй мировой войны были даже проведены такого рода опыты с надувными лодками и спасательными плотами из дерева и алюминия. Однако эти опыты успеха не имели. Как ни надежен, ни устойчив плот, при сильном волнении никакие рули не позволяли управлять им так, как управляют лодкой, у которой глубокий корпус и киль. Поэтому не удивительно, что и гражданские и военные специалисты заключили: плот нельзя вести в заданном направлении, так как плоскодонное суденышко находится всецело во власти стихии, беспомощно перед силой ветра.

Но тем удивительнее свидетельства первых путешественников-европейцев о том, что моряки-инки ходили на плотах под парусами в Панаму, на остров Пунья, на острова Лобос и Чинча, неделями плавали в коварных течениях Гумбольдта и Ниньо. Так, первый вальсовый плот, который увидели европейцы, шел против ветра, против сильного течения Ниньо, вез более тридцати тонн груза. Причем столь сложный мореходный маневр осуществлялся не с помощью весел — да это и чисто, практически было бы невозможно на широком бревенчатом плоту с двадцатью пассажирами и большим грузом. Очевидцы доносили в 1526 году Карлу V, что этот огромный плот был оснащен для регулярной навигации. На нем были мачты и реи из отличного дерева, безупречные снасти из хенекеновой пеньки и хлопчатобумажные паруса того же вида, что на нашем корабле.

вальсовые плоты

Секрет навигации инков, как стало теперь известно, был заключен в гуарах — особых деревянных килевых досках, которые просовывались в пазы между бревнами плота. Правда, экипаж «Кон-Тики», хотя у нас тоже стояли гуары, не мог вести плот против ветра. Впрочем, наши неудачи объяснялись не несовершенством инкской конструкции, а нашей неопытностью в применении забытых приемов навигации. Гуара — это прямоугольная доска, на одном конце которой сделана рукоятка. Чаще всего она вырезалась из твердой, прочной древесины альгарробо. Искусство, вложенное в иные гуары, сделало их постоянным экспонатом многих выставок перуанской культуры. Предполагают, что некоторые из наиболее изящных образцов — своего рода церемониальные изделия, отвечающие рангу владельца. Вероятно, это так и есть.

Вместе с тем все виденные мною гуары вполне можно было применить по их прямому назначению — древесина достаточно прочна, а резные изображения распределены таким образом, чтобы не мешать маневрированию гуарой. Резьба украшает главным образом рукоятку, если же она спускается ниже — что очень редко,— то лишь вдоль ребра, чтобы не мешать свободному скольжению доски в щели между мягкими бальсовыми бревнами.

Но вернемся к искусству инков-мореходов. Когда испанцы впервые подошли к берегам Перу на своих каравеллах, гуары не привлекли их внимания, хотя европейцы и воздали должное умению местных мореплавателей в управлении своеобразными плотами. Голландский адмирал Шпильберген опубликовал в 1619 году зарисовку вальсового плота в Паите (Перу). На ней он показал двух индейцев, которые, стоя у парусов, отдают распоряжение трем товарищам — они сидят на корточках на палубе, и каждый держит руками верхнюю часть гуары, опуская ее между бревнами. У плота нет ни руля, ни рулевого весла.

Интересно также как древние инки обучались управлению такими плотами? Было ли у них какое-нибудь подобие мореходной школы или обучение шло исключительно посредством индивидуальных занятий? И если да, то были ли подобные индивидуальные занятия платными и вообще, каким был социальный статус инкских мореходов в те далекие времена. Но пока на эти вопросы, увы, ответов нет.

Но и Шпильберген ни словом не упомянул о гуарах, он лишь отметил, подобно испанцам, что вальсовые плоты — замечательные суда и что зарисованный им плот на два месяца выходил в море на рыбную ловлю, а теперь возвращается в Паиту, причем улова достаточно, чтобы обеспечить рыбой все корабли Шпильбергена.

плот

Нет ничего странного в том, что гуары не привлекли внимания автора зарисовки: ведь в тогдашней Европе не знали даже обыкновенной килевой доски. Прошло еще сто тридцать лет, прежде чем два испанских морских офицера, Хуан и Ульоа, настолько заинтересовались индейским мореходством, что разузнали назначение гуар и попытались рассказать о них своим соотечественникам. Они издали в 1748 году отличное описание вальсовых плотов различного типа, виденных ими в Гваякиле. Вот отрывок из него:

«До сих пор мы говорили только о конструкции и применении этих судов, но их главная особенность та, что они ходят и поворачивают против ветра ничуть не хуже килевых судов и почти не подвержены сносу. Достигается это тем, что плотом управляют не рулем, а досками длиной три-четыре ярда, шириной пол-ярда, которые называются гуарами. Их помещают вертикально как на носу, так и на корме между бревнами основы, и, опуская одни вниз, а другие поднимая, индейцы идут бакштаг, приводят к ветру, поворачивают на другой галс — короче, выполняют все маневры, доступные обычным судам. Изобретение, до сих пор неизвестное большинству просвещенных наций Европы,— гуара при опускании ее вниз на носу позволяет приводить к ветру. А если на корме опустить гуары, судно спустится, поднять — плот пойдет круче к ветру.

Вот каким способом пользуются индейцы, правя бальсовыми плотами, причем они порой применяют пять или шесть гуар, чтобы воспрепятствовать сносу. Чем глубже погружены гуары, тем сильнее тормозится данная часть судна. Описанный способ настолько легок и прост, что после установки плота на определенный курс достаточно для его сохранения поднимать и опускать по мере надобности гуары».

Перуанская навигация произвела столь большое впечатление на Хуана и Ульоа, что они настоятельно советовали ввести эту систему в Европе. Но прошло еще немало времени, прежде чем на европейских судах были впервые применены килевые доски. И никто не воздал должного древним народам, которые знали этот способ за много веков до того. А уже к концу пришлого (19-го) столетия вместе с исчезновением последних остатков исконной культуры жителей побережья Перу и Эквадора прекратилась и навигация на плотах с гуарами. Секрет плавания на плотах был утрачен, прежде чем европейцы успели его узнать.

плот

Поэтому когда были раскопаны и переданы в музеи первые затейливо орнаментированные гуары района Писко, в них увидели, прежде всего, выдающиеся образцы доинкской резьбы по дереву. Нередко в музеях можно было увидеть перуанские гуары с обозначением «церемониальная лопата» (хотя, бесспорно, первый же эксперимент показал бы, насколько гуары не приспособлены для сельскохозяйственных работ). И даже в 1947 году, когда на «Кон-Тики» мы установили гуары, этнологи и знатоки мореплавания единодушно решили, что это приспособление бесполезно для управления плотом. Правда, члены экспедиции показали, как с помощью пяти гуар можно приводить плот к ветру и идти почти в галфвинд, но нам не удавалось, ни повернуть кругом, ни идти против ветра. Только в 1953 году, испытывая бальсовый плот в районе залива Плаяс в Эквадоре, нам удалось, наконец (в опыте участвовали археологи Эрик Рид, Арне Шёльсволд, а также автор этой статьи) полностью открыть секрет инков, которые могли вести свои плоты против ветра.

Подобно всем замечательным изобретениям, способ оказался на редкость простым. Все дело в правильном одновременном маневрировании парусом и гуарами. Управление судном с помощью гуар — одно из самых выдающихся открытий доинкских мореходов — аборигенов перуанского побережья. Раскопанные археологами гуары — будь то гладкие или орнаментированные — новое замечательное свидетельство высокой культуры населения тихоокеанского побережья древнего Перу.

Автор: Тур Хейердел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *