Масоны в России. Продолжение.

Масоны

В 1782 году открылось «Дружеское ученое общество», куда вошли Новиков с братом, историк Татищев, писатель Чулков, И. П. Тургенев, будущий ректор Московского университета, и другие передовые деятели культуры того времени. Н. Новиков был организатором, А Шварц, молодой, блестяще образованный профессор,— духовным руководителем общества. На его лекции, устраиваемые первоначально для друзей масонов, сходилась вся любознательная молодежь Москвы. Одно время к «новиковцам» примыкал молодой Карамзин. Позже историк вспоминал, что получил там не только глубокие знания, но и нравственные уроки. В кружке до путешествия за границу он познакомился с течениями европейской мысли.

Лучшие представители масонства не только испытывали муки совести при сознании бедственного положения русского народа, но и стремились его облегчить. Так, Новиков и его единомышленники организуют помощь крестьянам в голодный год, открывают школы и больницы.

Но вскоре благоприятные времена кончились. Умер А. Шварц. Накануне Французской революции Екатерина II становится подозрительной, «скопище известного нового раскола» в Москве привлекает ее неблагосклонное внимание. По иронии судьбы срок аренды типографии Новикова истек в 1789 году — в год Великой французской революции.

Митрополит Платон получает повеление «испытать» Новикова в законе божьем и рассмотреть его издания. В законе тот оказался «тверд», но среди напечатанных книг были «гнусные, юродивые порождения энциклопедистов».

Главнокомандующий армией Прозоровский жаждет истребить масонство. Возмущенный им Потемкин пишет гневно Екатерине II: «Ваше Величество выдвинули из арсенала самую старую пушку, которая непременно будет стрелять в Вашу цель, потому что своей не имеет. Только берегитесь, чтобы она не запятнала кровью в потомстве имя Вашего Величества». Но тщетны были усилия фаворита.

В 1792 году Новиков внезапно арестован и отправлен в Шлиссельбургскую крепость. Правительство обвиняет масонов в сочувствии революционным взглядам. Слово «масон» становится синонимом революционера. «Бунтовщика Радищева», не имевшего к обществу никакого отношения, Екатерина II называет масоном. Участники новиковского кружка подвергаются опале. Тургенев — в ссылке. Архитектор Баженов отстранен от должности. Великолепный Царицынский дворец, который по его проекту начали строить под Москвой, разрушен. Существующий недостроенный дворец — это уже творение Казакова. Дикий страх перед Французской революцией Екатерина II пытается заглушить жестокими мерами.

Из глубины XVIII столетия масон Иван Лопухин обличает самодержавие и объясняет революционную ситуацию: «Злоупотребление власти, ненасытность страстей в управляющих, презрение к человечеству, угнетение народа и безверие и развратность — вот прямые источники революции».

Правительство подозревает масонов в связях с якобинцами. Из Германии срочно возвращают стипендиатов Новикова, изучавших медицину. Их, никогда не бывавших в Париже, обвиняют в том, что они были русскими депутатами в Национальном собрании и поздравляли французов с революцией. Их заключили в Алексеевский равелин и допрашивали как якобинцев.

В 1810 году Александр I вновь разрешил масонские ложи. На фоне либеральных реформ идея гуманного отношения к людям приобретает своеобразную окраску. Молодежь увлекает нравственная сторона учения, его попытки преодолеть сословную и религиозную нетерпимость. В сохранившихся списках лож числится немало будущих декабристов. В ложе «Соединенных друзей» П. Чаадаев, А. Грибоедов, А. Норов, П. Пестель. Правда, тут же стоит имя Бенкендорфа. Будущее проведет четкий водораздел между бывшими «соединенными друзьями».

К масонским ложам принадлежали С. Волконский, князь Трубецкой, братья С. и М. Муравьевы-Апостолы, И. Долгорукий, А. и Н. Муравьевы. Был ли причастен A. С. Пушкин к масонам? Отец его — Сергей Львович и дядя Василий Львович состояли членами московской ложи «Сфиикс». В письме B. А. Жуковскому А. С. Пушкин признавался: «Я был масон в Кишиневской ложе… той ложе, за которую уничтожили в России все остальные». (В 1822 году все ложи были запрещены.) В десятой главе «Евгения Онегина», посвященной декабристам, Пушкин называет Илью Долгорукого и Никиту Муравьева, масонов ложи «Трех добродетелей».

Масонство в России представляло собой специфическое явление. Объединяя передовые умы своего времени, оно сыграло немаловажную роль в формировании мировоззрения декабристов, а позже оказало влияние на нравственные поиски Толстого, Достоевского и других деятелей культуры XIX века.

След, оставленный ими, заставил русского писателя А. Ф. Писемского много позже написать о них роман. Характерна такая его оценка: «Время, взятое мною, весьма любопытно. Я масонов лично знал еще в моей юности и знал их, конечно, с чисто внешней стороны, а теперь, войдя в их внутренний мир, убеждаюсь, что по большей части это были весьма просвещенные и честные люди и в нравственном отношении стоявшие гораздо выше, чем так называемые вольтерьянцы…».

При этом Писемский иронизировал над обрядом посвящения, рассказывая о нем так: «Валериан был принят в число братьев, но этим и ограничились его масонские подвиги. Обряд посвящения до того показался глуп и смешон, что он на другой день стал рассказывать в разных обществах, как с него снимали не один, а оба сапога, как распарывали брюки, надевали на глаза совершенно темные очки, водили его через камни и ямины, пугая, что это горы и пропасти. Приставляли к груди его циркуль и шпагу, как потом ввели в самую ложу, где будто бы ему для испытания покорности плевали даже на голову, заставляя его кланяться в ноги великому Мастеру, который при этом в доказательство своего сверхъестественного могущества глотал зажженную бумагу».

Таинственность, которую приписывали масонам, иногда неожиданно проявляется и в наши дни. Вот любопытный факт. Старинный особняк на улице Рылеева, один из немногих сохранившихся образцов русского ампира, обязан своим строительством барону Штейнгелю, руководившему застройкой Москвы после пожара 1812 года. Судьба его владельца сложилась трагически. Он примкнул к декабристскому движению и был сослан в Сибирь. Дом стал переходить из рук в руки. И только в наши дни обнаружилась его тайна. В комнате, выходившей окнами на тихий двор, пришлось отодвинуть старое зеркало в раме из красного дерева. Неожиданно для всех оно «поехало» вправо. Открылась маленькая комната под сводом. Оказывается, зеркало служило потайной дверью. Пред изумленными жильцами коммуналки предстал синий свод с удивительными непонятными знаками. Далее в полу комнаты нашли люк, лестница из которого вела в подвал, а затем в потайной ход под садом, в сторону бывшего дома Е. Бегичева, друга Грибоедова, который тоже принадлежал к масонской ложе.

Так случайно были обнаружены следы встреч масонов. В доме Штейнгеля проходили заседания. В случае опасности участники исчезали используя подземный ход. Тайна свято хранилась. Жаль, что при недавней реставрации полуразрушенный ход был замурован.

Автор: М. Лобыцына.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *