Лица истории

лица реконструкции

Бесспорен сегодня для науки факт: обширную информацию о внешности человека, об его индивидуальном облике несут кости черепа. Оригинальный метод прочтения этой информации, достаточный для воссоздания физиономически точного портрета, нашел русский антрополог М. М. Герасимов (1907—1970 гг.). Ученый оказался талантливым скульптором — выполненные им реконструкции лица по черепу, начиная от безымянных ископаемых предков до людей, знаменитых в истории, получили широкую известность. Большим успехом пользовались выставки скульптора-антрополога в Музее истории и реконструкции Москвы, Биологическом музее имени К. А. Тимирязева в Москве, Музее Человека в Париже. Этим интересным реконструкциям облика знаменитых в истории людей и посвящена наша статья.

ПОРТРЕТЫ ПЕРВЫХ МОСКВИЧЕЙ

миниатюра

У современных исследователей археологии не возникает разногласий по вопросу о том, кто населял первоначальный Москов (летописную Москву). Конечно же, вятичи — древнерусское племя, на земле которого возник городок тех времен, отраженный в первых летописях. Вы видите на рисунке жанровую миниатюру, взятую из Радзивилловской летописи и изображающую игрища вятичей: пляшут девушка и юноша, музыканты бьют в барабан, играют на дудках.

Вплоть до монголо-татарского нашествия сохранялся у вятичей языческий обычай захоронения в курганах. По черепам из раскопанных курганов и восстановил Герасимов из небытия лица славян, столь контрастирующие с обобщенными, очень условными изображениями на миниатюре. Подлинные же портреты наших далеких предков создают непосредственное ощущение той эпохи.

девушка

Из дали веков дошло до нас лицо юной девушки с тонкими правильными чертами. На ней подвенечный наряд, голову украшает повязка с прикрепленными на висках и вплетенными в волосы ажурными кольцами. Такие кольца традиционно носили вятичи, населявшие московскую землю. Несколько их образцов найдено при раскопках в Московском Кремле — граде вятичей. Гривна (витой проволочный обруч), яркая художественная вышивка живописно дополняли наряд «красной девицы».

смерд

Характерен для антропологического типа северо-восточных славян того времени и облик мужчины — московского смерда (крестьянина) XII века. Это мужественный красивый человек, у него прямо посаженная голова, тонко очерченный нос, энергичный подбородок. Широкий покатый лоб прорезают морщины. По летописям и эпосу, археологическим и этнографическим данным представляем мы суровую жизнь смерда. С топором и сохой трудился он на небольшом участке, и не раз ему, ополченцу («вою»), с тем же топором в руках приходилось оборонять от врагов московскую землю. Если судить по костным останкам, болезнь свалила этого могучего и рослого (выше 190 сантиметров) человека. А было ему 40 лет.

Древний москвич изображен в крестьянской рубахе без воротника (застежку-бубенчик от нее нашли при раскопках кургана). Прическа — волосы «под горшок», усы, небольшая раздвоенная бородка восстановлены по миниатюрам древнерусских летописей. Таков портрет современника Юрия Долгорукого, конкретного человека, видевшего, а возможно, и строившего первый летописный, еще деревянный Московский Кремль.

ТИМУРИДЫ ИЗ ГРОБНИЦ ГУР-ЭМИРА

«…Он не боялся смерти, был крепок в мысли и крепок в теле, мужествен и бесстрашен, как твердая скала. Он не был мрачен в несчастье и не был весел в случае успехе»), — таков в описании современника Тимур, сын Тарагая из знаменитого монгольского рода барласов ставший правителем Мавераннахра — междуречья Амударьи и Сырдарьи. Перед именем завоевателя, «бича мира», трепетали и Китай, и Индия. Покорив всю Азию, Тимур (по русским летописям Тамерлан) шел в 1395 году на Москву, но… оказался здесь только спустя шесть столетий, возрожденный мастерством скульптора-антрополога.

В июне 1941 года при участии М. М. Герасимова были вскрыты гробницы усыпальницы династии Тимуридов. Ученые решили с помощью археологических методов исследовать достоверность исторических фактов жизни Тимура и его потомков, особенно внука завоевателя Улугбека. О них рассказывали не только средневековые хроники, но и разноречивые предания, столь излюбленные на Востоке.

В склепе величественного мавзолея в Самарканде, под залом, где стояли мраморные и нефритовые надгробья, было вскрыто пять захоронений: Тимура, его сыновей Шахруха и Мироншаха, его внуков Улугбека и Мухаммед-султана. По свидетельству современника Тимура, посла испанского двора де-Клавихо, завоеватель отличался высоким ростом, был хром на правую ногу, сухорук. Под плитой с посвятительной надписью археологи нашли скелет человека относительно высокого для монгола роста — около 170 сантиметров. Правая коленная чашечка его срослась с бедренной костью в таком положении, что нога не могла выпрямляться (хромота), согнутые кости правой руки срослись в локтевом суставе. У всех тимуридов М. М. Герасимов обнаружил своеобразную анатомическую особенность: пять скелетов имели одно и то же отклонение в строении свода черепа, одинаковую асимметрию, вызванную так называемой левосторонней плагиоцефалией, то есть неравномерным сращением венечного шва. Антрополог объяснил эту аномалию наследственностью. Родство погребенных не вызывало никаких сомнений.

Углубек

Улугбек был погребен в ногах Тимура, под традиционной плитой с посвятительной надписью. Его череп оказался перевернутым: по-видимому, отрубленная голова, приложенная к телу, откатилась. А то, что ее отрубили, не вызывало сомнений: острое лезвие оставило характерный четкий след на поверхности срезанного позвонка, на углах нижней челюсти. Ученые получили фактологическое подтверждение преданий о трагическом конце великого астронома средневековья.

Мухаммед Тлрагай (прозвище Улугбек — «Великий бек» — прочно закрепилось за ним в истории) в 1409 году стал правителем Самарканда. Близ города, у подножья Чупан-Ата он создал крупнейшую обсерваторию того времени. Впрочем, как считают специалисты, значение книги звездных таблиц «Зиджи-Гургани», составленных под руководством Улугбека, не утрачено и после изобретения точнейших оптических инструментов. Этот необыкновенный в истории феодальных государств коронованный ученый высказывал пренебрежение к религии. («Религии рассеиваются, как туман, — сказал он. — Царства разрушаются но труды ученых остаются на вечные времена».) И фанатичное мусульманское духовенство отплатило ему. Шейхи подготовили убийство, восстановив против Улугбека его сына Аодал-Лятифа. Низложенного правителя обезглавили ударом сабли. Фанатики ислама разрушили и обсерваторию «нечестивца», сравняли ее с землей настолько, что вплоть до археологических исследований XX века место выдающегося астрономического центра оставалось загадкой.

И вот они стоят рядом. Лицо жестокое, волевое, с выступающими скулами, Тимур, гроза Востока и Запада. И с несомненными чертами внешнего сходства, но исполненный спокойного величия, значительности и благородства — его внук, мудрый звездочет Улугбек.

Продолжение следует.

Автор: А. Векслер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *