«Легенда об Уленшпигеле» глазами палеографа

перепись в Вифлееме

Приметы обычной западноевропейской зимы всем нам хорошо известны по фильмам и телевизионным репортажам. Туманы, моросящие дожди, гораздо реже — снег, который тут же тает. Запотевшие окна, черные деревья на фоне пасмурного неба, мокрый асфальт. Люди с поднятыми воротниками, но часто — без головных уборов. Если же холодает и снег держится с неделю или больше, то это уже событие, о котором пишут газеты. В Испании, во Франции, на Британских островах, в Италии, в Бельгии и Нидерландах зима преимущественно безморозная, с январскими температурами +2—по Цельсию. А теперь перенесемся в Нидерланды XVI века, перелистаем страницы знаменитой «Легенды об Уленшпигелем Шарля Де Костера. Вот несколько «климатических выдержек» из этой книги:

«Пришел ноябрь с его морозами, когда человечество услаждается музыкой кашля»; «На дворе стоял январь, жестокий месяц. Шел снег и тут же смерзался… На сером и ясном небосклоне четко вырезались неподвижные костяки деревьев, ветки которых были покрыты снежными пуховиками. Снег лежал на хижинах и на верхушках заборов, усеянных следами кошачьих лап… Луга вдали были покрыты этим чудным мехом, оберегающим теплоту земли от резкого холода зимней поры. Черным столбом поднимался к небу дым над домами и хижинами…»;

В те годы замерзал залив Зёйдерзе и прибрежные воды Северного моря: «…Толщина льда две четверти… он достаточно крепок, чтобы выдержать несколько сот человек с пушками и полевыми орудиями»;

Даже весенние месяцы были тогда холоднее нынешней зимы: «Как-то в мартовское утро, когда дул резкий ветер и лед вокруг корабля Трелона становился все Толще, не позволяя ему выйти в море, моряки и солдаты развлекались катанием на санках и коньках»; «Пришел апрель. Сперва стояла мягкая погода, потом ударил мороз и небо было пасмурное, как в поминальный день… Уже падают снежинки на дорогу».

Ничего похожего на XXІ век! Сейчас средняя температура января положительная — от 4-1 С° + 3 в разных пунктах страны. Зимой идут дожди, устойчивого снежного покрова не бывает. В течение тридцатилетия, с 1931 по 1960 год, среднее число дней, когда температура на нидерландском побережье не поднималась выше 0°, было в декабре не более трех, в январе — не более семи и в феврале — не более пяти.

Возникает, впрочем, вопрос: можно ли безоговорочно брать на веру «климатические» фрагменты книги Де Костера? Уж не преувеличивает ли он, мягко говоря, суровость климата былых времен? Нет, не преувеличивает. Дело в том, что богатое воображение, живость и выразительность языка сочетались у автора «Легенды» с точностью и достоверностью в описании пейзажа и бытовых сцен. В книгу, например, включены подлинные тексты церковных проповедей XVI столетия. Эти качества «Легенды» объясняются, пожалуй, тем, что ее автор в течение многих лет был служащим государственного архива в Брюсселе. Через его руки прошли горы старинных бумаг. Профессиональная привычка к правильности и документальности сказалась, конечно, на манере писателя, и поэтому нидерландский пейзаж XVI столетия он видит поистине глазами современников.

Кстати, в средние века мастера голландской школы живописи часто обращаются к зимним пейзажам. На полотнах Хендрика Баеркампа (1585—1634), Брейгеля Младшего (1564—1636), Берта ван дер Нера (1604—1677) и других мы видим белые поля, скованные крепким льдом озера и каналы, покрытые инеем деревья, засыпанные снегом хижины, дым из труб, уходящий столбом в стылое небо…

зимний пейзаж

Да и не только в Нидерландах климат был тогда более суровым. Повсюду в пределах умеренного пояса, начиная еще с XIII века, становилось все холоднее и холоднее, увеличивалась продолжительность и снежность зим. На морские берега обрушивались свирепые штормы. В XIII—XV веках под напором волн много раз разрушались голландские дамбы, море превращало в соленую топь возделанные поля, заливало десятки городов и селений. Только в XIII веке хроники упоминают о тридцати пяти больших наводнениях, во время которых погибло множество людей.

К этому же времени относится ледовая блокада Гренландии и гибель от холода и голода основанных там поселений норманнов. Последний корабль из Норвегии смог пробиться в Гренландию в 1377 году, позднее плавание туда стало совершенно невозможным из-за тяжелых льдов. В те времена льды покрывали и гораздо более южные моря — в некоторые годы замерзал пролив Босфор и даже Адриатика.

О сильных морозах, наводнениях, градобитиях и летних холодах пишут русские летописи. В полупустынных и пустынных районах Средней и Центральной Азии было прохладнее, выпадало больше осадков, реки были полноводнее и уровень озер лежал гораздо выше, чем ныне.

Во всех горных хребтах наступали ледники. В Альпах они вторгаются в обрабатываемые земли, засыпают селения и вынуждают людей покидать обжитые места. То же самое происходило и на Кавказе, где в бассейнах рек Большой Зеленчук и Теберда профессор Г. К. Тушинский обнаружил развалины поселений, которые были разрушены после XIII века «белой смертью» — катастрофическими лавинами. Ныне лавины такого объема здесь не наблюдаются.

Горные ледники стали наступать после того, как в их верховьях накопились большие запасы фирна, поэтому их активизация была смещена во времени по отношению к суровым зимам на равнинах и к разрастанию морских льдов. За периодом с середины XVI века до первой четверти XIX века закрепилось название «малая ледниковая эпоха». Кстати, знаменитый переход Суворова через Альпы относится к тому времени, когда горные перевалы были гораздо более труднопроходимыми, чем в наши дни.

Жестокие штормы на море, опустошительные наводнения на побережьях, холода на равнинах и наступившая затем «малая ледниковая эпоха» в горах имеют причинно-следственную связь. Это соседние звенья своеобразной цепной реакции в природе. По представлениям известного ученого А. В. Шнитникова последовательность событий такова. Один раз в 1800—1900 лет Солнце, Луна и Земля оказываются на одной прямой, причем расстояние между Солнцем и Землей в это время наименьшее. При такой расстановке небесных тел приливообразующая сила на земном шаре достигает максимальных значений.

Это приводит к развитию внутренних морских волн большой амплитуды. Холодные придонные воды поднимаются близко к океанической поверхности и охлаждают ее. Нарастает ледовитость в Арктике и Субарктике, граница многолетних морских льдов сдвигается на юг. В умеренных широтах усиливаются зимние холода, наступают горные ледники, поднимается уровень озер, увеличивается заболачиваемость. Пути движения циклонов сменяются к югу, и поэтому полупустынные и пустынные районы получают больше атмосферной влаги. Однако в силу достаточно большой «инерции» в природе все эти изменения запаздывают (в разной степени) по отношению ко времени максимума приливообразующей силы.

Последний такой максимум приходился на первую половину XV столетия, а усиление холодов и нарастание увлажненности продолжалось вплоть до середины XIX века, когда наметился перелом и началась переходная фаза — 1800— 1900-летнего, или, как его еще называют, сверхвекового, ритма с постепенным развитием потепления и падения увлажненности. А. В. Шнитников считает, что такие условия будут господствовать в течение предстоящих 700—800 лет. На этом фоне проявляется «рябь» внутри вековых климатических изменений, а сам сверхвековой ритм, в свою очередь, накладывается на волны более высокого порядка…

Автор: Л. Бондарев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers