Культурный обмен в средневековой Андалусии

Андалусия

Одной из характеристик, больше всего поражающей историков, изучающих эпоху мусульманства в Испании, является его длительное воздействие на христианство. На Пиренейском полуострове в периоды примирения между христианскими и мусульманскими королевствами царил, по словам французского историка Анри Террасса, «чистосердечный симбиоз». На землях исламской Испании жили христианские и еврейские общины — так же, как позже на землях Кастильской и Арагонской корон жили общины мусульман и евреев. В области культуры связи никогда не прекращались, также не было и четкой границы между исламским и христианским мирами.

С самого начала арабо-берберского завоевания в аль-Андалусии возникла чрезвычайная этническая мешанина. Через смешанные браки между собой породнились арабы, арабизированные берберы, христианские арендаторы, крупные землевладельцы вместе с городским средним классом — и так в плавильном котле ислама образовалась довольно однородная смесь. Постоянные контакты мусульман с испанцами заставили завоевателей изучать романский диалект латино-иберийского языка. Тогда как мозарабы (арабизированные христиане) употребляли романский говор для ежедневного общения, среди христианской молодежи в IX веке распространилась нелюбовь к латинской культуре и к традиционному религиозному воспитанию. Определенная часть молодых христиан читала и писала на арабском языке, знала арабскую поэзию доисламской эпохи и бралась к изучению арабской литературы.

Андалузские евреи говорили на романском и арабском языках в дополнение к еврейскому, который был языком науки и религии. Осев в Испании еще во времена господства Рима, еврейские общины показали свою лояльность к династии Омейядов, поэтому и не знали преследований и притеснений. Восемь поколений андалузских евреев пользовались благосклонностью Омейядов и жили в безопасности.

Значительная часть населения мусульманской Испании была двуязычной. Андалузские мусульмане пользовались романским языком в семье, его не сторонились даже сами правители. В разговорах со своими придворными халиф Кордовы Абдаррахман III (912 — 961), сын рабыни-христианки, охотно переходил с арабского на романский язык. Неподвластный фанатизму, этот халиф стал образцом толерантности и широты взглядов. Слишком показательные такие два примера.

Одним из секретарей в службе правосудия Омейядов был Ибн Саид (христианское имя — Ресемундо), образованный христианин из Кордовы, который знал арабский язык не хуже романского. Халиф послал его легатом в Священную Римскую империю и двор в Константинополе. Ибн Саид блестяще выполнил поручение, за что благодарный Абдаррахман ІІІ приобрел для него епархию в андалузском городке Эльвире.

Среди чиновников кордовского двора во главе финансовой службы стоял еврей с Хаэна Хасдай Ибн Шапрут, очень образованный человек. Он знал арабский, еврейский, латинский, греческий языки и романские наречия. Когда в столицу прибывали христианские послы, он был переводчиком на арабский язык. Он перевел на арабский медицинский трактат Диоскорида, который подарил халифу византийский император Константин VII. (К слову интересно насколько отличалась работа средневековых переводчиков от их современных коллег, работающих в различных бюро переводов, таких как это gtsoneplusone.com/services/translations/).

В то же время известный врач и умелый дипломат, Ибн Шапрут блестяще справился с нелегкой миссией в христианских землях, где вылечил от лихорадки короля Леона Санчеса I и получил от его бабушки, старой королевы Тоди Наваррской десять укреплений в обмен на союз с Кордовой. Благодаря покровительству со стороны халифа Хасдай выступал как меценат всех еврейских писателей мусульманской Испании, а еврейско-арабский симбиоз плодотворно сказался на интеллектуальном творчестве. Еврейско-испанский поэт Дунаш Ибн Лабрат даже убедил своих единоверцев ввести в еврейскую поэзию арабскую ритмику, а блестящий филолог Хайюдж соревновался с выдающимися арабскими филологами.

В Испании трех религий евреи прославились в качестве полиглотов. Испанские евреи играли роль переводчиков между христианами и мусульманами. Широко известна культурность евреев из эмирата Гренады. Его правитель Боабдила имел двух евреев-переводчиков, Исаака Пердониеля и его зятя Иегуду. Возрождая традицию знаменитого теолога и медика, кордовского еврея Ибн Маймуна (Моисея Маймонида), чьи многочисленные трактаты были созданы на арабском языке в ХII веке, так же на арабском писал свои произведения по грамматике последний еврейский поэт Гренады Сеадиях Ибн Данан. Когда в 1487 году католические короли захватили Малагу, из города сбежало много евреек, говоривших на арабском языке и будучи одетыми по мусульманской моде.

средневековые евреи в Испании

Очень развиты были лингвистические контакты. Много арабских слов позаимствовал кастильский язык, в эпоху Средневековья ними обогатились и другие языки Пиренейского полуострова. Это влияние ощущается даже в современном испанском языке, особенно в специализированных словарных запасах, касающихся орошения, фортификации, институтов, урбанизации, торговли, ботинки и гастрономии, не говоря уже о топонимике.

ПЕРЕДАЧА ЗНАНИЙ

На поле культурных обменов мусульманская Испания была каналом передачи достижений древнегреческой науки и философии на христианский Запад. В течение всего ХII века в Толедо действовала группа интеллектуалов, которая по инициативе великого канцлера Кастилии дона Раймундо переводила на латынь выдающиеся произведения арабской культуры — книги по астрономии, медицины, физики, естествознанию и философии. Толедские переводчики распространяли по всей средневековой Европе сочинения Аристотеля, Галена и Гиппократа с комментариями таких признанных ученых, как Авиценна и Аверроэс. Через века, в 1251 году сын императора Фердинанда III Святого, инфант Альфонсо Кастильский приказал перевести с арабского языка на кастильский сборник басен под названием «Калила ва-Димна», в определенной мере повлиявший на литературу последующих веков, в частности на «Роман о Лисе», «Говори» Боккаччо и «Басни» Лафонтена.

Взойдя на трон в 1252 году, Альфонсо X Ученый окружил себя юристами и учеными, историками и трубадурами. Он развернул бурную деятельность, направленную на перевод и адаптацию на кастильском языке всего наследия арабской культуры. На этом участке сотрудничали христиане, арабоговорящие евреи и мусульмане, в частности Фернандо Толедский, Хуан Аспийський, раввин Уаг, Моше ха Коган, Авраам Альфакин Толедский, маэстро Бернальда эль-Арабиго.

Альфонсо X основал в Мурсии первую коллегию, где представители трех религий слушали лекции арабского ученого Мухаммада аль-Рикути, уроженца района Рекоте, который остался в городе после вступления в него кастильского войска в 1266 году.

МОДЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Арабская цивилизация сильно повлияла на обычаи христианской Испании. От раннего Средневековья изысканные обычаи мусульманских городов проникали во дворцы небольших христианских королевств на севере Пиренейского полуострова. Они прививали аристократам вкус к роскоши и комфорту.

В эпоху позднего Средневековья мусульманские обычаи приняла христианская элита Кастилии и Арагона. Образцом маврофилии и семитофилии часто называют Педро Кастильского (1350 — 1369). В 1418 году король Арагона Альфонсо V надел вышитую шелковую чалму и расшитую золотом одежду, которую ему прислал гренадский султан Мухаммад.

Посетив Испанию в 1466 году, европейский путешественник из Богемии барон Леон де Росмиталь удивлялся приему, который он имел во дворце Бургосского чиновника: окружение кастильского графа состояло из многих женщин и девушек в мусульманской одежде. Блюда, которыми его угощали, также были на арабский вкус. В Сеговии король Кастилии Генрих IV также окружил себя мусульманами и евреями. Росмиталь отмечает, что он ел, пил и одевался, как мусульманин.

ОБЩИЕ ИГРЫ И ПРАЗДНИКИ

Некоторые игры были популярны во всех общинах. Завезенные в IX веке музыкантом Зирьябом в Кордову шахматы (скитрандж) имели огромный успех в аль-Андалусии и вскоре прижились в королевстве Леон под названием ахедрес. В правлении кастильского короля Альфонсо X шахматы были любимым развлечением кастильцев. Шахматами увлекался сам король и его жена — арагонская королева Виоланта, дворяне и придворные дамы, солдаты и монахи, мещане и крестьяне, мусульмане и евреи.

Шахматы

Как мусульмане, так и христиане проводили турниры. На всех площадях Гренады, даже во дворе Аламбра проходили соревнования рыцарей на копьях. В округе Хаэна на праздник святого Иоанна Андалузского вельможные господа горячо увлекались этими соревнованиями (руего де коньяс), которые любили и мусульмане. Посол Гренады при дворе Хуана Кастильского благодаря соревнованиям на копьях в присутствии короля пользовался большой славой.

Кроме чисто мусульманских праздников, в Андалусии отмечалось еще два календарных праздника, связанных с различными временами года. Они имели персидские названия — Навруз (т.е. Новый год по иранскому календарю) и Махраджан, приходящийся на 24 июня. По всей Андалусии в эти дни развлекалась и забавлялись все люди без исключения.

Как в городах Андалусии, так и в христианской Испании любили карнавалы. В андалузской поэзии XI и XII веков часто упоминаются религиозные праздники христиан, в частности Пасха, которую мусульмане называли Фиш.

По случаю христианского Нового года и Страстного четверга андалузские мусульмане, начиная с XII века, покупали лакомство на манер своих соседей. А во второй половине XIII века они уже откровенно праздновали христианское Рождество и Новый год. Первого января по христианскому календарю, в день, который назывался Яннаяр, андалузцы обменивались подарками, а также пекли пирожные, которые по форме напоминали город (Мадаин), таким образом, породив современный обычай на праздник Богоявления угощать гостей праздничным пирогом с запеченными в нем мелкими подарками.

Автор: Рашель Арье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>