Киевские древности — София Киевская

София Киевская

Софийский собор, Золотые ворота, Лавра — вот наиболее знаменитые памятники киевской древности, известные всему миру. На месте битвы с печенегами, там, где силы противников вошли в соприкосновение, князь Ярослав Мудрый заложил в 1037 году прекрасную киевскую Софию. Он следовал примеру строителя Софии константинопольской — византийского императора Юстиниана.

Киевская София — одна из легенд, подтверждающих преемственность Киева, его право на наследство славы, доставшееся от Царьграда, в свою очередь, наследника Иерусалима и прославленных городов античного мира. Воплощенная в камне, легенда эта призвана говорить всем временам о величии раннего славянского государства.

Это был не только дом господень, но и резиденция политического деятеля. Вероятно, храм соединялся с дворцом, что подтверждается светскими мотивами живописи (охота, цирк, плясуны, музыканты, фантастические существа) на стенах лестницы, ведущей и в хоры. За солидными стенами св. Софии работало вече «благонамеренного» состава, покинувшее площадь чересчур бурных народных собраний. Князья, вступая во владение Киевом, первым делом направлялись освящать власть в Софию. (К слову о средневековых музыкантах, изображенных на стенах святой Софии, интересно пользовались ли они еще чем-то помимо нот, к примеру табами, столь удобными для многих гитаристов, а вообще больше о табах можно узнать на сайте https://tab-pro.com)

София Киевская

Стены св. Софии сохраняют на себе следы всех веков существования собора, и все роковые мгновения истории Киева — роковые мгновения и св. Софии. В пору феодальных междоусобиц врывавшиеся в Киев удельные князья, бесчинствовали в городе, в его монастырях, в св. Софии и в Десятинном храме, сдирали ризы с икон, увозили с собой церковные облачения, утварь, книги, колокола.

Татары в страшном декабре 1240 года «св. Софию разграбиша, и монастыри все и иконы, и кресты честные, и все узорочья (украшения) церковные взяша».

Польский дипломат, юрист и историк Рейнольд Гейденштейн сообщает о Киеве 1596 года: «Закрыла все дальняя старина и равнодушие историков… В самом городе немало уничтоженных храмов… Остался доселе один из них — св. Софии, но и то в таком жалком виде, что богослужение в нем не совершается. Должно быть, он стоит огромных сумм. Еще и теперь видны следы огромности, пышности; весь храм покрыт мозаикой наподобие храмов константинопольских и венецианских. Структурою и искусством в работе он не уступает ни одному из них. Притвор и колонны из порфира, мрамора и алебастра. В таком, однако, запущении это прекрасное здание, что кровли на нем нет, и оно все более и более близится к уничтожению…»

София Киевская

София переходит от одного хозяина к другому. Православные и католические храмы берут из нее все, что им нравится, Частные лица растаскивают по своим дворам отдельные ее части как строительный материал.

До 1633 года Софией владеют униаты, то есть православные в подданстве римского папы. Они штукатурят и белят Софию, закрывая и замазывая древнюю живопись.

В XVII и XVIII веках о фресках и мозаике Софии и вовсе забывают и, восстанавливая храм, малюют на штукатурке и побеленных местах свое. При императоре Николае I, разделявшем всеобщее увлечение археологией, очистка фресок доверяется комнатных живописных дел мастеру по четыре с полтиной за квадратную сажень. Чернорабочие под руководством подрядчика пускают в ход железные скребки, а соответствующие художники — малярные кисти.

Фрески Софийского собора существуют в таком «обновленном» виде до половины тридцатых годов прошлого века, когда собор объявляется государственным заповедником.

Тогда же археологи и реставраторы приступают к спасению древней живописи. С тех пор в Софийском соборе музей, где каждому интересно поглядеть на кладку, фрески и мозаику XІ века — на выложенных из разноцветных кубиков Христа в светло-лиловом хитоне и молящуюся Богоматерь в синей одежде, на фрагменты мозаичных полов, заменявших богачам домонгольской Руси паркетные, на семейный портрет Ярослава, на мраморный его саркофаг.

саркофаг Ярослава Мудрого

Почти через девятьсот лет после кончины Ярослав с супругой совершают посмертное путешествие в Петербург, где мужской скелет подвергается исследованию рентгеном и устанавливается личность князя. Как установил рентгенолог, Ярослав после перелома костей в правой голени с осложнением со стороны коленного сустава должен был сильно хромать. Из летописи известно, что Ярослава дразнили хромоногим.

Продолжение следует.

Автор: Н. Ушаков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *