Катакомбная культура. Часть третья.

катакомбная культура

В системе культур степей Восточной Европы катакомбная культура выглядит инородной. Инородность эта и в необычных погребальных сооружениях — катакомбах, и в ряде черт погребального обряда и материальной культуры, и, наконец, в антропологическом типе, отличном как от предшествующего, так и от последующего в этом регионе. Естественно было бы предположить переселение, миграцию в этот район Северного Причерноморья катакомбной культуры из какого-то другого района. Но откуда?

Наша гипотеза сводится к следующему. Возможно, в конце III тысячелетия до нашей эры какие-то племена скотоводов из района Восточного Средиземноморья продвинулась в Причерноморские степи, принеся с собой более высокую общественную организацию, экономику и культуру. Имеются свидетельства, что, по сути дела, это было военное вторжение. Но местное население не было уничтожено — оно подчинилось, восприняв культуру пришельцев. Этим и объясняются некоторые черты преемственности, наблюдаемые у носителей катакомбной культуры с более ранним населением ямной культуры.

Подобная ситуация у скифов, например, привела к образованию государства. Здесь же, возможно, произошло рождение союза племен. Развитие и укрепление этого союза, появление избыточного населения уже на новой родине создали предпосылки к миграции из Северного Причерноморья в направлении Балканского полуострова. Подобное предположение вполне согласуется с фактами. С какими?

В пользу передневосточной прародины носителей катакомбной культуры можно высказать следующие соображения.

Первое. Погребальные сооружения типа катакомб хорошо известны на восточном побережье Средиземного моря и острове Кипр. Конечно, это довод старый, однако он не опровергнут и, значит, остается в силе.

Далее. Историки хорошо знают, что традиция создания портретных черепов восходит к Переднему Востоку VIII—VII тысячелетий до нашей эры. Там же использовались черепа и в культовых церемониях.

Все звенья — от самых ранних масок до катакомбных — еще не известны. Надо сказать, что полуразрушенные экземпляры масок находили и раньше — до открытия в долине реки Молочной, но не понимали их смысла. Теперь же и за их счет пополняется число находок. Их открывают и в Присивашье, и в Поднепровье, и в Николаевской области. И значит, чтобы найти промежуточные звенья, нужно только время.

Но не только о масках можно говорить. Например, можно вспомнить о прототипах ритуальных сосудов катакомбной культуры — курильницах, полусферических чашах с ушком или выступом. И они опять приведут нас к памятникам ІІІ тысячелетия до нашей эры в Восточное Средиземноморье. Конечно, в процессе миграции и на новой родине, в иных географических условиях и культурном окружении, облик материальной культуры переселившегося народа меняется. Но сохраняется обрядность, сохраняются культовые предметы, святыни.

Антропологические материалы на данной стадии их осмысления не противоречат гипотезе о передневосточной прародине «катакомбников». Киевский антрополог С. Круц сопоставила черепа двух групп погребений — собственно катакомбных и ямно-катакомбных — и установила, что между ними есть резкое отличие. Она полагает, что какая-то часть населения ямной культуры продолжала жить на территории Степного Причерноморья и Приазовья и в катакомбное время, сосуществуя с собственно катакомбным населением. С. Круц допускает, что могло быть переселение какой-то части населения из районов Нижнего Дона, Маныча, Калмыкии в Украину. Предкавказская группа памятников катакомбной культуры действительно одна из древнейших. Но ведь и там они являются пришлым населением, потеснившим тех же аборигенов ямной культуры. Пришли же носители катакомбной культуры в Калмыкию из более южных районов. К такому выводу пришел исследователь катакомбной культуры юго-восточных районов В. Фисенко.

Следует помнить и о лингвистических проблемах. Катакомбные племена достаточно единодушно отнесены лингвистами к числу носителей индоевропейских диалектов, а конкретнее — к индоиранской ветви. Т. Гамкрелидзе и В. Иванов, разработавшие концепцию переднеазиатской прародины индоевропейских этнических групп, обосновывают, в частности, возможность движения индоевропейских племен из Передней Азии на север через Кавказ. Мы привлекаем данный аргумент для доказательств своей гипотезы, хотя и учитываем спорность самой концепции Т. Гамкрелидзе и В. Иванова в целом.

Таковы соображения в пользу миграции носителей катакомбной культуры из Передней Азии в степи Восточной Европы. Здесь катакомбная культура переживает, по крайней мере, два этапа в своем развитии. Причем на позднем этапе памятники катакомбной культуры узким «языком» тянутся на запад от Днепра в низовья Дуная. Во второй половине ІІ тысячелетия до нашей эры активизируется население северных регионов катакомбной области. Эта активность совпадает с событием, перекроившим политическую и этническую карту Старого Света — с изобретением легкой боевой колесницы с колесами на спицах, изобретением, к которому, на наш взгляд, носители катакомбной культуры имели, вероятно, самое непосредственное отношение. Почему?

Потому что именно в катакомбных захоронениях наряду с четырехколесными повозками были обнаружены одноосные двуколки открытого и закрытого типа. Совершенствование конструкции двуколок и замена в упряжке быков лошадьми привели в конечном итоге к появлению легкой колесницы. Открытие повозки в кургане Тягунова под Запорожьем подтверждают эту идею. Исследованием этого кургана занимался С. Пустовалов, один из авторов данной статьи. Интересно, что принцип, по которому была сделана повозка из кургана Тягунова, распространяется во II тысячелетии до нашей эры и переживает тысячелетия. Была ли конская запряжка в катакомбное время — это пока неизвестно, однако черепа и конечности лощади в захоронениях археологи находят. В цельно деревянных колесах из катакомб уже встречаются вырезы вокруг ступицы — попытка облегчить вес колеса. Все это позволяет утверждать, что ни одна другая культура не подошла столь близко к изобретению боевой колесницы, как катакомбная, и значит, именно с этой культурой следует связать столь ценное изобретение.

За пределами катакомбного ареала, в том числе и в древнейших государствах — в Египте, Индии, Китае, Микенах, колесницы появляются уже в законченном, «готовом» виде извне. И распространение их безусловно связано с миграциями индоевропейских народов из зоны евразийских степей.

На рубеже XVII—XVI столетий до нашей эры катакомбная культура исчезает из евразийских степей. Направление возможной миграции указывает сосредоточение позднекатакомбных памятников в низовьях Дуная и, кроме того, множество изделий «катакомбников» в шахтовых гробницах Микен, датируемых XVI веком до нашей эры. Среди них — сотни кремневых выемчатых наконечников стрел, кремневые выпрямители древков и… маски — золотые маски на ликах микенских владык. Цари Микен — воины-колесничие. До появления «катакомбников» с предметами их культуры, которые находят археологи, Греция не знала ни лошади, ни колесницы. Детали конской узды — псалии на Пелопоннесе вырезаны по восточноевропейским образцам.

Мы смогли очень коротко рассказать лишь об одном из возможных направлений миграции племен катакомбной культуры. Восточные группы племен могли направиться на юг через Кавказские проходы. Именно в это время появляются индоарии на Переднем Востоке с колесницами и индоарийской терминологией, связанной с конем.

Как мы уже сказали, в XVI веке до нашей эры катакомбная культура исчезает, но традиции ее живут очень долго и ярко проявляются еще спустя многие века, например, в создании погребальных камер типа катакомб или подбоев. Сохраняется форма и функции некоторых ритуальных предметов — полусферических чаш с ушком-выступом, каменных топоров. Последние еще не так давно назывались громовиками, громовыми стрелами. Находки каменных топоров в степных курганах связывают с влиянием культа хеттского бога грозы и дождевых туч Тешуба. Так что каменные топоры в катакомбах у села Заможное, быть может, оказались не потому, что хоронили военного человека, а потому, что указывали на жреческие функции погребенного.

Интересно, что целый ряд обычаев у скифов, безусловно, перекликается с обычаями «катакомбников». Это не только сооружение катакомб, но и традиция перекрывать вход в подземную гробницу колесами.

Мы коснулись лишь некоторых проблем, связанных с катакомбной культурой, и натолкнули нас на это последние открытия археологов. Безусловно, будущие исследования продвинут вперед изучение истории, социального устройства и материального производства носителей катакомбной культуры, а это очень важно, так как, как смог заметить читатель, именно с этой культурой связаны многие очень важные проблемы в истории и археологии.

Автор: В. Отрощенко, С. Пустовалов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *