Каспии – история неизвестного народа

Каспии

Море Каспийское… Название этого моря-озера столь привычно, что мы как-то не задумываемся, почему оно так называется.

…Вначале, разумеется, был Геродот — недаром он числится отцом истории. Перечисляя «двунадесять языков», которые в пятом веке до нашей эры пришли покорять Грецию с персидским царем Ксерксом, Геродот называет и племя каспиев. Это и было первым появлением на исторической арене народа, давшего впоследствии свое имя крупнейшему на Земле озеру.

Впрочем, для Геродота каспии, как и другие многочисленные народности, участвовавшие в страшном нашествии, — всего лишь азиатские варвары, дикари, от чьей руки в 480 году до нашей эры сгорели Афины, всего лишь захватчики, которых, наконец, с огромным трудом удалось изгнать из милой его сердцу Аттики.

Но История и Этнография не хотят знать субъективных оценок. Для них одинаково ценны сведения о народах, стоящих на любой ступени культуры. И вот, хотя Геродот по времени куда ближе к «каспийским» временам, чем мы, знаем мы об этом народе больше, чем отец истории. И уж гораздо больше, чем Страбон, который ровно 1969 лет назад в семнадцатитомной своей «Географике» исчерпал проблему кратким заявлением: «Каспии — народ этот ныне неизвестен».

Теперь науке известно, что еще во втором, тысячелетии до нашей эры каспии жили в средней и юго-восточной части Закавказья. Недаром в полусотне километров от Тбилиси, на берегу Куры, по сей день есть поселок, носящий имя Каспи. А Корнелий Тацит и Иосиф Флавий называют Дарьяльское ущелье «Воротами каспиев».

Около трех тысяч лет назад воинственные соседи оттеснили каспиев на юго-восток. Здесь они и осели на долгое время, дав сперва этой области название Каспиана, а затем и самому морю-озеру привычное нам имя.

И все-таки темных мест оставалось еще немало. Особенно в том периоде истории каспиев, который относится к последним десяти векам до нашей эры, — как ни странно, более древний период был освещен сравнительно не плохо.

Лету 1968 года суждено была стать переломным. Кончился период полевых работ, и в Тегеран вернулись иссушенные зноем центрального Иранского плато, запыленные песками древних пустынь сотрудники экспедиции, возглавляемой видным ученым докторам Али Хакеми. В подвалах иранского Археологического музея под ревнивым взглядом специалиста рабочие начали вскрывать ящики с сокровищами, прибывшими сюда из мглы веков. И каждый предмет рассказывал о новых тайнах высокоразвитой культуры, которая процветала две тысячи семьсот лет назад в юго-западной части побережья Каспийском моря.

Из шестисот сорока находок около ста — изделия из золота. Но, конечно, совсем не этим определяется их ценность. Вот, например, золотой сосуд. Вся его поверхность покрыта выпуклыми изображениями оленей, птиц, ланей, коз и львов, причем царь зверей дан здесь в двух видах — фантастическом, крылатом, и более «натуралистическом», обычном.

Скифские мотивы! Доказательство материальных связей, а может быть, и торговли, существовавшей в седьмом веке до нашей эры между жителями персидских земель и населением скифских причерноморских степей!

Или пять ожерелий из золота и полудрагоценных камней… Золотые медальоны в этих ожерельях украшены интересным рисунком. Две фигурки, от которых во все стороны расходятся лучи! Нет, это не просто украшения. — считают археологи. — Это предметы, имевшие ритуальное назначение, фигурки же обозначают Луну и Солнце.

Очень похожие кружки и по сей день носят на платье некоторые жители… Бомбея. Спросите их кто они такие, и они ответят: «Мы — парсы, нас сто тысяч, поклоняемся мы светлому богу Ормузду, носителю добра, и сыну его — огненному Митре. А предки наши бежали сюда, в Индию, триста лет назад, когда на нашей старой родине — в Персии восторжествовали магометане.

Культ Митры — бога Солнца, широко распространен был когда-то не только на Среднем Востоке, где он, по-видимому, зародился. В первые века нашей эры митраизм стал серьезным соперником христианства — его многочисленные последователи встречались всех уголках Римской империи вплоть до туманных Британских островов. Солнечный Митра, как и Иисус, считался в качестве бога-спасителя. И не будучи в состоянии прямо победить его, христианство незаметно слило оба культа в один, заимствовав у восточного бога и обряд причащения, и эмблему креста, и праздник Рождества («Рождения Солнца»). Между прочим, вряд ли случаен и тот факт, что очень многие древнейшие христианские храмы построены прямо на руинах еще более древних святилищ Митры. Но все это уже произошло через века после расцвета Каспианы…

Итак, каспии были солнце- и огнепоклонниками. Это подозревали и раньше. Голубое пламя апшеронского подземного газа, известного издревле, жаркий огонь азербайджанской нефти породили, вероятно, эту столь живучую религию, что старше и христианства, и мусульманства… А каспии пришли именно из Закавказья.

Уж кто-кто, а археологи отлично понимают пословицу «не все то золото, что блестит». Вот грубая глина — статуэтка высотой сантиметров в сорок. Она изображает грузную женщину с руками, скрещенными на груди; на голове ее — сложная прическа, в ушах большие серьги. Это богиня плодородия — земного и женского — Аши. По крайней мере, под этим именем ее знали в древнеперсидские времена.

Позже ее стали называть Ашахитон. Она, по мнению многих историков, родственна и египетской Исиде, и финикийской Астарте, и ассиро-вавилонской Иштар. Все они были «по совместительству» покровительницами любви и сельского хозяйства и… царицами небесными. И вот — снова мостик к «христианству до Христа»: католические Мадонны и православные Богоматери очень и очень многим обязаны своим широкобедрым предтечам, чьи фигурки стоят теперь в залах Тегеранского музея.

Все эти сокровища пролежали две тысячи семьсот лет бок о бок со своими владельцами, точнее, с их скелетами, в глубине древних могильников. Вместе с изображениями богов и богинь — не культом единым жив человек — лежат здесь многие предметы быта древних каспиев, конечно, веривших, что они понадобятся их соплеменникам и в загробной жизни.

Железные ножи и мечи. Бронзовые вещи. Эти ничем не уступают давно стоящим в музеях знаменитым луристанским бронзам, вышедшим из рук южных соседей каспиев — мидян. Здесь и аккуратно отделанные головки топоров, мечи с удобными эфесами, наконечники стрел, бронзовые зеркала и бритвенные приборы (не пристало каспию являться в загробный мир небритым!), двойные булавки, которые, спустя множество веков, стали почему-то называть «английскими», и другие полезнейшие вещи.

Есть тут и предметы, по-видимому, носившие и не столь прикладной характер. Небольшие, сантиметров восемь высотой, фигурки, что-то вроде брелков — на каждой сверху есть ушко для подвешивания. Надо полагать, часов с брелоками каспии не носили, но фигурки эти, изображающие большерогих оленей, грузных кабанов, горбатых быков, могли быть чем-то вроде охотничьих амулетов. Или просто побрякушек для украшения — вряд ли талисманом могло служить изображение обнаженного всадника, сидящего верхом «по-дамски» — свесив обе ноги по одну сторону коня. Интересно, что в этой округе, вблизи современного иранского городка Рудбара, крестьяне и по сей день не только разводят горбатых буйволов, но и любят ездить верхом таким же необычным для других мест манером. Привычка, которой насчитывается чуть ли не три тысячи лет!

Охота, несомненно, не была единственным источником существования древних каспиев. Конские удила, уздечки, украшения, колокольчики для крупного рогатого скота, овец и свиней — все это показывает, что они уже укротили и одомашнили многих полезных животных. Найденные археологами бронзовые крючки сложной конфигурации, возможно, помогали удержать и приручить еще полудиких четвероногих.

В каждом могильнике, рядом с аккуратно уложенным набок телом, колени которого подогнуты к подбородку, каспии клали большие кувшины из неглазированной обожженной глины. Что в них было?

Содержание сосудов только что вернулось из лаборатории. Каспии ели пшеницу и дикие фрукты. А в некоторых захоронениях, по-видимому, более поздних, в погребальных сосудах появляется и рис. Эти факты бесценны для историков. В проблеме появления и развития земледелия еще немало темных мест…

Все эти находки подняты из мест захоронения. Ни остатков шахт, где каспии добывали себе руду, ни следов плавильных и кузнечных мастерских пока еще не обнаружено. Правда, найдено несколько разрушенных временем жилищ с каменными основаниями; стены и крыши их были деревянными. К счастью, бурная растительность этой субтропической местности отлично укрыла многие из «строительных деталей», которые в других районах Ирана остались бы обнаженными и, конечно, не дождались бы своих исследователей.

Автор: Б. Силкин.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А еще народу каспиев было хорошо и вольготно жить на берегу моря, имея все то, что не хватает нам, живущим от моря на большом расстоянии. Но с другой стороны поездка на море для нас всегда праздник, даже в сентябре. Тем более, что если вы думаете, стоит ли ехать на Азовское море в сентябре, которое поближе и подоступнее Каспийского, то наш ответ будет – однозначно стоит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *