Картографические сокровища Монтесумы

Карта ацтеков

В числе прочих подарков Эрнан Кортес в 1522 году прислал Карлу V две карты завоеванных территорий, составленные и намеченные туземцами на клочках хлопкового материала. Эти карты, так не похожие на аналогичные европейские, вызвали искреннее восхищение при дворе Вальядолида. Итальянский гуманист Пьеро Мартир де Англерия — он начал изучать их одним из первых — так кратко изложил свои впечатления в книге «Десятилетие Нового Света» (1530): «С карт этих территорий мы тщательно изучили одну, тринадцать футов шириной и почти такую же длиной, где на белой ткани были обозначены все территории и все дружеские и враждебные Монтесуме народы. На ней также изображались большие горы, окружающие долину и южное побережье. Мы видели еще и другую карту, выполненную руками туземцев, меньшую по размеру, но не менее интересную, где был отмечен сам город Тенуститан (Мехико-Теночтитлан) с его храмами, мостами и озерами.

За два года до этого Кортес получил от Монтесумы еще одну карту, о которой он пишет в своих «Письмах» (1519 — 1526) «Поэтому я спросил у того Монтесумы обозначены ли на карте устье реки или бухта, куда бы могли безопасно заходить корабли, и он ответил мне, что нет, но он велит сделать для меня рисунок побережья с реками и бухтами. И вот назавтра мне принесли кусок ткани с изображением всего побережья, где отличалось устье реки, казавшееся больше других».

Скорость, с которой Монтесума изготовил эту карту для Кортеса, свидетельствует о том, что ацтеки сохраняли первоначальные манускрипты в доступных местах, где их удавалось быстро скопировать, скорее всего в «книгохранилище» — амоскали по-ацтекскому — где содержались «многочисленные бумаги, составленные, как кастильское сукно» (Берналь Диас дель Кастильо, «Правдивая история завоевания Новой Испании», 1568 год).

Поражает также тщательность и точность работы копировщика. Вот что пишет об этой карте Берналь Диас дель Кастильо: «На ней изображены и точно обозначены все устья и бухты северного побережья от реки Пануко к Табаско, что составляет 140 лье» (около 600 км).

Куда же делись все те украшенные миниатюрами рукописи и карты, хранившиеся в архивах туземцев? Лишь около пятнадцати из них пережили завоевания. Два памятника (кодексы Фехерваре-Майер и Тро-Кортезианус), кажется, являются символическим изображением мира, как его воспринимали в доколумбовой Мексике.

В центре этих карт, символизирующих семанахуак (земную твердь, окруженную водой) содержатся боги, ниже — космическое разделение мира на четыре ориентированных в соответствии с румбами сектора, каждый из которых имеет свои признаки, свои краски, специфическую флору и фауну. Кружочки на севере, востоке, западе и юге свидетельствуют, что майя и ацтеки, как и другие туземные народы, имели средства для обозначения сторон света.

До нас дошли ацтекские манускрипты с Оахака, имеющие отношения к истории и генеалогии. В манускриптах «Нутталь» и «Виндобоненси» можно найти многочисленные символические изображения мест, где произошли значительные события; города и поселки, горы, реки и озера, дороги и побережья изображены разноцветными точками с соответствующими названиями.

ПУТЬ И ВЗГЛЯД С ВЫСОТЫ

В XVI — XVII веках подчиненные индейцы не перестают составлять рукописные документы картографического характера. Многие из них изготовлены по заказу испанской власти и миссионеров. Хватало и таких, которые обозначали границы имений. Некоторые карты давали картину всех регионов с их городами, лесами, путями и реками. Другие, подобные тем, которые сеньоры Ксикаланго приготовил для экспедиции Кортеса в Гондурас (Кортес сам об этом свидетельствует в своих письмах), были маршрутные. Третьи — кадастровые карты, они имели также силу документов, которые давали право владеть земельными участками. Сравнение таких карт с их доколумбовыми образцами часто проявляет определенное европейское влияние на тогдашнюю картографию.

Манускрипт «Ксолотль», старинная копия доколумбового манускрипта (названа по имени индейского вождя, упомянутого в документе), хранящейся в Национальной библиотеке в Париже, вызывает особый интерес. Он состоит из восьми полных страниц и двух неполных, каждая из которых — как взгляд с высоты, со спутника на долину Мехико в разные моменты ее истории.

Следует упомянуть и карту Теосакуалько (добавленную к донесению Филиппу II), где изображена часть Микстека Оахака. Она содержит генеалогические данные, причем, вместе с лицами указываются их поселки или имения. А испанский текст на ней позволил расшифровать иероглифы, которыми были записаны имена представителей различных родословных. Карта Теосакуалько — своеобразный «Розеттский камень» в испанских манускриптах этого района.

ПЛАН В МАСШТАБЕ

Только что упомянутые карты, кажется, пренебрегали понятием масштаба, поскольку в них излишне преувеличены (вопреки действительности), определенные детали: неровности поверхности, населенные пункты — чтобы таким образом подчеркнуть их значение.

Однако некоторые авторы хроник утверждают, что держали в руках карты или планы, где выдержан определенный масштаб для обозначения межевых столбов помещичьих имений, причем указано периметр каждого участка. Все важные городки имели архивы, где хранились такие планы, чтобы к ним обращаться или менять в случае необходимости.

В мексиканском Национальном музее антропологии хранится фрагмент большой карты (2,38 м X 1,68 м) на бумаге местного производства, где в масштабе изображена часть города Мехико перед приходом испанцев — с системой каналов, устьями рек и пределами владений. Несмотря на отметки, позволяющие датировать карту временем после завоевания, стиль и вид документа свидетельствуют, что речь идет о произведении туземцев.

ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В архивах, библиотеках и музеях Мексики и других стран имеется богатейший фонд документов, которые еще мало используются, но свидетельствуют о картографической деятельности мексиканских индейцев. И хотя большинство из них датируется XVI веком, то есть колониальным периодом, такие карты дают представление о том, как составлялись доколумбовые карты. Их изучение позволит лучше узнать старинную доколумбовую картографическую традицию. Особенно интересно было бы исследовать слияние традиций там, где ощущается европейское влияние, слияния, что свидетельствует о встрече двух миров и на поле картографии.

Автор: Мигель Леон Портилья.

P. S. Старинные летописи рассказывают: Впрочем, помимо картографических сокровищ испанские конкистадоры привезли из Америки множество ценных вещей, например, столовые приборы из настоящего серебра и золота. Интересно можно ли купить нечто подобное в наше время, скажем, на сайте posuda-super.ru/stolovye-pribory-vinzer.html или еще где-нибудь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *