Камень в лесу. Часть третья.

Камень в лесу

В 1818 году в первом томе «Истории Государства Российского» Карамзин писал: «Памятником каменосечного искусства древних славян остались большие гладкие обделанные плиты, на коих выдолблены изображения рук, пят, копыт и проч.». Но в многочисленных сводных работах по истории Руси и русской культуры, вышедших за следующие 150 лет, упоминаний о подобных памятниках нет.

Чем это объясняется? Есть такие плиты или их нет? Действительно рисунки на них выдолбили славяне или же гравировки оказались более ранними или, напротив, совсем недавними? Надо сказать, что сведения Карамзина не вполне точны. Специально отесанных плит с изображениями «рук, пят, копыт и проч» мы не знаем. Но в XIX веке о естественно окатанных валунах с высеченными на них знаками не раз сообщали краеведы и археологи.

Сложнее ответить на вопрос, когда были вырезаны на камнях эти изображения. Отпечаток ладони или ступни — наиболее простой, наиболее естественный знак, сигнал. Судя по оттискам намазанных краской ладошек в Пиренейских пещерах, к нему прибегали уже палеолитические охотники. Люди пользовались им повсеместно, а кое-где, как показывает этнография, пользуются до сего дня. Потому и трудно решить, когда же появились изображения рук и стоп на камнях в Восточной Европе. Палеолитическими рисунки быть не могут — северные районы Русской равнины в палеолите были покрыты ледником и необитаемы. Зато в неолите эти гравировки вполне могли сделать.

Но не исключено, что камни-следовики гораздо моложе. Близ села Клевичи в Новгородской области лежит большой валун. На нем высечены рука и шестиконечный «патриарший» крест. Если знаки нанесли одновременно, они относятся уже к эпохе христианства, то есть к последнему тысячелетию. Но могло быть и иначе: в эпоху христианства крест выбили на древней языческой святыне, чтобы ее обезвредить. Такие случаи тоже известны.

Следовик

Говоря откровенно, со времени Карамзина ученые не слишком далеко продвинулись в понимании этих загадочных древностей. Вот в курганах или в городищах за полтора века археологи стали разбираться очень хорошо. О камнях же со знаками они, как и прежде, только гадают. Причин тому несколько.

При раскопках кургана специалисту о многом расскажут и вещи, положенные вместе с покойником, и обряд, по которому он похоронен, и конструкция самого кургана. На городищах находят тысячи предметов — монеты, орудия труда, украшения, обломки сосудов. Сейчас каждая из этих вещей способна поведать археологам и о времени, когда возникло поселение, и о торговых связях его жителей с соседями, и т. д. и т. п. Иное дело камень с одним или двумя знаками. Вырезана на нем, например, ладонь и ничего больше. Что тут скажешь? Даже наскальные изображения с сотнями рисунков подчас очень трудно
расшифровать и привязать к определенной эпохе.

Но сложность не только в этом. Археологи решали и не такие загадки. Им нужно лишь получить в руки большой, надежный и тщательно документированный материал. А здесь-то этого как раз и нет. Сведения о камнях со знаками остаются отрывочными, случайными. Те, кто писали о камнях в XIX веке, как правило, их не видели, а передавали чьи-то рассказы. Необходимость поездки для осмотра какого-нибудь городища, где даже на поверхности попадаются любопытные находки, не вызывала сомнений. А пробираться по бездорожью, по лесам и болотам для того, чтобы увидеть валун с выбитым на нем копытом (а может быть, и просто естественным углублением?), казалось не слишком интересным. В результате из тридцати-сорока камней со знаками, упомянутых в старой литературе, специалисты обследовали пять или шесть.

Камень в лесу

Летом прошлого года я попробовал, отыскать на Украине несколько камней, отмеченных в XIX столетии. Увы, попытка окончилась неудачей. Балки в степи возле глухих хуторов превратились в густо застроенные промышленные районы. Старые ориентиры и названия незнакомы современному населению. А многие камни просто исчезли — их разбили или положили в фундаменты домов.

Еще одно обстоятельство неблагоприятно отразилось на изучении камней с рисунками. Куски скал, окатанные ледником, нередко покрыты выбоинами, царапинами. Любители-краеведы порой принимали эти углубления за вырезанные человеком буквы таинственной письменности. Появились статьи о «рунических», «древнеруссских» и даже «финикийских» «надписях» на камнях. Так, незадолго до революции был издан «перевод надписи» на валуне у села Пневище в Белоруссии. Венский профессор Ванкель якобы прочел на нем по-финикийски: «Памятник Ваала. Здесь мы его выдолбили». Вскоре камень пропал, и сейчас нельзя даже установить, была на нем хоть какая-нибудь надпись или это игра природы. Из пяти валунов, привезенных Ф. Н. Глинкой в Тверской музей, только один имел древнее изображение. На остальных оказались естественные выбоины, хотя кое-кто утверждал, что это «руническое письмо».

Между тем «памятники каменосечного искусства» существуют, и так или иначе, а объяснить и понять их нужно. Нельзя не помянуть тут добрым словом трех краеведов — покойного Петра Федоровича Тарасенко из Каунаса, Сергея Николаевича Ильина из г. Шуи и Алексея Сергеевича Попова из Москвы (автора предшествующих статей). Они заинтересовались камнями со знаками, начали их разыскивать и вновь привлекли к ним внимание.

Следовик

Найдены не только изображения ладоней и стоп, но и другие знаки на камнях. Они-то и помогают кое в чем разобраться. Около сел Мытно и Посад Новгородской области в русле ручья Щеглец С. Н. Ильин осмотрел валун, на котором вырезаны две ладони, две ступни, а над ними — круг с перекрестием, кружками внизу и грибовидными отростками наверху. Этот рисунок удается расшифровать. В бронзовом веке, в конце II — начале I тысячелетия до н. э., по Северной Европе распространился миф о том, что Солнце совершает свой путь по небу на колеснице. Тогда были созданы многочисленные изображения такой колесницы — и скульптурные, и графические. На скалах Южной Швеции в ряде мест выбиты схематические рисунки Солнца (круг с крестом внутри) на повозке, похожие на гравировку Щеглеца. Значит, среди знаков на камнях есть очень ранние, дославянские.

У села Краснодубье Псковской области А. С. Попов нашел камень иного рода. На нем вырезан ключ. Сходные знаки встречаются на днищах славянских глиняных горшков. Там это — клейма гончаров, метивших посуду своего изготовления. Следовательно, знаки на валунах высекали и в эпоху раннего средневековья. Это подтверждают еще несколько камней. На одном из них, привезенном Ф. Н. Глинкой из села Кузнецова под Бежецком, изображен лабиринт или, как говорили в древней Руси, «вавилон», а рядом стоит имя «Степанъ». По форме букв можно определить, что надпись сделана в XII веке.

Следовик

«Вавилоны» выгравированы на двух других камнях — около Изборска и близ села Тутань на Верхней Волге. Точно такие же «вавилоны» оттискивали на горшках древнерусские гончары. У деревни Новая Калининской области С. Н. Ильин обнаружил камень с тремя знаками. Это — след, крест и трезубец — герб рюриковичей, нередко изображавшийся в XI—XII веках на монетах и украшениях. (Может быть, двузубые варианты этого герба в народе принимали за отпечатки копыта, и так они и были описаны в старой литературе.)

В общем, получается, что Карамзин в основе прав — многие камни со знаками действительно были «памятником каменосечного искусства древних славян». Но как ни интересны находки С. Н. Ильина и А. С. Попова, их все же мало для больших исторических выводов. Неясно, есть ли среди изображений неолитические рисунки, более ранние, чем те, что на камне Щеглец, и встречаются ли рисунки начала железного века — дославянской еще поры. Словом, материал надо собирать дальше и как можно шире.

Автор: А. Формозов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *