История в былинах и фольклоре. Часть вторая.

сказка

Мифологическое сознание преобразило реальную действительность согласно своим законам. Поиски исторических прототипов былинных героев и событий, разумеется, интересны, но когда мы их находим, то всякий раз убеждаемся, насколько народное обобщение мощнее и шире начального факта. Превращение Тугоркана в Тугарина Змеевича и поражение его в битве с русским богатырем — наглядный тому пример. Исторический Тугоркан мирился и ссорился с великими и удельными князьями, гибель его в набеге и похороны в Берестове были частным случаем многолетней борьбы с половцами. В былине этот Тугарин Змеевич знаменует всю кочевническую стихию, катившую печенежско-половецкие волны на стены русских городов. Эта стихия потерпела тогда поражение в схватке с нашей ранней государственностью — Алеша Попович победил Тугарина.

Но на смену печенегам и половцам вырос новый, куда более грозный враг, и народ дал поразительное обобщение ожидания неприятельского нашествия. Зачин былины «Василий Игнатьевич и Батыга» говорит, как «турица златорогая» вместе с турами и турятами разошлись в чистом поле под Киевом. Туры увидели диво-дивное на городской стене и так докладывают о виденном турице-матушке:

«А по той стене по городовой
Ходит-то девица душа красная,
А на руках носит книгу Левапидову,
А не столько читает, да в двои плачет.

Говорит-то ведь турица родна матушка:
«Ой же вы, туры да милы детушки!
Oй не девица плачет, да стена плачет,
Ой стена та плачет городовая,
А она ведает невзгодушку над Киевом,
Ой она ведает невзгодушку великую.

Такой образ — плачущей стены-девицы под силу создать лишь великому мастеру. Прабылина сочинялась, видимо, по свежим следам татарского нашествия, уж очень зрим и ярок этот образ. Так же поразителен и обобщающий образ самого нашествия, с которым мы встречаемся в других былинах. Русским богатырям, доселе одолевавшим всех своих противников, казалось, что уже ничто им противостоять не может и все им под силу. Было бы, мол, заколочено железное кольцо в матушку сыру землю, мы бы, ухватившись за него, вверх дном ее перевернули. И вот показалась вдали несметная рать. Играючи выехали на нее богатыри, вступили в сечу. Но диво-дивное, сколько ни рубят они неприятелей, а их все больше становится. Нет убыли проклятым полчищам. Повернули богатыри вспять, ушли в горы, а там, в пещерах, окаменели навеки.

Если бы такой образ был создан одним человеком, мы такого поэта назвали бы гениальным. Но этот образ создал гений всего народа, обобщивший в нем национальную трагедию далеких времен.

Надо сказать, что в большинстве былин, посвященных татарскому нашествию, богатыри неизменно выходят победителями из схваток с неприятелями. Здесь исторический оптимизм народа не просто утверждал желаемое вместо действительного, но провидел грядущее избавление Руси от татарского ига. Былины складывались веками, и побоище на Калке сменилось в народной памяти победой на Куликовом поле.

Исполинские характеры и исполинские события вызывают исполинские обобщения. Всех былинных сюжетов не пересказать, но напомню один, выдающийся даже на этом величественном фоне. В былине «Вольга и Микула» богатырь завидел в поле пашущего крестьянина. Хочет встретиться с ним, да никак не поспеет вслед его «кобылке соловенькой». Крестьянин с ней «уедет в один край — другого не видать». Наконец, на следующий день богатырь все-таки нашел мужика и стал уговаривать идти к нему в товарищи. Крестьянин выпряг кобылку, сел на нее и, едучи рядом с Вольгой-богатырем, вспомнил про соху, оставленную в борозде. Пусть, дескать, Вольга пошлет свою дружину выдернуть ту сошку из земельки и велит бросить ее за ракитов куст, чтобы не соблазнился ею какой-нибудь захожий человек. Вольга посылает сперва трех молодцов, потом десяток, наконец, всю свою дружину, но «сошки от земли поднять нельзя».

Усмехается крестьянин: не дружина, мол, у тебя, а одна «хлебоясть», дармоеды. Подъезжает он к своей «сошке кленовой», берет ее одной рукой, из «омешков» земельку вытряхивает, бросает соху за ракитов куст. Снова поехали они с Вольгой по чисту полю. И тут кобылка соловенькая далеко оставляет за собой богатырского коня. Вроде они и наперегонки-то не идут, а само собой получается, что она все дальше от него уходит, «Стой, постой!» — кричит ему вслед изумленный богатырь, скажи, мол, хоть имя свое на прощанье… И отвечает крестьянин просто и гордо:

Ан же, Вольга ты Святославич!
Ржи напашу, в скирды складу.
В скирды складу да домой выволочу.
Домой выволочу, дома вымолочу,
Драни надеру да то я пива наварю,
Пива наварю, мужичков напою.
Станут мужики меня покликивати;
«Ан ты, молодой Микулушка Селянинович!

Автор: Сергей Наровчатов.

P. S. Старинные летописи рассказывают: а еще наши древние былины, сказки, дошедшие до нас из глубины веков, пронизаны глубоким уважением и любовью к природе, чего так не хватает нашей современности. Нет, конечно, есть различные экологические организации, такие как экологический центр «Экосистема», заботящиеся о природе и экологии, но их весьма мало, а современный человек увы но потерял былую любовь к природе, утратил с нею связь, если такая тенденция будет продолжаться и дальше, человечество может прийти к катастрофическим последствиям. Чтоб этого избежать давайте будем читать своим детям сказки, которые учат любить и ценить матушку природу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика

UA TOP Bloggers